Финансовые трудности французской знати Средневековья

Вести жизнь благородного господина в Средние века было чрезвычайно дорого.

Вести жизнь благородного господина в Средние века было чрезвычайно дорого.

Человек высокого сословия проводил своё время разнообразно. Война, турнирные поединки, приёмы гостей и охота стоили дорого. Для этого нужно было облагать своих вассалов и подданных громадными поборами, а также грабить врагов. Но даже такой выручки не всегда хватало для обеспечения достойного уровня жизни.

На деле ситуация была плачевной: мелкая или крупная знать могла быть без гроша в кармане. Именно поэтому многие представители элиты охотно шли на всевозможные финансовые уловки, влезали по уши в долги и оставались на крючке у ростовщиков. Отсюда и тяга к разбою, а также непомерная алчность.

Порочный круг средневековой знати: грабёж, убийства и воровство обогащали феодала для трат на военные предприятия, которые дорого стоили.

Соколиная охота. Источник: Wikimedia Commons

Подавляющей массе элиты Средних веков было далеко до Фридриха Барбароссы и Ричарда Львиное Сердце, поэтому вести праздный образ жизни было крайне тяжело. Бюджет сеньоров в Классическое Средневековье был преимущественно дефицитным.

Положение знати в средневековых актах

О финансовом положении сеньоров мы можем судить по актам и документам эпохи. Например, бургундский герцог 12-го века Гуго III хотел поправить своё материальное положение обыкновенным выколачиванием средств. Герцог отдал графство Лангрское местному епископу, так как сеньор должен был 500 ливров духовному лицу. Он также отменил военную повинность для жителей Дижона. Такая щедрость объясняется лишь желанием распрощаться с долгами. Его наследник Эд III решает свои финансовые трудности продажей доменов монастырям и городским коммунам. В 1203 году герцог одолжил 60 ливров у церковников Бона на три месяца.

Виконты, владельцы замков и мелкие сеньоры также находились в долгах «как в шелках». Участие в крестовых походах требовало серьёзных затрат. Закладывались собственные доходы или земли. Господин Андре де Молем в 1189 году (накануне Третьего крестового похода) заложил свой лен за 60 ливров Молемскому аббатству. Другой сеньор Робер де Рисей также отдал в залог своё владение Сини за 10 ливров. А сеньору Аньера, Жирару пришлось расстаться с коровой и частью своей земли, чтобы получить 10 ливров у аббатства Жюйи. Любопытный случай следует отметить в 1203 году, когда сеньору де Нюйи пришлось отдать под залог свои домены. Господин умер, но его вдова с сыном не захотели продать вотчину, чтобы расплатиться с евреями.

Ростовщики. Источник: Wikimedia Commons

Дижонский виконт Гийом де Шамплит взял в долг 300 ливров у ломбардского банкира Пьеро Капитули под доходы от своей земли в Шамплит. Однако проценты выплатить сеньор был не в состоянии. Тогда итальянские кредиторы потребовали забрать его домены. Герцог Эд III вмешался в этот процесс: он выкупил землю своего вассала, взяв кредит у евреев под поручительство.

Даже графы Шампани, одни из главных организаторов местных ярмарок, которые приносили массу денег, и те были в незавидном положении. Граф Генрих II для отъезда в Святую Землю взял в долг у десяти банкиров. Выплата долга продолжилась после его смерти: его преемник Тибо III смог наконец рассчитаться по долгам. В Палестине шампанский граф Генрих II находился в очень неловком положении, и, как писал его хронист Арбуа де Жюбенвиль, он вставал рано утром, не зная, что его люди и он сам будут есть днём.

Третий крестовый поход. Источник: Wikimedia Commons

Его наследники погрязли в долгах у ростовщиков. Единоверцы давали в долг на два месяца, а еврейские кредиторы лишь на неделю. Далее шло начисление процентов. В 1206 году был издан ордонанс, по которому еврейские купцы получали 2% вместо 3% за неделю. Позднее было решено, что кредиторы-иудеи должны будут давать в долг средства только из 43% годовых, без взимания процентов с процентов. Финансы графов Шампани в такой ситуации пели романсы. В мае 1223 года графу Тибо IV даже пришлось заложить аббатству Сен-Дени золотой алтарь с крестом из церкви святого Стефана в Труа. Аббатство дало в долг графу 2000 парижских ливров. Даже в 1252 году долг ещё не был погашен.

В других регионах Французского королевства дела обстояли не лучше. Знать использовала законные средства для пополнения своих бюджетов, но всё равно пребывала в нищете.

Участник Четвёртого крестового похода граф де Сен-Поль Гуго Кандавен писал своему другу, который остался присматривать за его поместьем:

«Я весьма признателен вам за то, что вы так хорошо присматриваете за моей землей. Довожу до вашего сведения, что со времени моего отъезда я ровным счетом ничего не получил и жил с того, что удавалось мне достать, так что накануне сдачи Константинополя мы все были доведены до крайней нужды. Мне пришлось продать свой плащ, чтобы купить хлеба, но я сохранил своих коней и доспехи. Со времени победы я пребываю в добром здравии и уважаем всеми. Тем не менее я не могу отделаться от беспокойства за доходы с моей земли, ибо, ежели Бог даст мне возможность вернуться к себе, я окажусь в больших долгах и мне, конечно, придется расплачиваться из средств моей сеньории».


Алексей Медведь

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх