Каков был социальный контракт Сталина перед партией в 1923-27 годах

сталин

После смерти Ленина «тройка» Сталин—Зиновьев—Каменев в борьбе за власть против группы Троцкого заключила с номенклатурой негласный «контракт», что стране гарантирована «нормализация»: неприкосновенность бюрократии и отказ от сверхусилий во внешне политике и экономике. Нарушив этот контракт в начале 1930-х, Сталин мог уже удержать власть только в рамках перманентного госпереворота.

О том, из чего состоял этот «контракт», пишет историк Кирилл Титов («Contrat social» по-сталински (номенклатура и верховная власть: реконструкция контракта 1924—1927 гг., журнал «Полития», №2, 2011).

Уход вождя — Владимира Ленина (сначала из активной политической деятельности, а затем из жизни), носителя верховной власти при отсутствии официально объявленного «наследника» порождал борьбу за власть, начиная с 1923 года. И поскольку для легитимного её обретения требовалась поддержка высших партийных форумов, то представленная на них номенклатура получала возможность выбирать между претендентами. Выбор номенклатуры падал на того, кто предлагал ей лучшие условия.

Эта борьба в 1923-27 годах шла между «тройкой» (Сталин—Зиновьев—Каменев), с одной стороны, и группой Троцкого, с другой.

Свой «контракт» Сталин предложил в докладе на XIII партконференции, где он разбирал «шесть ошибок Троцкого».

Из доклада можно выделить следующие статьи «контракта»:

троцкий1(Лев Троцкий с членами Коминтерна)

1. Номенклатура вручает верховную власть в партии (и государстве) членам «тройки» и легитимирует эту власть авторитетом партийного форума.

2. Верховная власть, со своей стороны, подтверждает «пролетарскую, революционную» легитимность самой номенклатуры. Номенклатура получает иммунитет от обвинений в перерождении в некую особую бюрократическую группу, за ней закрепляется руководящая роль и статус «ядра партии».

3. Носитель верховной власти определяет свой статус в партийной иерархии как «первый среди равных», который должен играть по общим правилам, ограничивая себя выполнением «единогласно принятых решений». Верховная власть обязуется не игнорировать (тем более «грубо») волю партии, в том числе и в лице руководства местных организаций.

4. Верховная власть обещает не допускать никаких «кадровых революций», отказываясь от права «изгонять, громить, разрушать» аппарат и кадры, заменяя их молодёжью.

5. Стороны принимают на себя обязательство поддерживать единство партии: верховная власть обязуется охранять групповые интересы «своей команды», а номенклатура — хранить верность вождям.

В стремлении к «спокойной жизни» в ходе борьбы с «новой» и «объединённой» оппозициями «контракт» был дополнен рядом статей, в которых верховная власть обещала номенклатуре избавить её от необходимости отправляться «в сабельный поход» мировой революции и на войну с крестьянством, а также взваливать на свои плечи все прелести «сверхиндустриализации» (все три положения как раз отстаивала группа Троцкого).

(Сталин, Рыков, Зиновьесталин2(Сталин, Рыков, Зиновьев и Бухарин, 1924 год)

Верховная власть вскоре нарушила все его статьи «контракта», за исключением той, где шла речь о признании легитимности партаппарата как института власти. Кадровая революция («смелее выдвигать молодые кадры!»), чистки («громить, изгонять»), неимоверное возвышение верховной власти — всё это стало реальностью уже в 1928-29 годах – с началом коллективизации и индустриализации.

Долгосрочным интересам сталинской номенклатуры отвечал не разгром, а сохранение её противников (Троцкого, а позднее Зиновьева, Каменева и других), ибо исходившая от них угроза не шла ни в какое сравнение с той, которую несла в себе однополярность верховной власти. Но Сталин решил нарушить и этот компромисс.

При таком разрыве интересов на повестку дня в качестве одной из альтернатив выдвигается дворцовый переворот и «кондиции». Можно по-разному относиться к версии о заговоре против Сталина на «съезде победителей», но триста пропавших бюллетеней – это реальность, с которой нельзя было не считаться. Действительно, «так не договаривались»: патрон должен оберегать клиентов от угроз со стороны внешнего мира, а не бросать их на стройки пятилетки, требуя невозможного и действуя вопреки принятым на себя обязательствам. Тем более так нельзя поступать с элитой.

С этого времени контракт между номенклатурой и Сталиным (уже без «тройки», с которой тогда и заключался договор) можно было считать расторгнутым, а власть в стране вождь мог уже удержать только с помощью перманентного госпереворота. Репрессии 1936-38 годов были частью этого способа удержания власти.

сталин-34

«Контракты» между верховной властью и номенклатуры в рамках «нормализации» и «стабильности» были перезаключены только после смерти Сталина, в 1956 и 1964 годах, а также и далее – вплоть до нынешнего времени. Номенклатура – опора трона, и любой правитель, решившийся избавиться от неё, неизбежно ввергает Россию в пучину хаоса, террора и войн.

----------------------------------------------------------------------------

Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх