Нереальные чебуреки

Сёма пришёл в налоговую ещё до открытия. Ему жутко не терпелось покорить океан бизнеса и стать его главной акулой.

Сёма пришёл в налоговую ещё до открытия. Ему жутко не терпелось покорить океан бизнеса и стать его главной акулой. Спустя сорок минут ожиданий его наконец пригласили к одному из двадцати одинаковых серых окошек, где начинали свою жизнь все местные предприниматели.

― Мне оформить ИП, ― заявил Сёма, вальяжно развалившись на стуле и зачесал волосы на бок так пафосно, словно уже находился в списке Forbes.

Налоговичка посмотрела с ироничной жалостной улыбкой на новоиспечённого, пока ещё упитанного и даже выспавшегося бизнесмена и молча поставила штамп.

― Подумайте, а надо ли оно вам, ― сказала сидевшая у соседнего окна пожилая дама с абсолютно седой головой. ― У меня вот праздник, я наконец закрываюсь ― спустя десять лет. Все соки из меня выжал этот бизнес.

― Просто вы не в том возрасте начали, чуть раньше надо было, бабушка, ― подметил самоуверенный Сёма.

― Мне тридцать два… ― тяжело вздохнула женщина и, получив документы, открыла шампанское, не вставая со стула.

Ошарашенный Сёма схватил свои бумаги и побежал прочь, чтобы его не зацепила зараза неудачницы.

Успех неизбежен ― верил Сёма. Он отчетливо видел себя через пять лет на собственной плавучей вилле, растапливающим камин мелкими купюрами. Он хотел бы открыть автомобильный салон или построить пятизвездочный отель на Лазурном берегу. Но…

Первым ударом стала сумма одобренного банком кредита ― её едва хватало на открытие магазина по продаже чехлов и других аксессуаров для мобильных телефонов, торговля которыми отнюдь не сулила скорой строчки в списке Forbes.

Следующей «неприятностью» была цена за аренду торговой точки. Спустя два бессонных месяца проведённых в поисках, он наконец нашел что-то, как ему показалось, подходящее. Довольно просторное и светлое помещение с широкими окнами располагалось почти в самом центре города, но долго пустовало и никому не сдавалось

― Добрый день, а что здесь раньше было? ― Спросил Сёма у владельца.

― Когда-то тут была знаменитая чебуречная, ― с гордостью и ностальгией произнёс мужчина, ― но это было почти сорок лет назад. Потом тут продавали книги, пылесосы, табак, шляпы и… ― он почесал затылок, ― в общем, шляпы тут много всякой было. Но место очень хорошее, проходное, ― хозяин говорил, но в глаза при этом не смотрел, словно что-то утаивал.

― А почему так часто менялись арендаторы? И как-то подозрительно дешево, ― никак не отставал Сёма.

― Льготному договору аренды в зубы не смотрят! Снимать будете? Или я приглашаю других шляпников, прошу прощения, бизнесменов.

― Вы смеетесь надо мной? ― нахмурился Сёма.

―Нет-нет, как можно. Ну так что?

Сёма кивнул, молча поставил подпись и передал аванс.

Уже вечером к дверям его будущего магазина подъехала машина с коробками, полными держателей для телефонов, внешних зарядных устройств, стилусов и прочего малогабаритного товара неизвестного применения.

― Вот тут я поставлю стойку со стеклами, ― воодушевленно произнёс вслух Сёма, словно у него брали интервью.

― Зачем стёкла? Подавать нужно на картонной подложке, так дешевле и мыть не нужно, ― внезапно заворчал над ухом незнакомый голос.

― Ой! ― испуганно вскрикнул Сёма и обернулся на месте, пытаясь понять, кто застал его врасплох.

«Вот бы мне быть таким же богатым, как моё воображение», ― подумал новоиспеченный бизнесмен и продолжил своё «интервью».

― А тут прекрасно встанут чехлы и…

― Сначала стёкла, теперь чехлы. Ты кому тут собрался очки втирать? ― громче прежнего произнёс голос. Судя по тембру, принадлежал он женщине.

― Мы ещё не открылись! Приходите завтра! ― начал было возмущаться Сёма и, снова осмотрев помещение, никого не обнаружил. ― Дичь какая-то, ― выругался он вслух и вытер со лба испарину.

― Никакой дичи, только фермерская свинина и говядина, ― в очередной раз ответили ему. ― Если клиент избалованный пойдет, то можно и на баранину замахнуться, но с ней хлопот не оберешься ― запах специфический.

Бизнесмен начал нервничать. Решив, что кто-то подключился к Bluetooth-колонкам, он кинулся проверять их, но вспомнил, что те приедут только через три дня. Ничего не найдя в итоге, Сёма в сердцах крикнул:

― Идите к чёрту!

Ответ не заставил себя долго ждать:

― Не-е, к чёрту не пойду. У него, видите ли, нёбо нежное, всё на оливковом масле надо жарить, а где это видано?

― Вы, вообще, кто?!

― Эчпочмак в манто! Зинаида я, пекарь! А ты кто такой? Очередной шляпник?

― Шляпы тут, смотрю, всем покоя не дают! Вы, Зинаида, опоздали, помещение арендовал я, а пекари мне не требуются! Уходите вон! Или я вызову полицию! ― истерил арендатор.

― Ты дрожжи случайно с утра не ел? ― посмеялась в ответ Зинаида.

― Нет, а почему вы спрашиваете? ― удивился Сёма.

― Разбухаешь сильно! Короче, запомни: я тут была еще до твоего рождения и никуда не уйду!

― Как это ― до моего рождения? ― Сёма почувствовал, как у него похолодели ладони и кровь отлила от лица.

― А вот так! Это мой личный крест и нести мне его, вернее жарить, до скончания времен.

Сёма достал дрожащими руками телефон и начал искать в интернете информацию о чебуречной, которая когда-то находилась по указанному адресу. На одном из сайтов он увидел фото тех времен. Огромная очередь тянулась на полкилометра. А вот и она, Зинаида ― дородная женщина в белом переднике и высоком колпаке ― продает те самые чебуреки.

― Хо-хо-хо-ти-те сказать, что вы та самая Зинаида? ― дрожащим голосом произнёс Сёма.

― Единственная и неповторимая!

― Но тут написано, что вы умерли сорок лет назад, ― сказав это Сёма сглотнул комок в горле.

― На заборе тоже написано, но сути это не меняет. В общем, запомни: тут будут продаваться только чебуреки. И точка.

Сёма хотел было уже сдаться, но тут почувствовал, как сердце его наливается обидой и злостью.

― Нет! Тут будут продаваться аксессуары! И никакие пекари-призраки меня не испугают! ― твёрдо заявил он.

― Акссесуары? Ну я же говорю, шляпник очередной, ― усмехнулась Зинаида. ― Твои предшественники тоже так говорили. Через два дня тебя тут не будет.

― Посмотрим.

Утром Сёма шёл в свой магазин, преисполненный уверенности и оптимизма. Он уже и думать забыл о вчерашнем неприятном разговоре с призраком и всё это списал на переутомление.

Дым, который валил из магазина, Сёма заметил еще издалека и оставшиеся сто метров преодолел бегом. «Только этого не хватало! Не успел заехать, а уже пожар! Да я же в жизни не расплачу́сь!» ― Сёма мысленно уже выносил себе приговор и вытирал слезы на бегу.

Ворвавшись в магазин, он готов был увидеть, как огонь пожирает товар, а вместе с ним ― и все его надежды на обеспеченную старость. Но вместо этого не увидел ничего, кроме белого жирного дыма, который быстро улетучивался в открытую дверь.

― Что здесь происходит?! ― сорвалось с дрожащих губ Сёмы.

― Слушай, бизнесмен, тут вытяжку надо бы поставить, ― ответила пустота.

― Снова вы?! ― закипел от злости Сёма. ― Я же сказал, тут мой магазин! И никаких…

Не успел он договорить, как дверь открылась и на пороге появился тощий, усатый мужичок, который сходу спросил:

― Простите, а пироги с луком у вас есть?

― Нет! ― прикрикнул на него взбешённый Сёма. ― Ой, простите, ради бога, я не с той ноги сегодня встал. У нас тут аксессуары для телефонов продаются. Может вам защитное стекло нужно? Наклеим бесплатно!

― А с капустой? ― не отставал мужчина, разглядывая стеллаж с кольцевыми селфи-лампами для блогеров.

― Я же вам сказал, у нас…

Сёма не договорил, так как дверь открылась и на пороге возникли двое школьников с разноцветными волосами, глазами, губами.

― У вас бизнес-ланчи с кофе или с чаем? ― промямлил один из них, даже не поздоровавшись.

― Ребят, у нас тут аксессуары продаются, может вам Bluetooth-колонку надо? ― уже устало произнёс Сёма.

― Не, нам беляшей бы.

― Подождите, молодёжь, я тут вообще-то первый в очереди, ― рявкнул на ребят мужичок, а затем снова обратился к Сёме: ― У вас тут такой запах стои́т, что ноги сами меня привели! Дайте тогда обычный чебурек.

Кое-как выпроводив недоумевающих клиентов, Сёма закрыл дверь на ключ и выдавил в атмосферу целый баллончик с освежителем.

Подходя к своему рабочему столу, он вдруг увидел большую скалку, початую пачку муки и шарик из теста. Белым порошком была усыпана почти вся поверхность.

― Что за… Какого… ― ругался Сёма незаконченными предложениями.

― Тестораскаточный стол так себе у тебя. Места мало, поверхность неподходящая. Надо бы из нержавейки, ― ответила спокойно Зина, и скалка сама по себе начала раскатывать кружок.

― Как вы посмели?! ― возмутился Сёма. ― Я за этим столом стекла клею!

― А должен мясорубку крутить! Или мне всё одной тут делать? ― возмутилась в ответ Зинаида.

Тут Сёма услышал, что сбоку что-то шипит. Он обернулся и увидел, как рядом с чехлами, в невидимой фритюрнице, покрывается «золотом» чебурек.

― Да вы же мне тут всё своим маслом забрызгаете!

Сёма чувствовал, как у него наворачиваются слёзы. Не так он представлял себе будни капиталиста.

― Ещё лук резать не начал, а уже расплакался, ― по-доброму подначивала Зинаида.

― Я вас изведу, богом клянусь! ― рявкнул Сёма и выбежал из магазина.

Про бога он не шутил. Через два часа Сёма вернулся в сопровождении батюшки, укомплектованного до зубов всем, что должно было помочь в изгнании злого духа.

Начали с чтения молитв. Батюшка ― по памяти, а Семён вторил ему, читая с листа.

― Прекрасно как! Теперь у нас и чебуреки освящённые, краше куличей! ― раздался уже знакомый голос, от звука которого батюшка подпрыгнул на месте, а Сёма упер руки в бока.

― Что тебе нужно от раба божьего Семёна, Дух?!

― Нужно, чтобы он тестомес купил, если сам не собирается руками работать! ― ответил дух и закинул в невидимую фритюрницу новые порции.

― Вот видите! Она мне весь бизнес портит! Всё жиром тут поросло! ― кричал Сёма, протирая стену дорогими салфетками для экрана.

― Тут требуется серьёзный метод, ― кивнул батюшка.

С этими словами он достал из пакета двухлитровую бутылку святой воды и, наполнив специальную чашу, начал ходить по углам и обрызгивать их, читая молитву.

― Святой отец, коли уж начали, налейте мне в муку́ немного, а то от этого бизнесмена помощи не дождешься, ― обратилась Зинаида к священнику.

Батюшка так увлекся изгнанием, что сам не заметил, как подлил из бутылки в подготовленную белую горку.

― Благодарю, ― ответила Зина.

Замесив тесто, она начала его раскатывать, добавлять фарш, лепить, обжаривать. Воздух снова наполнился ароматом кипящего масла и жареного мяса.

Батюшка постоянно сбивался, захлёбываясь слюной, и в итоге окончательно потерял мысль.

― Вот, попробуйте.

На стойке появился золотой, точно церковный купол, чебурек на картонной подложке. Батюшка облизнулся, но помотал головой.

― Не искушай меня, демон, своей отравой!

― Да вы что, ваше святейшество! Тут же и молитвой воспето, и святой водой приправлено, какая же это отрава? ― удивилась Зина.

Спорить было бессмысленно, да и не хотелось. Батюшка, несмотря на уговоры Семёна остановиться и не поддаваться, укусил от души.

― Святые чебуреки! Как же это вкусно! ― смакуя, произнёс священник и продолжил жевать. Борода его залоснилась, а веки опустились от удовольствия.

Сёма умолял его прекратить богохульствовать и жевать, но батюшка словно не слышал. Доев, он вытер губы и, благословив чебуречную, ушёл на поиски другого неосвященного общепита.

На следующий день к Семёну приехал целый церковный приход, который с радостью взялся за «изгнание» неспокойного духа. Все ушли сытые, довольные и не скупились на благословления.

Семён перестал спать, похудел, осунулся. Он даже не успел ещё заказать вывеску для магазина, а тот уже почти прогорел. За неделю Сёма не продал ни одного чехла и не наклеил ни одного стекла, зато Зинаида охмуряла своей канцерогенной, как её называл Семён, пищей всех, кого он призывал на помощь. А этих людей было немало.

Охотники за приведениями из интернета стекались теперь со всей страны. Ещё были экстрасенсы с телевидения, народные колдуны и многие другие медийные личности, которые рассказывали всему миру о невероятных чебуреках и беляшах.

У Семёна нагло отжимали бизнес. Его стилусы и держатели покрывались слоем жира и муки́ и уже теряли свой товарный вид.

Как-то утром Сёма пришёл к магазину и увидел огромную очередь, тянущуюся аж из другого квартала.

Тут ему в голову пришла мысль, как отомстить Зине за то, что она его так подставила. Договор на аренду помещения был заключен на полгода, и Семён на глазах у очереди повесил огромный замок на дверь.

― Вот и всё! Нет людей ― готовить не для кого! ― радостно заявил Сёма, зайдя в магазин с чёрного входа, и победоносно отбил чечётку.

― Глупо поступаешь, как и все до тебя, ― обиженно буркнула пустота по имени Зина.

― А нечего было рушить мои мечты! Я такие планы строил на этот магазин! ― в сердцах кричал Семён.

― Какие мечты? ― словно не понимая о чём речь, спросил призрак.

― Стать бизнесменом, зарабатывать большие деньги, иметь благодарных клиентов, толпы благодарных кли…

Тут Сёма осёкся. Он почувствовал, как сердце его забилось чаще, и выглянул в окно. Толпа людей, ждущих, когда двери его магазина откроются, никуда не уходила, даже несмотря на замо́к.

― Что, дошло наконец? ― усмехнулась Зинаида. ― Помнишь, что идёт в тесто? ― твёрдо спросила она.

― Мука пшеничная, яйцо, водка… ― бормотал Семён, вспоминая всё, что обычно находил на столе.

― Граммовку помнишь?

Сёма кивнул, как заворожённый. Зинаида всегда произносила вслух сколько и чего нужно добавлять, и он машинально всё запоминал и уже знал назубок.

― Ну вот и отлично! Ты столько раз видел, как я это делаю, что готов сам повторить! Сразу не получится, но ничего. Можешь открываться!

― Как это? Но у меня же чехлы и стекла…

― Хватит очковтирательства, займись ты уже делом! У тебя клиент голодный!

Сёма взглянул еще раз на людей за дверью. Никакой рекламы он не давал, сайтов не покупал, листовки не печатал. Всё уже было готово. Не хватало только нормального оборудования, нескольких столов, разрешений он СанПина и вывески. Он уже на полпути к своим большим целям, вот только…

― Но у меня не осталось денег… Я ― банкрот, ― повесил Семён голову, понимая, что не в то русло утекли его финансы.

― Думаю, пару дней с таким количеством желающих хватит, чтобы заработать на покупку основного оборудования, но лучше найти помощников. Первое время придется много работать руками, ― успокаивала его Зинаида.

― А вы? ― просиял лицом Сёма. ― Вы разве мне не поможете?

― Хватит с меня. Я в отпуск хочу! Столько лет себе замену искала! Нашла я её, скажи мне?

Сёма молча кивнул.

― То-то же, смотри мне. Через месяц приду проверю. Только попробуй не справиться, я из тебя всю душу выстрясу-у-у-у! ― сурово протянула Зинаида и исчезла.

Семён тяжело вздохнул и, выйдя через чёрный вход, побежал в магазин за поварской одеждой, фритюрницей и ручной мясорубкой. У него ещё остались кое-какие деньги на всё это.

Вернувшись через пару часов, он вдруг понял, что толпа никуда не делась и даже стала больше. Он открыл дверь и пригласил людей войти.

Трясущимися от волнения руками Семён принялся раскатывать тесто. Воображение отчетливо рисовало будущую вывеску: «Нереальные чебуреки».


Александр Райн

отсюда

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх