Восток как неизбежность

Азиатско-Тихоокеанский регион

Дмитрий СЕДОВ

Мировой финансовый кризис ускорил процесс превращения Азиатско-Тихоокеанского региона в мощный полюс экономического развития. В этом отношении АТР уже сегодня успешно конкурирует с Евро-Атлантикой и имеет все возможности через 10-15 лет вырваться вперед. Несмотря на кризис, регион продолжает значительно опережать развитые страны Запада по темпам экономического роста. Если ведущие рейтинговые агентства мира предсказывают Европе и США на 2011 год от 0,1 до 1,5% роста ВВП, то страны АТР достигнут 4-5 % при бурном развитии реального сектора экономики.

Экономическому диктату Запада (и в первую очередь США) – в виде дешевого труда за пустые зеленые бумажки — приходит конец.

Альтернативу доллару составит вполне конкурентоспособный юань, а ВТО как организация, призванная охранять интересы западных монополий, вероятно, затрещит по швам под напором укрепившихся азиатов.
Военная мощь двух крупнейших стран Азии, КНР и Индии, превратит их в военные сверхдержавы, способные отстаивать свои интересы далеко за пределами региона, что поставит под вопрос глобальную стратегию НАТО.
Важно, каково будет место России в формирующейся системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сегодня присутствие РФ в АТР заметным не назовёшь. Ни одна из главных стран региона не рассматривает нынешнюю Россию как реального стратегического партнера.

В ближайшие дни, во время визита В.Путина в Пекин, нам предстоит, видимо, убедиться в жесткой позиции Китая по энергодиалогу с РФ. Ведь за декларациями о «стратегическом партнерстве» в области энергетики нередко стоит нежелание китайской стороны пускать российских поставщиков энергоресурсов далее границы, что делает их не более чем «продавцами калорий».

Российскому премьеру понадобятся серьёзные усилия, чтобы преодолеть это сопротивление. Мешать будет и то, что на протяжении 20 лет «новая Россия» не придавала достаточного значения развитию и укреплению с КНР широких системных связей, полагая, что ее главный путь лежит на Запад.

Игнорировался и опыт реформ великого соседа, что привело к весьма скептической оценке китайцами сегодняшнего состояния российской экономической политики. Теперь, когда геополитические императивы заставляют Москву начинать более последовательное продвижение в АТР, многое нужно начинать с «чистого листа».

Ослаблены позиции России даже в отношениях с Северной Кореей, для которой Москва еще не так давно была единственным партнером. Теперь место РФ в планах Пхеньяна занял Китай. Недавняя встреча президента Д.Медведева с Ким Чен Иром в Улан-Удэ обозначила некоторые перспективы оживления российско-северокорейских отношений, но и здесь предстоит начинать практически с нуля.

РФ, по сути, утратила военное присутствие в АТР. Уйдя с вьетнамской военно-морской базы Камрань, Москва выказала отсутствие интереса к соотношению сил в этом районе мира. В то же время рост напряжённости в отношениях между КНР и США – дело предопределённое, которое может повести к ухудшению ситуации в регионе, и оставаться слабо вооруженной в этой обстановке России нельзя.

Формально РФ участвует в интеграционных процессах в АТР. Она присоединилась к АСЕАН на правах «партнера для диалога». Однако сама инициатива присоединения, возникшая еще в 1990 году, больше свидетельствовала об амбициях сверхдержавы, стремящейся присутствовать везде, чем о прагматических подходах. Реального участия в деятельности организации Россия не принимает.

Часть российских политиков исходит из существования и нарастания «китайской угрозы» как определяющего фактора ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот тезис поддерживается, прежде всего, в прозападных кругах. Охотники превратить Россию в передовое государство на линии столкновения Запада с Китаем не переводятся. Вашингтон и Лондон, исходя из ожиданий роста напряжённости в отношениях с КНР в будущем, ищут тех, кто будет для них таскать каштаны из огня. Наряду с РФ на такую роль примеряют Индию; для англосаксов было бы идеально, чтобы оба эти государства, Индия и Россия, стали играть по их партитуре.

В тоже время не следует смотреть на Азиатско-Тихоокеанский регион исключительно сквозь призму отношений с Пекином. Кроме Китая в АТР есть и другие влиятельные державы. Они могут стать партнерами РФ, если Москва проявит намерение работать с ними. Россия в состоянии проецировать свои интересы на АТР и без участия КНР или Запада, но вариантов возвращения России в этот регион больше одного, и всё зависит не от политических технологий, а от исторического выбора российской элиты.

К сожалению, за последние 20 лет «новая Россия» не накопила опыт устойчивого политического развития, гарантирующий преемственность долгосрочного стратегического планировании. РФ больше практиковала «стратегию ухода» из международных отношений. Голос России на международной арене звучит сегодня несравненно слабее, чем звучал голос СССР, и зачастую этому нет убедительных объяснений. Возможно, всё дело в том, что новые элиты слабо «заряжены» патриотической идеей. Живя в России, они больше связывают своё будущее и будущее своих детей с центрами притяжения за рубежом, а не на родине. Это ведет к «внутренней эмиграции», потере интереса к продвижению национальных интересов в системе международных отношений. «Внутренняя эмиграция» продолжает оказывать серьезное влияние на российскую внешнюю политику.

К примеру, отмена визового режима с ЕС нужна не более чем 1 проценту российского населения, относительно облегчит выезд еще 5-ти процентам, в то время как более 80% граждан Российской Федерации не имеют ни загранпаспортов, ни материальной возможности выезжать за границу. Тем не менее российские СМИ подают эту проблему как одну из основных в отношениях с Евросоюзом, поддерживая ощущение, что власти готовы пойти на серьезные уступки ради ее решения.

Много веков Европа была для российских и других неевропейских элит центром культурно-исторического притяжения. В ней видели идеал, с нее брали пример, в нее эмигрировали. Однако времена меняются. Перераспределение экономического влияния в пользу Азии неуклонно ведёт к потере Европой её ореола. Последнее десятилетие показало, что богатые люди с Запада начинают перемещаться в Азию, которая предлагает более привлекательные условия экономической безопасности и «люксового» потребления. Сегодня в традиционно элитных ареалах Калифорнии, Лондона и других модных среди миллионеров местах наблюдается снижение числа приобретений недвижимости, зато это число растет в Шанхае и других азиатских центрах. Тенденцию усилил мировой финансовый кризис. К 2011 году количество миллионеров в Азии впервые в истории превысило их количество на Западе…

***************

Это всемирная тенденция, и российские элиты также неизбежно начнут разворачиваться на Восток…А главное заключается в том, чего эти элиты захотят: сменить место эмиграции или отстоять в столкновении крупных международных сил интересы своей страны и своего народа.

------------------------

Источник:

* — fondsk.ru.

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх