Женитьба по-викториански

Брачный союз — это бесконечные условности и соблюдение правил этикета, если речь идёт о британцах Викторианской эпохи.

Выбор партнёра был, разумеется, приоритетным вопросом. И хотя в эпоху королевы Виктории договорные браки уже не были так актуальны, любовь между супругами до женитьбы воспринималась скорее как приятный, но совсем не обязательный бонус. В конце концов, брак как социальный инструмент ещё никто не отменял. Оба партнёра искали в нём что-то для себя: стабильность, материальное обеспечение, статус, карьерные перспективы и множество других выгод.

Мезальянс — нарушение правил

Браки между представителями разных слоёв общества были редки и не поощрялись этим самым обществом. Невесту или жениха выбирали обычно из своего круга, в противном случае влюблённые могли встретить активное сопротивление семьи одного из них и, как следствие, финансовые репрессии.

До 1823 года законом запрещалось вступать в брак до 21 года — как мужчинам, так и женщинам. После же этот порог снизился до 14 и 12 лет соответственно. Небогатые и незнатные девушки обычно выходили замуж в более юном возрасте, чем аристократки.

Вообще же в Викторианскую эпоху полагали, что слишком ранние браки ни к чему хорошему не приводят. Одним из аргументов против подростковых союзов была физическая незрелость женщины и, соответственно, её неспособность выносить здоровых детей. Средний возраст викторианских молодожёнов составлял 26 лет для мужчин и 24 — для женщин. К этому времени большинство молодых людей уже имели некую финансовую независимость (рабочий класс) и могли рассчитывать на определённую стабильность.

Где найти любовь? Конечно, на балу

Мест для знакомства с будущим партнёром было немного: знать встречалась на балах и приёмах; для всех остальных была воскресная служба, церковные мероприятия и общественные балы в честь различных праздников. Любая девушка из высшего общества, достигшая нужного возраста и желавшая подыскать жениха (то есть практически каждая первая), выезжала на балы в сопровождении членов семьи. Так она давала понять о своих намерениях и готовности стать женой.

Девушки появлялись на подобных мероприятиях в течение всего бального сезона, пиковая активность которого приходилась на период между апрелем и июлем, однако начаться он мог ещё в январе. Настоящим успехом было получить предложение в свой первый сезон. Если девица «протанцевала» аж три сезона подряд, но так и не нашла кавалера, то потихоньку списывала сама себя в старые девы.

Примерный день дебютантки начинался в районе 11−12 утра: она просыпалась, завтракала, одевалась на прогулку, проводила какое-то время в парке и других публичных местах, около 8 вечера ужинала, после ехала в оперу, а затем — балы и вечеринки до самого утра, иногда до 5 часов. Все выходы в свет — под присмотром сопровождающего лица. Строгий надзор был необходим, чтобы сберечь репутацию юной красавицы. Любое взаимодействие с мужчиной в обществе должно было происходить при свидетелях, шептаться по углам или объясняться за закрытыми дверьми считалось серьёзным нарушением приличий. Физический контакт был невозможен в принципе: разумеется, исключением были танцы или галантная подача руки даме при выходе из кареты. Даже после помолвки положить свою ладонь на руку партнёра в обществе считалось вызывающе непристойным.

Встречи наедине также не дозволялись. Незамужней девушке-аристократке не следовало появляться в обществе в одиночестве, зачастую её компаньоном выступал родственник, пусть и не всегда близкий, обычно — старшего возраста. Влюблённый юноша мог только мечтать о том, чтобы остаться с предметом воздыханий один на один в комнате: по правилам, он даже не мог зайти в дом, если там не было никого из родственников девушки.

Если парочка встречалась на танцах и оба желали развития отношений, следующим этапом была светская беседа, затем переходили к прогулкам. Подобные совместные занятия являлись знаком для самой девушки и её семьи — потенциальный жених выражал интерес. Интерес в идеале должен был привести к предложению руки и сердца. На этом этапе семьи присматривались друг к другу, важно было составить мнение о финансовом положении обеих сторон, но денежными делами джентльмена, как правило, интересовались активнее.

Родословная тоже играла ключевую роль. Обычно предложение следовало после того, как все неромантичные вопросы были решены семьями. Молодому человеку надлежало сначала убедиться, что девушка действительно питает к нему нежные чувства, и уже после этого становится на колено. Он должен был также заручиться согласием отца невесты.

Семьи могли сообщить о помолвке ближайшим родственникам сразу после, однако с публичным объявлением предпочитали повременить. Эта предосторожность была необходима на случай, если одна из сторон вдруг решит разорвать помолвку. Родные невесты часто устраивали праздник по поводу обручения, на нём будущий жених знакомился с членами её семьи. После родственники жениха принимали в гостях невесту.

Интервал между помолвкой и свадьбой обычно составлял от 6 месяцев до 2 лет, но сроки варьировались в зависимости от обстоятельств. И хотя в этот период влюблённым позволялось чуть больше вольностей (держаться за руки, гулять без сопровождения, слегка приобнимать за талию или невинно чмокать в щёчку), длительное пребывание наедине всё также не поощрялось, опять же, для того, чтобы сберечь репутацию девушки на случай, если в последний момент свадьба сорвётся.

В качестве места проведения церемонии бракосочетания викторианские молодожёны традиционно выбирали церковь, хотя в 1836 году закон разрешил регистрировать брак в гражданской конторе. К началу 20-го века около 1/6 пар предпочитали такой вариант. До индустриализации самым популярным свадебным сезоном, особенно у крестьян, была осень — время, когда большинство полевых работ уже закончены. Однако в городах и среди знати активно женились и весной, и летом. До 1886 года большинство церемоний проводилось с 8 утра до полудня, а чуть позже время регистрации продлили до 3 часов дня, вероятно, чтобы подстроиться под привычки аристократии поздно просыпаться и под график рабочих людей, которые к этому моменту уже заканчивали смену.

Свадебное платье — непозволительная роскошь

Моду носить белое свадебное платье ввела, как считается, королева Виктория. Она пошла против традиции немноголюдной (по монаршим стандартам) церемонии и хотела выделяться ярким пятном, чтобы гости могли видеть невесту издалека.

Для большинства других девушек той эпохи свадебное платье было непозволительной роскошью. Наряд старались сшить таким образом, чтобы его можно было надеть не только раз, на свадьбу. Само по себе платье выглядело нарядным, но не слишком экстравагантным и вычурным. Примерно до 1860-х гг. самыми ходовыми цветами были золотисто-бежевый, серый и лавандовый. Позже невесты обычно отдавали предпочтение белому.

После церемонии следовал праздничный обед, обычно стол накрывали дома у невесты. Это была небольшая (или большая, в зависимости от положения и достатка) вечеринка, где гости ели, пили и всячески социализировались. В 1880-х гг., когда стало возможным проводить церемонию позже, обед порой перерастал в ужин и иногда — в танцы. Молодожёны предпочитали отправляться в свадебное путешествие сразу после праздника. В конце концов, им слишком долго приходилось блюсти приличия. Обеспеченные пары ехали, как правило, в Европу, например, в Италию или во Францию, те же, кто победнее, проводили медовый месяц в родной Британии, возможно, в Шотландии, Озёрном крае или на пляжах на юге острова.


Дарья Александрова

Дилетант

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru