Первая блокада Петрограда

На второй год Первой мировой войны Российская империя столкнулась с продовольственным кризисом.

Ленинградская блокада 1941—1944 годов привела к тому, что из трех миллионов населения в городе к концу войны, после массовой эвакуации и смертности, проживало не более 700 тысяч человек. Куда меньше известно, что из почти двух с половиной миллионов, проживавших в Петрограде накануне революции, к 1921 году в городе осталось около 700 тысяч. Таким образом, демографические потери в годы Гражданской войны вполне сопоставимы с блокадой.

Хлебная монополия

На второй год Первой мировой войны Российская империя столкнулась с продовольственным кризисом. Страна была крестьянской, основой сельского хозяйства, как и столетия назад, оставался ручной труд. В армию было призвано восемь миллионов крестьян самого трудоспособного возраста, и уже в 1915 году число пахотных площадей в России сократилось на четверть.

К появившемуся дефициту хлеба добавился товарный кризис — две трети промышленности перешли на выпуск военной продукции и дефицит гражданских товаров моментально породил всплеск цен, спекуляцию и начало инфляции. Проблемы усугубил неурожай 1916 года. Уже осенью того года правительство империи попыталось установить твердые цены на хлеб и начало рассматривать вопрос о введении карточной системы. Тогда же, задолго до большевистских «продотрядов», в генштабе воющей армии впервые озвучили мысль о необходимости принудительного изъятия хлеба у крестьян.

Но установленные правительством «твердые цены» на хлеб повсеместно нарушались, а карточную систему Госсовет империи признал желательной, но невозможной к реализации из-за отсутствия «технических средств». В итоге продовольственный кризис нарастал. К нему добавился кризис транспортной системы — железные дороги едва кормили и снабжали огромную воюющую армию, но уже не справлялись с другими задачами.

При этом Петербург-Петроград, расположенный на северо-западе России, как никакой другой город империи, зависел от массовых и бесперебойных поставок всего — от зерна до угля и дров. Ранее в снабжении Петербурга решающую роль играл морской транспорт. Но с началом мировой войны Финский залив напрочь перекрыли минные заграждения, а Балтийское море закрыл флот кайзеровской Германии. С осени 1914 года вся тяжесть снабжения столицы легла на железные дороги.

В начале XX века Петербург был крупнейшим мегаполисом Российской империи, население которого за 20 лет увеличилось в два раза. Когда началась Первая мировая война, в городе проживало 2 100 000 человек. Это был промышленный и чиновничий центр страны.

В первые два года мировой войны население Петрограда еще более увеличилось из-за роста военного производства на столичных заводах. К началу 1917 года население города превысило цифру в 2 400 000 человек. Неудивительно, что в таких условиях именно здесь впервые в России население почувствовало на себе продовольственный кризис, вылившийся в длинные «хвосты» хлебных очередей.

В феврале 1917 года бунт, начавшийся именно в бесконечных очередях у петроградских булочных, быстро перерос в революцию. Монархия пала, но снабжение Петрограда от этого не улучшилось. Уже в марте 1917 года ответственный за вопросы продовольственного снабжения член Временного правительства меньшевик Владимир Громан, понимая, что прежняя система частной торговли со снабжением города не справляется, предложил ввести хлебную монополию, как в Германии.

Воюющая на два фронта Германия первой столкнулась с нехваткой продовольствия и еще в 1915 году ввела «хлебную монополию», по которой фактически вся крестьянская продукция становилась собственностью государства и распределялась централизованно по карточкам. Дисциплинированным немцам удалось отладить эту систему и продержаться на голодном пайке еще три года войны.

Временное правительство в условиях нарастающего продовольственного кризиса (прежде всего в Петрограде) решило повторить немецкий опыт и 25 марта 1917 года принимает закон «О передаче хлеба в распоряжение государства». Любая частная торговля хлебом запрещается. Как видим, все произошло задолго до появления у власти большевиков.

1Рисунки из серии «Петроград революционный» художника Ивана Владимирова.

По всей стране были созданы Продовольственные комитеты, которые должны были скупать по фиксированным ценам зерно у крестьян, бороться с нелегальной частной торговлей и организовывать снабжение городов. Правда, в условиях инфляции и дефицита товаров крестьяне не спешили сдавать зерно по символическим ценам, а организация централизованного снабжения сталкивалась с массой технических трудностей.

Страна без хлеба

В мае 1917 года Временное правительство даже утвердило решение о запрете выпечки и продажи белого хлеба, булок и печенья — в целях экономии дефицитного масла и сахара. То есть социалистическая революция случилась в стране, где уже полгода белый хлеб был под запретом!

Ценой больших организационных усилий Временному правительству и, как в те дни его называли современники, «продовольственному диктатору Петрограда» В. Громану удалось несколько стабилизировать снабжение мегаполиса на Неве. Но все и так небольшие успехи организации поставок хлеба для Питера уперлись в нарастающий транспортный коллапс железных дорог бывшей империи.

В апреле 1917 года простаивало из-за неисправностей 22% всех паровозов в стране. К осени того же года встала уже треть паровозов. По свидетельству современников, в сентябре 1917 года железнодорожные чиновники открыто брали взятку в 1000 рублей за отправку каждого вагона с зерном в Петроград.

Стремясь наладить государственную монополию на хлеб, Временное правительство и власти хлебопроизводящих губерний запретили частные посылки с продовольствием. В таких условиях на грани голода в больших городах Россия подошла к Октябрьской Революции.

Практически сразу после захвата Зимнего дворца в Петроград прибыл большой эшелон с зерном, собранным одним из лидеров уральских большевиков Александром Цурюпой, бывшим с лета 1917 года главой продовольственной управы в богатой хлебом Уфимской губернии. Именно этот эшелон позволил новому правительству Ленина стабилизировать ситуацию с хлебом в Петрограде в первые, самые критические дни после переворота.

Был ли это замысел большевиков или удачное для них стечение обстоятельств — сейчас не известно. Но именно с этого момента началась большая государственная карьера Цурюпы, который уже в 1918 году станет наркомом продовольствия РСФСР.

Большевикам быстро удалось распространить свою власть на большую часть территории России, столичный переворот стремительно превратился в новую революцию. Правительство Ленина энергично взялось за решение самых актуальных проблем. И первые несколько месяцев советской власти ситуация с продуктами в Петрограде, казалось, стабилизировалась. Но к весне 1918 года в экономику вновь резко вмешалась политика.

Весной Германия и Австрия оккупировали Украину, которая ранее производила половину хлеба в Российской империи. В мае того же года с мятежа чехословацкого корпуса началась гражданская война на Урале и в Поволжье. От центральной России были отрезаны хлебопроизводящие регионы Сибири, южного Урала и центральной Волги. Помимо Украины, немцы оккупировали Ростов-на-Дону и поддержали генерала Краснова, отбившего в мае 1918 года у большевиков казачьи области Дона. Так от советской России отпали и хлебные регионы Северного Кавказа.

В итоге, к лету 1918 года у большевиков остались под контролем территории, дававшие лишь 10% от всего товарного хлеба, собираемого на территории бывшей Российской империи. Этим мизерным количеством зерна надо было кормить нечерноземную центральную Россию и два крупнейших мегаполиса страны, Москву и Петроград.

Если в марте 1918 года в город на Неве прибыло 800 вагонов с зерном и мукой, то в апреле — уже в два раза меньше. С мая 1918 года в Петрограде вводится нормированный хлебный паек. Тогда же впервые петроградцы начали массово поедать лошадей.

В мае 1918 года власти попытались организовать эвакуацию питерских детей в более сытные районы страны. Несколько тысяч мальчиков и девочек в возрасте от 3 до 16 лет были отправлены на Урал, где в окрестностях Челябинска и Екатеринбурга были организованы так называемые «детские питательные колонии». Но уже через месяц эти районы стали полем боя Гражданской войны.

Начало голода

2

Летом 1918 года из всех городов бывшей империи именно Петроград испытывал самые тяжкие проблемы с продовольствием. Председатель Петроградского совета Григорий Зиновьев, стремясь решить вопрос о хлебном снабжении города, в июне 1918 года даже начал переговоры о возможных поставках хлеба с эсеровским Сибирским правительством в Омске. Сибирское правительство (предшественник Колчака), опираясь на штыки чехословацкого легиона, вело тогда уже полномасштабную войну против большевиков на Урале. Но в условиях начавшегося голода глава Петрограда был готов платить за хлеб даже открытому врагу.

Переговоры с белыми о покупке хлеба для красного Питера успехом не увенчались. В июле 1918 года Петроградский комиссариат продовольствия вводит уже дифференцированный классовый паек для различных групп населения. Так к 1-й категории (с наибольшим размером проднормы) были отнесены рабочие тяжелого физического труда, ко 2-й — остальные рабочие и служащие по найму, к 3-й — лица свободных профессий (журналисты, художники, артисты и др.), к 4-й — «нетрудовые элементы» (буржуазия, священники, собственники крупной недвижимости и т. п.)

Гражданская война не только отрезала хлеб от Петрограда, но и отвлекла на военные перевозки и без того не справлявшийся железнодорожный транспорт. За весь август 1918 года в Питер доехало всего 40 вагонов с зерном — при этом для выдачи каждому жителю хотя бы 100 граммов хлеба в день требовалось ежесуточно 17 вагонов. В таких условиях крупнейший в городе Путиловский завод был закрыт на две недели — по решению Петроградского совета все рабочие направлялись в двухнедельный отпуск, чтобы самостоятельно могли подкормиться по окрестным деревням.

7 августа 1918 года в «Известиях Петроградского комиссариата по продовольствию» было опубликовано постановление, подписное Григорием Зиновьевым, о разрешении частным лицам провозить в Петроград до полутора пудов продуктов, в том числе муки или хлеба «до 20 фунтов». Фактически, в условиях голода Петроград отменил у себя хлебную монополию, существовавшую в стране с марта 1917 года.

После кризиса в августе, осенью, ценой титанических усилий по организации централизованных поставок хлеба и разрешения частной торговли, удалось несколько улучшить продовольственное снабжение Петрограда. Но к концу года из-за нового витка гражданской войны, когда Колчак захватил весь Урал и перешел в генеральное наступление, продуктовое снабжение Питера вновь свалилось в глубокий кризис.

Зимой с 1918 на 1919 год, когда поступление продовольствия в Петроград было минимальным, выдача продуктов по карточкам 4-й, а иногда и 3-й категории периодически прекращалась. Обычно это подают как особое злодейство большевиков перед интеллигенцией и буржуазией, забывая, что данные слои населения — особенно бывшие собственники недвижимости — еще с дореволюционных времен сохраняли накопления и имущество, которые могли обменять на хлеб у спекулянтов черного рынка. Большинство же пролетарского населения таких возможностей не имело.

На январь 1919 года население Питера составило около 1 300 000 человек, то есть всего за полтора года сократилось более чем на миллион. Большинство уехало из голодного и холодного города. Началась массовая смертность. К началу 1919 года в Петрограде насчитывалось всего треть заводских рабочих от их числа годом ранее.

Вдобавок именно 1919 год стал временем двух больших наступлений белых на Петроград с запада, со стороны Эстонии. В июне и октябре войска генерала Юденича дважды подходили к дальним окраинам города. Балтийское море все это время блокировал британский флот, какое-либо снабжение из Финляндии также было невозможным — там после своей гражданской войны правили местные белые, активно враждебные по отношению к советской России.

По сути Петроград оказался в настоящей блокаде. Все снабжение города в тех условиях держалось, фактически, на одной железнодорожной ветке от Твери. Но во время боевых действий, которые шли на подступах к городу весь 1919 год, в первую очередь продовольствием снабжалась армия — например, в июне того года на довольствии Петроградского военного округа числилось 192 тысячи человек и 25 тысяч лошадей. Остальное городское население еле действующий транспорт снабжал в последнюю очередь.

Петроградский паек

4

Нарастающий коллапс железных дорог приводил к тому, что в город с трудом доставлялось даже имеющееся продовольствие. Например, в 1919 году один из эшелонов с соленой рыбой из Астрахани продвигался в Петроград более двух с половиной месяцев и в пункт назначения продукт прибыл испорченным.

По статистике, в Петрограде ежедневный паек хлеба в среднем на протяжении 1919 года составлял для рабочего 120 граммов и 40 граммов для иждивенца. То есть был чисто символическим. По повышенным нормам снабжались лишь некоторые военные производства, типа Путиловского завода.

В июле 1919 года Наркомат продовольствия разрешил возвращающимся из отпусков рабочим привозить с собой беспрепятственно до двух пудов продовольствия. В итоге за следующий месяц свыше 60 тысяч пролетариев Питера — почти половина от численности всех рабочих — покинули предприятия и отправились в отпуска в деревню за едой.

Рабочий петроградского завода «Сименс» Платонов, выступая 17 декабря 1919 года на заседании исполкома Петроградского совета, свидетельствовал: «У нас в столовых несколько дней варили суп из очисток, а из гнилого картофеля делали котлеты». Снабжение госслужащих было не лучшим, а снабжение остальных слоев населения в разгар Гражданской войны зачастую просто отсутствовало.

К началу 1920 года население Петрограда сократилось еще на полмиллиона человек — до 800 тысяч. При этом нельзя сказать, что городская власть во главе с Зиновьевым бездействовала — наоборот, работала и очень активно. Помимо распределения хлеба по карточкам, власти занимались созданием системы столовых, организовывали бесплатное питание для детей, централизованную выпечку хлеба и т. п. Из питерских рабочих формировали продотряды, которые направлялись за продовольствием в хлебородные губернии.

Но все это не решало вопрос снабжения. Во-первых, хлеба было мало. Во-вторых, транспортная и финансовая система, расшатанные революциями, мировой и гражданской войнами, не позволяли организовать бесперебойное снабжения даже тем недостаточным количеством хлеба, который был.

Топливный голод

5

Но любой крупный город, даже вековой давности, зависит не только от снабжения продовольствием, но и от бесперебойных и достаточных поставок топлива. Петроград город совсем не южный, и для нормальной жизни он требовал внушительных объемов топлива — угля, нефти, дров.

В 1914 году столица Российской империи потребила почти 110 млн пудов угля и почти 13 млн пудов нефти. Если в годы Гражданской войны железные дороги не могли справиться с поставками хлеба, то тем более они не справлялись с транспортировкой топлива. К тому же качественный уголь в стране тогда давал в основном Донбасс, а нефть — Баку. В 1918—1920 годах эти источники энергии неоднократно отрезались фронтами. Поэтому не удивительно, что в разгар гражданской войны в Петроград поступало угля в 30 раз меньше чем в 1914 году.

Первый большой топливный кризис в городе разразился в январе 1919 года — не стало ни угля, ни дров, ни нефти. В тот месяц из-за отсутствия топлива были закрыты десятки предприятий. Петроградский совет, стремясь своими силами найти решение топливного кризиса, постановил отключить электрическое освещение в целях экономии энергии, свести к минимуму работу предприятий и организовать заготовку дров, торфа и сланцев в ближайших местностях вокруг Петрограда.

Когда в апреле 1919 года председатель Петроградского совета Григорий Зиновьев обратился в Совнарком с просьбой направить в город хотя бы немного мазута и нефти, ему ответили очень лаконичной телеграммой: «Нефти нет и не будет».

Ситуация с поставками, точнее с отсутствием поставок топлива в Петроград была такова, что не раз звучала мысль о всеобщей эвакуации питерской промышленности ближе к источникам хлеба и топлива. 15 сентября 1919 года председатель главного экономического органа Советской России, Высшего совета народного хозяйства Алексей Рыков предлагал в связи с отсутствием топлива эвакуировать важнейшие петроградские предприятия за Урал, а рабочих Петрограда направить в разные области страны для восстановления промышленности. Но даже большевики не отважились на столь радикальное решение.

Уже первый год гражданской войны существенно сократил промышленность Петрограда. Так, численность рабочих крупнейшего в городе Путиловского завода упала в два раза, с 23 до 11 тысяч. Рабочих Петроградского сталелитейного завода стало в три раза меньше, Машиностроительного — в четыре раза, а Механического завода — в десять раз.

Не надеясь на помощь центра, власти Петрограда пытались решить топливный кризис собственными силами. Еще в декабре 1918 года в Петрограде и окрестных областях был приостановлен призыв в армию всех работников топливной промышленности, в том числе лесорубов, лесовозов, торфяников и углекопов. В условиях Гражданской войны топливо прежде всего требовалось для продолжения работы военных заводов Петрограда, поэтому в октябре 1919 года питерским заводам были переданы все запасы дров в радиусе 100 верст вокруг города. Одновременно шла мобилизация петроградских рабочих на заготовку дров и торфа в соседних губерниях.

Топливный кризис считался не мене опасным, чем военный. Поэтому сразу после разгрома белых войск Юденича, 20 января 1920 года Григорий Зиновьев предложил организовать из частей защищавшей город 7-й Красной армии особую Трудовую армию со специальными задачами по добыче торфа и разработке горючих сланцев в окрестностях Петрограда.

Но топлива все равно не хватало, и город стал поедать сам себя. За 1920 год работники коммунальных служб Петрограда разобрали на дрова более 1000 домов. Не меньшее число деревянных построек в черте города спасавшиеся от холода жители самостоятельно сожгли в печках-«буржуйках». Кустарная жестяная печь, устанавливавшаяся и топившаяся чем попало прямо в жилой комнате, стала символом Гражданской войны в Петрограде.

Эпидемии и конец первой блокады

8

Разруха и топливный голод поразили даже городской водопровод. В 1920 году он подавал воды в полтора раза меньше, чем накануне революции. При этом из-за неисправности давно не ремонтированных труб до половины воды уходило в землю. Летом 1918 года временное прекращение хлорирования водопроводной воды вызвало в Петрограде вспышку эпидемии холеры.

Многочисленные эпидемии и заразные болезни сопровождали город все годы Гражданской войны, усугубляя потери от голода и холода. Съеденные от голода городские лошади означали не только отсутствие извозчиков, но и прекращение вывоза нечистот и мусора. К этому добавилось отсутствие лекарств, дефицит мыла и топлива для бань. Если в 1914 году в городе было свыше двух тысяч докторов, то к концу 1920 года их оставалось меньше тысячи.

Поэтому годы Гражданской войны в Петрограде обернулись почти непрерывной чредой эпидемий. Весной 1918 года город поразила первая эпидемия сыпного тифа. С июля ее сменила эпидемия холеры, которая свирепствовала в городе по сентябрь 1918 года. А вслед за ней осенью началась эпидемия гриппа-испанки. Осенью 1919 года началась вторая эпидемия сыпного тифа и продолжалась все зиму, до весны 1920 года. Однако, уже в конце лета 1920 года Петроград пережил настоящую эпидемию дизентерии.

В 1920 году численность населения города достигла минимума за период Гражданской войны — около 720 тысяч человек. В том же году стоимость всей валовой продукции петроградской промышленности составила лишь 13% от уровня 1914 года.

В феврале 1921 года на особом заседании ВЦИК отдельно обсуждался «Петроградский вопрос». Было официально признано, что вследствие Гражданской войны Петроград разорен больше, чем любой другой город России, больше всех понес жертв и уже не может быть восстановлен собственными силами без помощи всей страны.

Окончание Гражданской войны сразу позволило решить ряд городских проблем. В начале 1922 года продовольствие для Петрограда закупили за границей, а дрова в Финляндии — из-за разрухи на железных дорогах все это было легче и быстрее доставить морем непосредственно в городской порт. Хлеб и дрова закупали за счет ценностей, конфискованных у церкви.

За лето 1922 года в порт Петрограда из-за границы поступило около миллиона пудов зерна и почти двести тысяч пудов сахара. За период навигации, с мая по октябрь того года, в городской порт, закрытый с 1914 года из-за военных действий, прибыло около 500 иностранных пароходов.

1922 год принес богатый урожай, первые плоды НЭПа и первые результаты восстановления хозяйства и транспорта страны. К концу 1922 года кризис окончательно миновал — Гражданская война, а вместе с ней и первая блокада города на Неве закончились.

-------------------------------------------------------------------------

Алексей Волынец

«Русская планета»

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх