Жуткие и отвратительные банные обычаи Руси

Старинное русское пожелание «С легким паром», которое используют завсегдатаи бань, немного теряет свою привлекательность

Старинное русское пожелание «С легким паром», которое используют завсегдатаи бань, немного теряет свою привлекательность после изучения ряда специфических банных обычаев, испокон веку практикующихся на Руси. Если вы думаете, что русские парные кроме мытья использовались только для гаданий и любовных утех, то глубоко заблуждаетесь. Существует множество жутких обрядов, вязанных с этим сакральным для русского человека местом.

Банные похоронные обряды

Многим известно, что на Руси в банях принимали роды и там же готовили в последний путь умерших. Но мало кто знает, что там же парили  души мертвых на сороковой день. Родственники покойного брали новый кусок мыла и лучший веник, чтобы «парить» пустую лавку, на которой якобы расположилась душа.

Существовали особые пожелания для умершего, чтобы банька приносила ему больше удовольствия. В некоторых районах России парили не только на «сороковины», но и на Радуницу — день поминовения усопших. В особый день, посвященный памяти умерших, парили как преставившихся недавно, но и давно умерших родственников, чтобы заручиться их поддержкой.

Стоит ли говорить, что этот языческий обычай не приветствовался православной церковью. Но еще менее христианским считался другой обряд — умерщвления стариков в бане. Этот обычай был распространен в деревнях Ингермандандии (Ижорской земли), вплоть до позднего Средневековья.

Историк Наталья Вялецкая в своей книге «Языческая символика славянских архаических ритуалов» пишет, что умирающих стариков зимой приносили в баню, обмывали как покойника и оставляли на лавке в нижней рубахе. Чтобы душа быстрее отправилась к предкам, над стариком разбирали часть крыши. Мороз быстро делал свое дело, и смерть приходила очень быстро.

Тяжелобольной мужчина в бане. Фото конца 19 века

Тяжелобольной мужчина в бане. Фото конца 19 века

Если морозы были особенно сильными, а почва глубоко промерзала, умершего и хоронили прямо в бане — выкопав могилу в земляном полу парной. Весной гроб с останками извлекали и переносили на погост. Вялецкая пишет, что такие обряды практиковали жители деревни Карстала (ныне Коростель, в Кингисеппском районе Ленинградской области).

Пыточный застенок

Хорошо известно, что многие иностранные гости воспринимали русскую парную баню как особое место для самобичевания и несмертельных пыток. Они никак не могли понять, что русские бабы и мужики хлещут друг друга вениками не из-за мазохизма, и не принося жертву своим странным бородатым святым, а просто для очищения души и тела.

Но честно говоря, использовали баню и для настоящих пыток.

Но честно говоря, использовали баню и для настоящих пыток. Практиковали это во времена Опричнины, при Иване Грозном. Нет, в парной не устанавливали дыбу и не загоняли иглы под ногти — подозреваемого просто «парили» горящим веником. Такая изощренная пытка была эффективнее поджаривания несчастного на открытом огне — допрашиваемый испытывал невероятные мучения и при этом мог протянуть достаточно долго.

Идеально подходила русская парная и для другого, более изощренного способа пытки. Допрашиваемого запирали в парной и топили ее до тех пор, пока тот не взмолится о пощаде или не потеряет сознание. Потом бедолагу окатывали водой и пытка начиналась снова. Могли и по-простому — ошпарить строптивого узника кипятком.

Банные мазурики

Русский писатель и краевед Владимир Гиляровский был одним из лучших экспертов в области московского уголовного мира. По его словам, больше всего хлопот столичным любителям пара доставляли банды банных воров. Злоумышленники внешне ничем не отличались от обычных посетителей, также мылись и парились, но в это время зорко поглядывали вокруг, выбирая удобный момент.

Народные бани Воронина

Народные бани Воронина. Санкт-Петербург. Гравюра 19 века

Неожиданно один из мазуриков поддавал воды на каменку так, что все оказывались в густых клубах пара и на некоторое время оказывались дезориентированы и ошпарены. Они вскакивали из парной в мыльню, а воры в этот момент срывали с шестов одежду и ретировались. Иногда они прятали одежду и другие личные вещи тут же, в бане, чтобы не попасться с ними на выходе и забрать позднее.

Так орудовали в «простонародных» банях. Там, где основным контингентам были купцы, зажиточные горожане и люди дворянского сословия, работали гардеробы. Сдав одежду, посетитель получал жестяной номерок на веревочке, который можно было повесить на шею или запястье.

В таких парных воры умудрялись незаметно подменить номерок и забрать дорогую одежду в гардеробе. Кстати, стоимость украденного приходилось возмещать служащим бани.

В Москве многие владельцы бань и даже отдельные работники, платили преступникам «отступные». Это позволяло сохранить не только деньги, но и репутацию заведения. Воры, получавшие стабильную мзду от бань, следили за тем, чтобы там не орудовали чужаки. С нарушителями расправлялись быстро и жестоко — их беспощадно калечили или даже убивали.

Двор общественной бани. Санкт-Петербург, начало 20 века

Вообще, парные бани считались опасным местом промысла и воры боялись попасться там сильнее, чем в лавке или на рынке. Боязнь быть пойманными была не напрасной, ведь баня для русского человека — святое, а обокравший  беспомощного, намыленного посетителя не заслуживал никакого снисхождения.

Поэтому полицию, от которой воришка легко мог откупиться, вызывали далеко не всегда, а со злоумышленником расправлялись своими силами. Пойманного с поличным вора нагим привязывали к одной из колонн парной или мыльни и каждый имел возможность выместить на нем свою злобу. Преступников пинали, щипали и били в лицо кулаком, выкручивали им носы и уши, хлестали арапниками и колотили тростями.

Иногда наказуемый не выдерживал экзекуции и отдавал Богу душу — в таком случае искать виновного было бесполезно. Но чаще всего милосердный русский народ вовремя прекращал расправу и избитого до полусмерти жулика выбрасывали в чем мать родила на улицу. При этом скидки ему не делали, даже если на дворе стоял трескучий мороз.

Бани и гомосексуализм

В конце 19 — начале 20 столетия бани в больших городах, таких как Москва и Санкт-Петербург стали использоваться гомосексуалистами как места свиданий. Особенно славились своим «голубым» контингентом питерские парные. Журналист Руадзе, специализировавшийся на криминальных новостях, писал в 1905 году, что Знаменские бани в Санкт-Петербурге превратились в настоящий мужской бордель.

Служащие Сандуновских бань в Москве

В этих банях можно было не только уединиться с любовником в отдельном номере, но и попросить банщика о «дополнительных услугах», оплачиваемых отдельно. Доходило до того, что постоянные посетители бань покупали абонементы на стандартные и нестандартные услуги персонала. На свой вкус банщика или массажиста выбирали в специальных альбомах, похожих на те, что предлагали клиентам в дорогих публичных домах.

Завсегдатаями «голубых» бань были многие известные личности того времени и даже особы царских кровей. Например, известным любителем «попариться с дополнительными услугами» был великий князь Константин Константинович, дядя последнего российского самодержца Николая II.

Работали в банях и проститутки — к началу Первой мировой войны они стали настоящей проблемой для больших городов и предлагали свои услуги везде, где собирались мужчины.


Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх