Макфол: Мы просто убиваем тех, кто нас не любит!

армия США

Лев Вершинин

Недавнее выступление м-ра Макфола перед российскими студентами вызвало немалый резонанс. Уже 28 мая резко, — небывало резко, — отреагировал МИД России, а 30 мая откликнулся и Госдеп США, причем, в крайне мягких, почти извинительных тонах, не вставая грудью на защиту своего представителя, как оно обычно бывает, а совсем наоборот. Вот теперь, дождавшись полного набора мнений, можно делать выводы...

На самом деле г-н посол озвучивает интереснейшие, полезные для осмысления вещи.

Оказывается, начиная «перезагрузку», Барак Обама хотел «навсегда покончить с политикой «разменов». То есть, взаимно отказаться от принципа «ты мне — я тебе». Чтобы решать разного рода вопросы, «не ставя их в зависимость от наших отношений с третьими странами, например, Грузией, Украиной или Эстонией». К примеру, указал г-н посол, «США поддержали вступление России в ВТО, просто исходя из того, что членство России в ВТО позитивно скажется на торговых отношениях двух стран».

Иными словами, по мнению г-на посла и, вероятно, самого м-ра Обамы, в ближний круг которого м-р Макфол вхож, России следует отказаться от всех своих внешнеполитических приоритетов и смириться с созданием вокруг себя «санитарного кордона» из мелких, но предельно враждебных государств, параллельно согласившись на окончательный разрыв с Украиной. Взамен получая то, что выгодно (как то же «вступление в ВТО») в первую очередь именно США.

И вот тогда-то все будет хорошо.

А если вопрос становится вовсе уж принципиальным для её безопасности, — например вопрос с развертывания системы ПРО, — Москве предлагается верить на слово, что, «во-первых, подрыв стратегической стабильности не входит в наши намерения. А во-вторых, даже если вы нам не верите, у нас нет возможностей для такого подрыва».

В общем, классика.

Сперва ты меня повози, а потом я на тебе поезжу.

При этом логика непостижимым образом уходит в глухую тень. Например, коснувшись вопроса о Сирии, г-н посол жалуется, что Россия не желает свержения Асада, «считая его режим единственным фактором, удерживающим страну от сползания в экстремизм и конфессиональные конфликты по ливийскому сценарию». А это, по его мнению, совсем не так, поскольку «наши эксперты полагают, что ситуацию в Сирии дестабилизирует упорное нежелание Асада уйти».

При этом смотреть в лицо фактам американский дипломат не желает категорически. А факты свидетельствуют: Египет при Мубараке был стабилен, а теперь там вовсю режут христиан, и победа радикальных исламистов на парламентских выборах уже реальность. И Ливия при Каддафи была идеально стабильна, а сейчас на территории растерзанной страны рвут друг дружку в клочья несколько ненавидящих друг дружку «сомали», — и нет никакого сомнения, что в Сирии, куда более сложной по составу, если Асада все-таки уйдут, все будет еще хуже.

Кстати, а вообще, почему США вмешиваются в дела других государств?

А они, оказывается, вовсе не вмешиваются. «Мое правительство твердо верит в концепцию суверенитета, — сообщает г-н посол, — Мы действуем жестко, только когда речь идет о защите нашего суверенитета. Ведь и Россия к защите своего суверенитета тоже относится серьезно». Но, вместе с тем, — поскольку отрицать очевидное нельзя, — «мы придерживаемся и другой концепции, концепцией универсальных ценностей демократии и прав человека, продвижение которых отвечают национальным интересам США».

Не-а. Это не шизофрения, как кажется на первый взгляд.

Это концепция.

Суверенитет – он, в понимании Вашингтона, как мед в понимании Винни-Пуха: если Америке выгодно, он есть и очень важен, если невыгодно, его нет. А что «в отдельных случаях эти концепции, действительно, вступают в противоречие», так это, право, пустяки, дело житейское. Тем паче, что «США никогда не вели войн против демократических стран и не претендуют на распространение американского «варианта» демократии».

С чем, в общем, можно согласиться.

Не претендуют.

А зачем? Более чем достаточно привести к власти какого-нибудь Карзая, мало чем отличающегося от муллы Омара, но стоящего перед Вашингтоном по стойке «смирно», и все: демократия, можно сказать, налицо. Ну и, конечно, право определять, какая страна «демократическая», а какая не очень, Вашингтон берет исключительно на себя. А если, упаси Боже, «свой суверенитет» (строго в американском понимании) защищает, скажем, Россия, то это категорически ни-ни, и с этим Америка готова бороться.

Нет-нет, я не о ситуации с Грузией.

Я о трактовке г-ном послом событий вокруг Афганистана, начиная с известного скандала вокруг базы «Манас». Мы, — жалуется он, — очень нуждались в этой базе, «но в феврале 2009 года Россия предложила киргизскому президенту Бакиеву большую взятку, чтобы он выкинул нас оттуда. И знаете что? Мы тоже попробовали предложить ему деньги, но наша сумма оказалась в десять раз меньше той, что ему обещала Россия».

То есть, наивная душа, честно признает: США дали киргизскому бабаю взятку, но Россия, ответив адекватно, сумела победить на аукционе, потому что богаче. Это очень огорчает г-на посла. Но еще больше сердит его объяснение российского руководства: дескать, Киргизия находится в сфере российских влияния и интересов, а потому присутствие американских военных там нежелательно.

Казалось бы, яснее некуда.

Ан нет. Ведь сам «Президент Обама сказал, что не понимает, почему в международных отношениях до сих пор используются термины и риторика XIX века. Он сказал, что США не собираются устанавливать контроль над Киргизией». А раз сам президент так сказал, то надо верить на слово.

А почему?

А потому что джентльмен. И еще потому, что: «американская армия в Афганистане убивает плохих людей, которые ненавидят США и ненавидят Россию. Тех людей, которые готовы убивать россиян точно так же, как они убивают американцев. Так почему же борьба с ними противоречит национальным интересам России?»

А чем же эти «плохие люди» плохи?

Ответ: «Для начала давайте помнить, кто на кого напал первым. Мы вошли в Афганистан не просто так, а после теракта 11 сентября. Нас атаковали — мы ответили. Во-вторых, мы проводим различие между террористами и афганским народом. Мы не пришли в Афганистан, чтобы убивать афганцев. Мы пытаемся сотрудничать с теми политическими силами в Афганистане, которые способны к диалогу».

Стоп. Попробуем разобраться.

Ясно, что, по мнению г-на посла, речь идет о той самой «защите суверенитета».

Но.

Не будем даже говорить о том, что Афганистан муллы Омара, — это доказано, — не имел никакого отношения к событиям «11 сентября», и ни одного афганца среди тогдашних камикадзе не было. Все ниточки ведут на Аравийский полуостров, в Саудовскую Аравию, в Египет, в Катар, наконец, — но ни одна из этих стран, близких союзников США, «козлищем» объявлена не была.

Не станем вспоминать, что «проводя различие между террористами и афганским народом», американская армия легко, походя истребляет как раз афганский народ, а с террористами как раз ведет переговоры, намереваясь, судя по всему, — а куда денешься? – сдать им власть после ухода из Афганистана.

Куда интереснее трогательное в своей наивности «мы убиваем тех, кто нас ненавидит».

По сути, устами г-на посла признано: всякий, кто не любит Америку, повинен смерти. Где бы он ни жил. И в превентивном порядке. Поскольку, повторюсь, именно янки пришли в Афганистан убивать, несмотря на то, что ни одного теракта с участием афганцев ни на территории самих Штатов, ни на территории третьей страны не отмечено.

Иными словами, приходят и убивают впрок.

Подводя теорию.

А коль скоро так, то и вопрос «Почему это противоречит национальным интересам России?» становится смешон.

Да по той простой причине, что завтра в роли сегодняшнего Афганистана может оказаться кто угодно.

В том числе, и Россия, где американцев тоже многие не любят, — за что их, не любящих, по утверждению г-на посла, необходимо убивать. Естественно, на российской территории и силами войск НАТО. Разумеется, в рамках «защиты суверенитета». И, конечно, исходя из тех самых представлений о «глобальном продвижении демократии, универсальные ценности которой отвечают национальным интересам США».

Неудивительно, что г-на посла в таком раскладе очень волнует «глупый спор о Госдепе, который «всех купил». Он надеется, что такие нехорошие разговоры, портящие его ведомству всю игру, прекратятся, и официально заявляет, что «мы не финансируем российскую оппозицию, мы не даем денег Навальному или любому другому лидеру оппозиции».

И вот в это — верю

Сразу, полностью и безоговорочно.

Разумеется, Госдеп денег Навальному и прочим не даёт. Госдеп – официальная структура, траты которой при необходимости слишком легко проследить. В связи с чем, для выплат такого рода существуют совсем иные, — упаси Боже, не правительственные, — организации. Естественно, поскольку денежки счет любят, под присмотром Госдепа.

Нет, дорогие друзья, как хотите, а я прекрасно понимаю, почему Госдеп отреагировал на скандал так вяло. У ведомства г-жи Райс есть весомые основания для конфуза. Пусть даже всё, что прозвучало, чистая правда, — но, право слово, нельзя же так прямо, честно и сразу все. Таким макаром Россию можно и спугнуть.

------------------------------------------

Источник:

* — http://www.odnako.org/blogs/show_18725/

при участии:

* — http://bohn.ru/

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх