Профессия - кусальщик ворон

Итак, ещё 80 лет назад была такая профессия - краенбайсер

Нет — это, как могло показаться вначале, не строки из криминальной хроники о душителях, потрошителях и прочих маньяках. Но мороз по коже, уважаемые читатели, вам всё равно гарантирован. Итак, ещё 80 лет назад была такая профессия — краенбайсер...

Куршская коса находится на побережье Балтийского моря, у границ России и Литвы.

Издавна Куршскую косу облюбовали рыбаки. Добыча рыбы шла чуть ли не круглый год: с первыми теплыми лучами весны рыбный промысел начинался и не заканчивался до тех пор, пока залив не сковывало льдом (бывало в истории и такое). И тогда рыбакам грозил голод.

Фрагмент довоенной карты Восточной Пруссии с Куршской косой.

Как они выходили из ситуации? В это трудно поверить, но расставляли сети прямо на берегу. И не на просушку, как это делали поморы, а для ловли ворон.

Дело в том, что животноводство в домашних хозяйствах рыбаков развито не было, а ворон вокруг всегда было полно. Кроме того, пернатые хищницы питались в основном рыбой, а значит, были еще и конкурентами.

Когда на косе появился промысел добычи ворон , доподлинно неизвестно, однако вполне вероятно, что раньше человек научился употреблять в пищу яйца тех же ворон, чаек, разоряя кладки. А потом уже использовать в пищу самих птиц.

Почему-то воронам не стали, как голубям, откручивать головы, сложившаяся традиция требовала прокусывать им шеи. Так и родилась самая, пожалуй, экзотическая специализация — кусатель ворон.

Охотник, обычно перекусывал птице позвоночник у основания черепа. Это не убивало ворону, а лишь приводило к параличу.

Жестоко, но по-немецки практично — так добыча дольше сохранялась от порчи. Куршам тоже не очень нравилось это делать, к тому же неизвестно, какая зараза найдется на оперении птицы.

Выход был найден, как всегда очень простой и эффективный. После каждого «укуса» охотник прикладывался к стопочке шнапса, дезинфицируя свой организм.

Многие жители прибалтийской зоны не брезговали воронами. Эта птица входила в рацион кашубов, которые до сих пор живут на территории Померании, как на территории современной Германии, так и Польши, ею питались и ливы, жившие на берегах Рижского залива.

Что же делали с пойманными воронами?

Часть из них засаливали в кленовых бочках практически сразу же после прихода с охоты. Это шло, так сказать, на продажу. Деликатес отправляли на базары Берлина и Кёнигсберга, где он пользовался большим уважением у местных хозяек. И даже специальный термин появился — прусские голубки.

Внешне, кстати, тушки ворон от голубиных ничем не отличались, разве что были чуть крупнее.

Эта традиция родилась примерно в XVII веке, так что моду поедать ворон в окрестностях Москвы во время трагического французского похода осенью и зимой 1812 года ввели, скорее всего, пруссаки, коих было немало в наполеоновском войске.

А сами же пруссы ловили и ели ворон до середины ХХ века, пока Советская власть не разобралась с пережитками средневековья.

Оставшиеся к этому времени краенбитеры были ликвидированы, «как класс»: одних депортировали за рубеж, других отправили в колхозы, выполнять планы партии и правительства.


Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх