Коррупция в империи: как в Советском Союзе зародилась теневая экономика

На официальном уровне о ней заговорили только в конце 80-х годов

Коррупции в Советском Союзе не существовало. На официальном уровне о ней заговорили только в конце 80-х годов, а до этого времени в отечественной пропаганде коррумпированными могли быть только капиталистические правительства. Характерно, что впервые о коррупции в СССР заявили только в 1937 году в книге «Проблемы уголовной политики». Автор рассказал об институте масштабного взяточничества на примере Германии. Дескать, в Европе такое возможно, а у нас – ни-ни.

Для описания отечественной практики использовался термин «взяточничество», что автоматически делало коррупцию местным, локальным явлением.

Термин коррупция мог бросить тень на кремлевское руководство, так как носил системный характер. В народе для дачи взяток существовало немало синонимов – «благодарность», «так надо», «сувенир на память», «не подмажешь – не поедешь» и тому подобные.

В Советской России в первый раз официально столкнулись с коррупцией уже в декабре 1917 года

В Советской России в первый раз официально столкнулись с коррупцией уже в декабре 1917 года, когда член следственной комиссии революционного трибунала требовал 5 тысяч рублей от подозреваемого. При этом в первое время наказания были чисто символическими. Например, в мае 1918 года Московский ревтрибунал приговорил четверых своих служащих-взяточников к заключению на 6 месяцев.

На слишком мягкий приговор обратил внимание сам Владимир Ильич, потребовал ужесточить наказание и форсировал принятие Декрета «О взяточничестве» – первого советского юридического документа о наказании за коррупцию. 21 октября 1919 года он трансформировался в Декрет «О борьбе со спекуляцией, хищениями на государственных складах, подлогах и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распорядительных органах». И взяточнику, и взяткодателю грозили сроки не менее пяти лет вкупе с конфискацией имуществ. С 1922 года были предусмотрены премии для информаторов, способствующих раскрытию коррупционных схем.

Сталинский период закрепил тренд на засекречивание статистики должностных преступлений, в том числе и с коррупционной составляющей. Тем не менее были и инновации – в 1937 году в составе НКВД появился отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности, спекуляцией и взяточничеством. Позже это подразделение трансформировалось в знаменитый ОБХСС.

Свидетельства очевидцев

Повествование об исторической рутине развития отечественной коррупции необходимо разбавить живыми историями, по крупицам собранными современными историками.

К примеру, в исследованиях лаборатории изучения истории советской действительности, которая располагается в Перми и относится к структуре ВШЭ, есть материал «Особенности провинциальной советской коррупций в 1946–1953 годах на материале Молотовской области» под авторством А. С. Кимерлинга. Безусловно, масштабировать обнаруженные свидетельства на всю страну нельзя – везде была своя специфика – но можно говорить об общих характерных чертах послевоенной коррупции. В полуголодной стране на первый план вышли не денежные отношения, а взятки вещами и продуктами. Распределение продуктов питания среди руководства нередко, а порой и повсеместно, было связано с коррупционными схемами.

В исследовании упоминается свидетельство заведующего магазином Березниковского магниевого завода (авторская орфографии сохранена):

«Приходя ко мне в магазин Б. приказывает мне как подчиненному лицу, подавая список на 10 человек, развезти муку 85 % по квартирам дирекции по 30 кг каждому и говорит 5 мешков муки забронируйте и никуда. 29 апреля они режут свиноматку на подсобном хозяйстве, привозят ее в столовую, рабочие узнают – скоро мясо будете продавать? ...Приказ везти эту свинью не в магазин, а в засолочный пункт… мы же должны продать ее по списку и не рабочим… По списку, написанному у Б. Он говорит: Бачурину 3 кг, Бычину 3 кг, Бокману 3 кг, Савельеву 2 кг, Бригу 2 кг, Чурсину 2 кг и т. д. (это фамилии руководства завода)… 7 мешков сортовой муки тоже по списку».

В мае 1948 года в Молотовской области фиксируется очередное письмо, разоблачающее взяточников (авторская орфографии сохранена):

«Если Вы спросите, кому вольготно и лучше всех живется на Руси, можно с уверенностью сказать председателю Рудничного Комитета при Соликамском калийном комбинате т. Ж. Якову Филипповичу с супругой Наталией Ивановной… не прошло и двух лет после избрания… председателем… благочестивые супруги обзавелись так, что всех… стал интересовать вопрос об источниках их доходов… Факты упрямая вещь: т. Ж. нигде не заготовлял и не выписывал дров, однако дровами был обеспечен на всю зиму. Не за счет ли пионерлагеря супруги отапливают свою квартиру? 15 декабря 1947 года за день до действия закона о денежной реформе т. Ж. купил на Комбинате корову за 2300 рублей на старые деньги. Корова содержалась на опытной станции Комбината несколько месяцев, а затем после теления… теленка зарезал, а корову… уже на новые деньги… продал по завышенной цене 4700 рублей… при наличии в хозяйстве трех коз… В предыдущую командировку из Москвы т. Ж. привез биреты и продал на рынке по спекулятивным ценам через работницу… Американские подарки – вещи стали также большим источником доходов… Если учесть, что секретарь т. Ж. …имеет несколько американских польт и платьев, то Ж. по штату полагалось взять больше… бесплатное содержание сына своего в течении всего лета в пионерском лагере. Во время карточной системы занимался раздачей промтоварных ордеров продавцам магазинов и другим знакомым очевидно за услуги».

Обратите внимание на покупку Яковом Филипповичем коровы буквально за день до знаменитой денежной реформы 1947 года. Автор письма фиксирует новый вариант коррупции – использование инсайдерской информации в корыстных целях.

Характерной чертой коррупции, описанной в исследовании, является использование подчиненных в качестве бесплатной рабочей силы.

Начальники часто привлекали служащих подконтрольных предприятий на покосы, копание картошки, заготовку дров и другие хозяйственные работы. Естественно, пользовались бесплатным трудом и в исправительных учреждениях.

Свидетельствуют о ситуации в местном Усольлаге:

«В лагере имеет место практика использования заключенных в своих личных целях по уходу за квартирами, разноска продуктов по квартирам, развозка и разделка дров и т. п. При этом, якобы, имели место такие случаи, когда заместитель начальника управления лагеря Л. дал заключенной арест за то, что она ему на квартиру принесла кислое молоко».

В Молотовской области в частности и в СССР в общем, в первые послевоенные годы коррупция оказалась вполне привычным явлением, пропитавшем все стороны жизни советского человека.

И в дальнейшем эта ситуация только усугублялась.

Рождение теневой экономики

Во второй половине 50-х годов в СССР наблюдается рост числа преступлений, связанных с коррупцией или, как говорили тогда, со взяточничеством.

Правительство во главе с Хрущевым реагирует, на первый взгляд, адекватно – усиливает уголовную ответственность для провинившихся. С 1962 года введена высшая мера наказания за взятки с отягчающими обстоятельствами. О том, что атмосфера тотального дефицита провоцирует рост числа преступлений, никто всерьез не задумывался. А если бы и задумывались, то это могло привести к системным изменениям в государстве, а этого никто не желал.

Как утверждают исследователи феномена советской коррупции, в 60-х годах

«взятки в крупных размерах, как правило, давались за счет государственных и общественных средств, в том числе и похищенных, или за счет средств, незаконно полученных путем завышения расценок или объема выполненных взяткодателем работ, связанных с распространенностью группового характера совершения коррупционных преступлений».

Взяточничество в СССР приобретает системный характер и начинает оформляться теневая экономика страны.

Настоящий расцвет коррупции, разросшейся до масштабов всего Союза, связывается с периодом 1964–1986 годов.

Эпоха застоя и последующая стагнация советского строя оказались благодатной почвой для различных серых экономических схем. В стране появились деньги, особенно после запуска в работу западносибирских месторождений, но сохранился острый дефицит товаров, в том числе первой необходимости. При этом государство запретило частную предпринимательскую деятельность, которая могла бы частично снять вопрос дефицита.

Но рынок существовал, спрос сохранялся и он ушел в тень. Появились целые классы дельцов – «теневики», «фарцовщики», «барыги», «валютчики», «цеховики», получающие баснословные барыши от своей незаконной деятельности. Естественно, они прикормили массу чиновников и силовиков, воспитав целые поколения управленцев, не представляющих жизнь без взяток.

Современные исследования поражают – в 60–70-х годах до 20 % промышленного производства и 40 % пищевых продуктов производились и реализовывались незаконно. То есть в обход бюджета и без уплаты налогов.

Исследователь советской экономики Ю. Н. Попов пишет:

«Самыми распространенными видами теневой деятельности были бартерные обмены материальными ресурсами, продажа ресурсов (стройматериалов, горюче-смазочных материалов, продовольственных товаров и др.) на сторону, взятки за принятие нужных клиенту управленческих решений».

Как только у советских граждан появились личные автомобили, тут же появился подпольный рынок ГСМ. Водители массово сливали казенное топливо и продавали подешевле частникам. Со временем перепродавать топливо стали уже оптовыми объемами с централизованных баз и ведомственных учреждений.

В разные годы на такой оборот приходилось до 65 % покупок бензина частными лицами!

К концу 70-х годов большая часть отраслей народного хозяйства СССР была вовлечена в незаконную экономическую деятельность.

И опять шокирующие цифры – 30 % ВВП страны приходилось на теневую экономику, в неё были включены до 1/5 всей рабочей силы СССР, а средний заработок превышал официальный в 8–10 раз.

Сразу оговоримся, что к теневой экономике относится любая деятельность, налоги от которой не поступили в бюджет. Например, оплата труда парикмахера мимо кассы или оплата ремонта машины натуральным товаром – водкой.

Но это лишь верхушка айсберга.

В глубине была насквозь пропитанная коррупцией государственная система, главные герои которой зарабатывали миллиарды. Несмотря на то, что в 80-х годах прогремело несколько резонансных уголовных дел – «рыбное», «сочинское», «краснодарское», «елисеевское», «узбекское» – принципиально ситуацию это не изменило.

**********************

Самое страшное, что коррупция начала сращиваться с зародившейся организованной преступностью. После развала СССР это оказалось настоящим бичом российской действительности.


Автор: Евгений Федоров

«ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ»

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх