Василий Верещагин: художник, понимавший войну лучше других

Он изображал самые неприглядные стороны войны. Это глубоко шокировало публику и вызывало сильнейшее раздражение власти.

Он изображал самые неприглядные стороны войны.

Василий Верещагин — великий художник, путешествующий с мольбертом по земному шару; воин, принимавший активное участие в войнах: туркестанской (1867—1878) и русско — японской (1904); человек огромного личного мужества, которого знал и уважал весь мир. Сам же живописец-баталист считал, что лишь пройдя через «боевые сражения, испытав холод и голод, опасность быть раненным и даже мертвым, можно создавать подлинные шедевры о войне».

«Дать обществу картины настоящей, неподдельной войны нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далека, а нужно самому все прочувствовать и проделать, — участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, холод, болезни, раны... нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом, иначе картины мои будут «не то»» — так рассуждал ведущий российский художник-баталист Василий Васильевич Верещагин и всегда неукоснительно следовал этим установкам.

Василий Верещагин в 1902 году. / Архивное фото

Любопытно, что вместо талантливого баталиста мировая культура могла получить не менее талантливого мариниста — в 1860 году по настоянию родителей Верещагин с отличием окончил Морской кадетский корпус. Однако душа Василия Васильевича не лежала к морю.

Получив образование в Академиях художеств Санкт-Петербурга и Парижа, он в звании прапорщика отправился в Центральную Азию (известную в то время как Туркестан) служить художником у местного губернатора.

Победители, 1879 г.

Победители, 1879 г.

Присоединение Туркестана к владениям Российской империи во второй половине 19 века далеко не всегда проходило мирно. В 1868 году Верещагину пришлось участвовать в обороне Самарканда против более 60 тысяч войск противника, при том, что русский гарнизон насчитывал всего лишь шесть сотен солдат.

За это Василий Васильевич был награжден орденом святого Георгия 4-й степени.

У крепостной стены, 1871 г.

У крепостной стены, 1871 г.

Вдохновленный своими поездками в Центральную Азию Верещагин создал Туркестанскую серию картин, на которых ярко изобразил традиции, уклад жизни и быт далекого и чуждого русским и европейцам региона. Но если произведения с портретами колоритных персонажей и видами улиц экзотических городов принимались публикой с восторгом и интересом, то его работы на военную тематику вызвали неоднозначную реакцию.

Опиумоеды, 1868 г. / Государственный музей искусств Узбекистана

Дело в том, что первоначально, отправляясь в район боевых действий, Василий Васильевич представлял себе войну как «своего рода парад, с музыкой и развевающимися султанами... cо знаменами и грохотом пушек, с галопирующими конями». Однако, столкнувшись с действительностью, он явственно осознал, что война на самом деле — это страдание, смерть, физическая и душевная боль, страх, жестокость и варварство.

Именно такой Василий Васильевич и изображал ее на своих полотнах: раненые и умирающие солдаты, горы трупов, отрезанные головы, усталые и измученные люди.

После удачи (Победители), 1868 г.

После удачи (Победители), 1868 г.

Многие из зрителей, кто привык наблюдать на картинах прославление мощи непобедимой русской армии, отнеслись к художнику с неприязнью, обвиняя его в отсутствии патриотических чувств.

«Всегдашние его тенденциозности противны национальному самолюбию и можно по ним заключить одно: либо Верещагин скотина, или совершенно помешанный человек», — высказался, посетив выставку, наследник престола, будущий император Александр III.

Смертельно раненый, 1873 г.

Одной из самых ярких работ художника, характеризующих его отношение к войне, стала картина «Апофеоз войны», на которой изображена составленная из черепов пирамида.

Первоначально Верещагин задумывал назвать ее «Торжество Тамерлана», но отказался от привязки к конкретной эпохе, посвятив ее «всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим».

Апофеоз войны, 1871 г.

«В своих наблюдениях жизни во время моих разнообразных странствий по белу свету я был особенно поражен тем фактом, что даже в наше время люди убивают друг друга повсюду под всевозможными предлогами и всевозможными способами… и это совершается даже в христианских странах во имя того, чье учение было основано на мире и любви», — говорил Верещагин.

Подавление индийского восстания англичанами

Подавление индийского восстания англичанами, 1884 г.

После русско-турецкой войны 1877—1878 годов, в ходе которой Верещагин был тяжело ранен и потерял младшего брата, появилась Балканская серия картин. Как и другие военные работы художника, они лишены «ура-патриотизма» и бравады, предельно реалистичны и правдиво передают весь ужас кровавой бойни.

Шипка-Шейново (Скобелев под Шипкой), 1878—1879 гг. / Третьяковская галерея

«Передо мною, как перед художником, война, и ее я бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действительны ли мои удары — это другой вопрос, вопрос моего таланта, но я бью с размаху и без пощады», — писал Верещагин меценату Павлу Третьякову.

Побежденные (Панихида), 1878-1879 гг.

Побежденные (Панихида), 1878—1879 гг.

Отдельную серию работ Василий Васильевич посвятил Отечественной войне 1812 года.

Главный герой большинства из этих картин — Наполеон, не величественный непобедимый император, как его было принято изображать, но растерянный и подавленный человек, изумленный неожиданно упорным сопротивлением русских.

Царя Александра I и его военачальников художник вообще не стал изображать, отдав предпочтение фигурам русских солдат и простых крестьян, поднявшихся на народную борьбу с французами.

Наполеон и маршал Лористон («Мир во что бы то ни стало!»), 1899—1900 гг.

/ Государственный исторический музей

В жизни и творчестве Верещагина наступали периоды, когда он сильно уставал от военных тем. «Я слишком близко принимаю к сердцу то, что пишу; выплакиваю (буквально) горе каждого раненого и убитого» — писал он в 1882 году критику Владимиру Стасову. Нередко он с супругой отправлялся в продолжительные поездки по миру, после которых были созданы серии картин, посвященные мирной жизни, культуре и природе Индии, Японии и Ближнего Востока.

Голова индуса, 1874—1876 гг. / Одесский художественный музей

Русско-японская война 1904—1905 годов стала последней войной в жизни Василия Васильевича. Судьба не дала ему возможности запечатлеть ни одного эпизода из этого конфликта.

Великий художник-баталист погиб 31 марта 1904 с кистью в руке, когда работал над этюдом с натуры, находясь на флагманском корабле «Петропавловск», ушедшем под воду от взрыва японских мин. Вместе со всеми погиб и командующий русским флотом адмирал С.О. Макаров. Таким образом война унесла жизнь 62-летнего выдающегося художника.

Шпион, 1901 г.

Когда Россия узнала о страшной гибели Василия Верещагина, в Санкт-Петербурге пресса первой опубликовала короткий никролог:«Весь мир содрогнулся при вести о трагической гибели В. Верещагина, одного из самых горячих поборников идеи мира... Макарова оплакивает вся Россия; Верещагина оплакивает весь мир».

«Адмирал С.О. Макаров и художник-баталист В. В. Верещагин в каюте». (1904). Автор: Е.Столица.


БОРИС ЕГОРОВ

# - https://ru.rbth.com/watch/1148-vasily-vereshchagin-war-artist

# - https://kulturologia.ru/blogs/301117/36851/

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх