Шарлотта и принц

Вера Либертэ

волк и девушка

Осенний лес несмотря на свои яркие краски не казался Шапочке приветливым.

Одно дело идти к бабушке в летний солнечный день по протоптанной тропинке, и совсем другое — лазить по кустам в октябрьских пасмурных сумерках в поисках грибов. Бабушка, кстати, давно умерла. Надо сказать, что быть съеденной волком — это довольно сильный стресс для организма. Шапочка-то тогда была еще совсем ребенком, и можно сказать, и не заметила бы, если бы не поцарапалась ногой о волчий зуб. А вот для бабули последствия оказались более плачевными и она вскоре зачахла.

Вообще-то жизнь Красной Шапочки тоже не улучшилась после этого происшествия. Если ее и раньше мало кто называл по имени, то теперь и вовсе все забыли, что она человек, а не шапка. Ну вот, кто знает имя Красной Шапочки? Неужели они думают что ее и правда так мама назвала? Ну не в шапке же она родилась! Тем не менее это было только начало. Пока она росла, никто с ней и говорить ни о чем другом не мог, как о том, насколько темно в волчьем брюхе. А потом, когда дело дошло до ухажеров, выяснилось, что все они ее сторонятся, потому что «если уж ей волк подавился, то куда уж мне...». Волк-то не давился, между прочим, но кому это объяснишь!?.
Поэтому, устав от такой жизни, Шапочка решила поселиться в бабушкиной хижине. Первое время было слегка одиноко. Да и еду приходилось всю растить своими руками. Но через пару лет она привыкла и даже нашла себе спутника. То есть в прямом смысле — нашла.

Шла она как-то по лесу, грибы собирала. Вот прямо как сегодня. И вдруг видит — ноги. Подошла поближе, а это юноша лежит, из плеча стрела торчит. Глаза закрыты. Да еще и голый. «Ну, все ясно,» — подумала тогда шапочка, — «бандиты его подстрелили, обокрали и бросили, а одежду забрали». И вот она стояла и думала, что же делать с телом, когда юноша застонал и шевельнулся. «Ну, раз он живой,»- решила Шапочка, — «то придется нести в хижину». И вот вместо грибов притащила она домой на своих хрупких плечиках этого молодого человека, выдернула стрелу, залечила, как умела, рану и уложила в кровать. «Ну надо же!» — опять подумала Шапочка, — «прямо как в сказке — нашла себе принца... Хотя не понятно, принц он или нет, да это и не важно».

Через несколько дней Принц, как прозвала его Шапочка, пришел в себя и конечно же не понял, где он находится. Порывался убежать, но девушка поймала его на пороге и уговорила лечь обратно. Принц соглашаться не хотел, но потом силы покинули его и он бы свалился на пол, но шапочка подхватила его и отволокла обратно на кровать. Изрядно на него при этом ругаясь всеми известными ей подобающими случаю словами, потому что туша у Принца была весьма внушительная. Потом она рассказала ему, что живет в лесу и нашла его под кустом совершенно случайно. И спросила, как его зовут. На этот вопрос он почему-то не смог ответить и Шапочка решила, что у него отказала память, ведь он вполне мог удариться головой, когда падал. И сказала, что раз он не помнит, то она будет звать его Принц, потому что ей это кажется забавным. Принц согласился и спросил, а как ее зовут. Обычно все знали что она — Красная Шапочка, но тут она была без своего плаща, так что можно было сказать как ее на самом деле зовут.

— Ша... Шарлотта, — сказала Шапочка и почувствовала такое облегчение, как-будто и правда начала новую жизнь. — Шарлотта.

Через несколько дней начало холодать. Принц был довольно слаб, но все же помогал Шарлотте собирать и носить в хижину хворост. Левая рука, из которой Шарлотта выдернула стрелу, все еще болела, хотя юноша и не признавался. Он вообще был неразговорчив и довольно мрачен. Прошло около двух недель, может немного больше, и он засобирался уходить.

— А тебе есть куда идти? — удивилась Шарлотта.

— Можно и так сказать. По крайней мере, тут я больше не могу оставаться.

— Но ведь я не гоню тебя.

— Это просто небезопасно. В первую очередь для тебя. Я не хочу навредить тебе, ведь ты была ко мне так добра.

— Ты бандит? Попал в неприятности и на тебя охотятся? Так здесь тебя никто не найдет, а красть тут у меня все равно нечего, так что можешь остаться пока что... — Шарлотта осеклась. «Пока что что?» — подумала она. Но Принц, кажется, не заметил ее замешательства.

— Я не то что бы попал в неприятности, я в них с рождения... И да, на меня охотятся, это несложно было понять по стреле у меня в плече. Ты очень добрая, но вряд ли мне стоит оставаться. Ты даже не знаешь, с кем связалась.

— Так ты же можешь мне рассказать?

— Не уверен, что тебе это понравится...

— А я не уверена, что тебе хочется уходить, иначе бы уже сбежал. Но пока не расскажешь свою историю, я не могу решить, должен ли ты уйти или можешь остаться. Так что пойдем ставить воду на огонь, и решай — с чего начнешь. — Принц тяжело вздохнул, потом ухмыльнулся, а потом зашел обратно в хижину, ведь на улице и правда заметно похолодало.

Когда малиновое варенье было разведено горячей водой и разлито в чашки, Принц естественно сказал, что не знает с чего начать. Но попросил Шарлотту не пугаться, пока она не дослушает до конца. А потом уже может выгнать его, хоть в ту же минуту. Девушка кивнула и приготовилась слушать.

...Лет до пятнадцати я был абсолютно обычным мальчиком, ничем не отличающимся от других из нашей деревни, разве что, кроме цвета глаз. Они у меня светло-голубые, и иногда создается ощущение, что светятся в темноте. Но у моего отца точно такие же глаза, так что и это не казалось чем-то исключительным. Моего отца, кстати, в деревне, побаивались. Он был здоровенный и рука у него была тяжелая. Хотя он был очень справедливый, я всего пару раз получал от него затрещины. Если в селе был какой-то спор, то отца всегда звали рассудить стороны. Но понапрасну тоже не беспокоили. Так вот я был абсолютно обычным парнишкой до первого полнолуния после моего пятнадцатилетия. Это было летом и темнело поздно. Я уже был дома, отец сидел и зашивал сапоги. Он попросил принести ему еще одну свечку и когда я зашел в кладовку, то вдруг почувствовал резкую боль в спине. Потом в ногах. Потом закричал и упал на пол, с полок посыпались вещи. Прибежал отец, он, наверное, хотел меня отругать как следует, но на его лице вдруг отразился такой ужас, что я понял — что-то не так. Я хотел извиниться, но услышал только как кто-то скулит. Потом я понял, что это, кажется я. Я все еще лежал на полу, кости ломило. Я попробовал встать, и получилось только на четвереньки. Меня шатало, я посмотрел на свои руки и увидел лапы. Здоровенные собачьи лапы. Как я потом понял, они были не собачьи, а волчьи, просто я был еще мелкий. Тогда я взглянул на отца и увидел в его глазах отражение своего ужаса. Мне хотелось кричать. Кричать, что я -это все еще я. Меня мучил вопрос, почему это произошло со мной, но все что я мог, это скулить и рычать. Потом на шум прибежала мать, увидела отца, меня и расплакалась, закрыв рот рукой. И только повторяла: «Что же мы будем делать? Что же мы теперь будем делать?»

Говорят, свое первое превращение не забудешь никогда. Наверное, это правда, хотя все остальное я помню как в тумане. Мать обняла меня. Отец взял топор, привязал мне на шею веревку и мы вышли через черный ход прямо в лес, который начинался за нашим домом. Веревка больно терла шею. Все чувства обострились, меня дурманили запахи и звуки, все это мешало слушать, что говорил отец. А он, тем временем, рассказывал, что с ним это тоже произошло в пятнадцать лет, вроде бы потому, что его отца укусил волк или оборотень. Но тогда еще была жива его бабка, она сварила какое-то зелье, поила его им месяц так, что он чуть не помер, но это помогло, и после этого он не обращался. Никто и не думал, что на мне это проявится, ведь со старшими сестрами все было в порядке. Еще он сказал, что мне нельзя оставаться в селе, потому что деревенские все быстро поймут и убьют меня, так как будут бояться. И что в лесу у меня больше шансов. Если бы он тогда знал, на что он меня обрек... В следующие годы мне часто казалось, что лучше бы деревенские меня убили тогда. Так вот отец отпустил меня в чаще, а сам отправился домой, не оборачиваясь и держа топор наготове. Никогда не знаешь, кого встретишь ночью в лесу.
После этого для меня настали тяжелые времена, о которых грустно рассказывать и совершенно не интересно слушать. Я скитался, скрывался, учился охотиться, учился воровать. Обращаться приходилось когда угодно, в любое полнолуние и никогда не было понятно, как долго это может продлиться. Я удивляюсь, как я не сошел с ума, я не знал, кто я — волк или человек. Я даже пару раз выходил к охотникам, чтобы они меня подстрелили, но они оказывались трусливыми и разбегались. А потом я нашел стаю. Стаю, наполовину состоящую из оборотней, а наполовину из обычных волков. Хотя волки и не очень любят оборотней, потому что не понимают их, когда те принимают человеческий вид. А мы-то все понимаем. Но ничего, тут как-то ужились, меня научили уму разуму, рассказали то, чего я раньше не знал о нашем брате. Например то, что некоторые проводят большую часть времени волками, а у некоторых полностью затмевается сознание. Некоторые обращаются всего на пару дней в год, таких обычно жены запирают в подвалах на это время. Потом у меня наконец установился период превращений, теперь это каждое полнолуние на 7-10 дней. Я много лет прожил в этой стае. До недавнего времени, пока не началась охота на оборотней. Никто из людей не знает, как отличить волка от оборотня, это могут только другие оборотни. И вот появился один, который пришел к королю и сказал, что шкуры оборотней самые ценные и очень прочные (что, кстати, правда) и предложил помочь изловить оборотней в королевских лесах в обмен на личную неприкосновенность. И вот охотники наткнулись на нашу стоянку... Все бежали, кто куда мог, я мчался изо всех сил, но одна стрела меня достала. Хорошо, что собаки не ловят оборотней, не пускаются по следу. Не знаю почему, даже не спрашивай. Может боятся, может уважают, не знаю. Собаки вообще молодцы. Если бы охотники меня нашли, то все, моя бы шкура уже была высушена и выделана. Но я и со стрелой в лапе промчался еще немало, а потом, кажется, как раз настало превращение, которое отобрало у меня последние силы, и я свалился в беспамятстве. Таким ты меня и нашла. Перед тем, как ты меня выгонишь, хочу только сказать, что я полностью себя контролирую и осознаю в волчьей шкуре. Хотя все эмоции и чувства гораздо острее, но это, пожалуй, единственное различие.

Шапочка помолчала. Она задумчиво ковыряла деревянный стол ножом.

— Ну, наверное, волк, который нас с бабушкой съел тогда, тоже был оборотнем, — сказала она после долгой паузы.

— Эээ... В смысле? Съел вас с бабушкой?

— Не говори, что ты ничего не слышал про Красную Шапочку, — поморщилась девушка.

— А почему я должен был о ней слышать? Я шапки не ношу... Да еще и женские, судя по названию.

— Ты что, серьезно? или издеваешься?

— Ну что ты, и в мыслях не было! Я, кажется, действительно не понимаю...

— Ой, ну опять рассказывать. Короче говоря, когда я была маленькая, мама послала меня к бабушке, вот в эту хижину. Я шла себе по лесу, песенки пела, несла пирожки. Прихожу, смотрю, бабушка в кровати лежит, приболела, думаю. Да и выглядит как-то неважно, волос на лице многовато и уши торчат из-под чепчика. Ну я-то бабушку редко до этого видела, поэтому меня наверное мама к ней и послала. Ну, точно, думаю, приболела. Тогда я ее стала расспрашивать, что с ней такое и почему нос такой большой, а она потом ни с того ни с сего говорит: «А я, Шапочка, совсем не бабушка твоя, я — серый волк. И сейчас я тебя съем».

— Что, прям так и сказал?

— Ну да. Я и говорю тебе, что наверное он тоже был оборотнем, иначе откуда ему уметь говорить.

— Может быть... Ну а дальше что было?

— Ну, а что, съел. Натурально проглотил. Довольно неприятное ощущение. Я свалилась на бабушку, потому что ее он до этого съел, и ногу поцарапала. Темно. «Привет, — говорю, — бабушка! А я к тебе в гости шла, пирожки вот, от мамы». Съели мы пирожки, потому что волк меня прямо с корзинкой проглотил. И дальше сидим, думаем, что делать. Ну, точнее я сижу на бабушке. А потом вдруг ни с того ни с сего шум, выстрел, волк падает. Ну и мы, конечно, вместе с ним. Бабушка упала на меня и здорово мне руку придавила, до сих пор иногда болит. Потом нас выпустили из волка и мы домой пошли. Вот собственно и вся история.

— А ты не придумываешь?

— Да нет же, зачем бы мне придумывать! Я — та самая Красная Шапочка, все меня так и зовут, а у бабушки раньше и шкура этого волка хранилась, но я когда сюда переселилась — выкинула, мне и так напоминаний хватает. Шрам вот на ноге от зубов его.

— Ага... Ну теперь я понимаю почему ты сказала, что тебя Шарлотта зовут.

— Я тебе так сказала, потому что именно так меня и зовут!! Только никто этого уже не помнит!.. Ну так что, как думаешь, был тот волк оборотнем?

— Ну вообще-то у нас есть выражение: «Будешь с жертвами болтать — ни бабки ни Шапки тебе не видать». Сейчас его сократили и после неудачной охоты просто говорят «ни бабки ни шапки». Никогда бы не подумал, что у этой фразы есть реальная основа. Хотя с другой стороны — зачем волку шапка?
Поделившись своими секретами Шарлотта и Принц поняли, что вполне могут существовать вместе и это даже пойдет им на пользу. Шарлотта, столкнувшись со своим детским кошмаром, обнаружила, что он милый, добрый и заботливый, все время что-то делает по дому и, что самое удивительное, с ним она чувствует себя гораздо защищенней в потерянной лесной хижине. Принц же, который уже почти забыл о нормальном человеческом общении, наслаждаться каждым моментом, проведенным с тем, кто не отрицает и не осуждает его за волчью природу. От людей он был вынужден скрывать зверя, звери не любили и боялись человека в нем. Шарлотту, казалось, не беспокоило ни одно, ни другое. Есть вещи, которые человек не может в себе изменить, а если сделает это, то потеряет себя. Так что оба молодых человека жили в мире и гармонии, пока не подошло время превращения. Нервничать первым начал Принц.

— Знаешь, Шарлотта, мне, наверное, лучше уйти на волчье время. Чтобы зря не пугать тебя.

— А ты меня можешь съесть?

— Ну что ты, нет. Я же остаюсь тем же самым в волке, я же тебе говорил. Так что ни за что в жизни не стал бы тебе вредить.

— В таком случае никуда ты не пойдешь. За десять дней я сойду с ума от мысли, что тебя подстрелили охотники и стягивают с тебя шкуру. А в моей хижине никто тебя не будет искать.

— Есть еще кое-что. Твоя морковка и репа конечно очень вкусные. И как человека они меня полностью устраивают, всю жизнь бы ел. Но волку это точно не придется по вкусу. Волку нужно охотиться.

— Ну будешь ходить ночью. Только недалеко. И возвращайся поскорее. И ничего с собой не притаскивай, очень прошу.

— Хорошо, — рассмеялся Принц. — Если тебе так будет спокойнее.

Но на время превращения он все-таки спрятался в кустах, потому что видел, как превращались его товарищи и знал, что нет в этом зрелище ничего приятного. А потом притащил в зубах свою одежду и заскреб лапой в дверь. Сказать, что при виде его Шарлотта побледнела, это все равно что не сказать ничего. Вся кровь сошла с ее лица, а потом она свалилась в обморок. «Ну вот тебе на!» — подумал Принц, и начал вылизывать ей шею и лицо. Когда она наконец пришла в себя, волк укоризненно тыкнул ее холодным носом в щеку и сел рядом.

— Ладно-ладно. Извини. Я привыкну, — сказала ему Шарлотта и привыкла.

И так он превращался несколько раз, пока не настала глубокая зима, снегом замело все вокруг и солнце не показывалось неделями. Шарлотта видела, как отощал Принц за первые пять дней волчьего времени в этот раз. На шестой день он не пошел охотиться, а лег у ее кровати и заскулил. Тогда Шарлотта сварила ему полный котелок морковки, которую волк съел за считанные минуты, а потом пристыжено спрятался в угол.

— Ну ладно тебе, — сказала девушка, — что же делать, если вся твоя добыча попряталась. Потерпи немного.
Принц вздохнул, подошел поближе и положил голову ей на колени. «Как же я люблю тебя,» — подумал он.
Когда совсем стемнело Шарлотта пошла на улицу за дровами для печи. Ее не было всего несколько минут, когда Принц учуял приближение волков. Он выскочил на улицу и, увидев Шарлотту постарался загнать ее в дом. Он рычал на нее, кружился вокруг, но она не понимала, чего он от нее хочет. Отчаявшись, волк схватил ее за подол юбки и потащил к двери. Но было поздно. Мощный удар в бок снес его с лап и повалил на землю, в зубах у него остался лишь клок юбки. Здоровенный волчище ухватил его за горло и прижал к земле. «Теперь она наша» — прорычал он.

— И зачем она вам? — прохрипел Принц, который изо всех сил старался избавится от адской хватки.

— Как это — зачем? — Это был уже другой волк, вожак, который стоял в двух шагах от Шарлотты, окруженной волками и прижавшейся спиной к стене. — Затем же, зачем и тебе. Думаешь, мы ничего не поняли, когда узнали, что ты остался у нее? Ты довольно хитер, если убедил ее, что оборотня можно не бояться. Но даже Тупица понял, что ты просто держишь ее до голодных времен, и кажется, не намерен делиться. Так что теперь, в наказание, тебе не достанется ни кусочка. — «только Тупица и мог до этого додуматься,» — подумал Принц, стиснув зубы.

— И мы как раз вовремя. Похоже, тебе надоело ждать, а?

— Что ты имеешь ввиду? — прохрипел принц. Он перестал сопротивляться и хватка вокруг его шеи слегка ослабла.

— Как что, думаешь, я не вижу клок ее тряпок, который ты оторвал?! Ты решил съесть ее сегодня! — Принц понял, что после такого неопровежимого доказательства ему уже не переубедить стаю в их правоте.

— Пора. Давайте съедим ее. А потом разберемся с предателем, который решил не делиться со своими братьями. Держите его покрепче, — и вожак приготовился к прыжку.

— Принц, пожалуйста, придумай что нибудь... Отдай им наше мясо. — Шарлотта сказала это тихо-тихо. Она не плакала и даже не дрожала. Только ее лицо стало таким же бледным как снег и голубые глаза сверкали на нем каким-то неестественным блеском. «Какое еще мясо?» — пронеслось в голове у Принца, «о чем она, к черту, говорит?».

— Подождите! — гавкнул он. — У нас есть мясо. Много мяса. Запасы с лета. Я сам ловил кроликов, таскал овец и кур в волчьи дни. Это все спрятано у нас в хижине. Вам всем хватит на месяц.

— Мы разберемся с этим позже, мяса мало не бывает.

— Нет, оно заперто так, что ни один зверь до него не доберется. И спрятано.

— И что же ты предлагаешь?

— Вы пустите ее в дом и она отдаст вам мясо. Но ее вы не съедите.

— Ты думаешь, мы дураки? Она просто закроется в этой халупе и мы не увидим ни мяса, ни ее. Нам останется только съесть тебя, а ты костлявый, да и вообще придется либо ждать, пока ты превратишься в человека, либо просто убить тебя сейчас. Тем более как ты объяснишь ей, что делать? Это нам не подходит.

— Тогда вы пустите меня, а ее держите. И я принесу вам то, что вы хотите.

— Для этого тебе надо быть мерзким человеком.

— Я обращусь. Но никто этого не сможет видеть. Я пойду в дом один.

— Никто не может обращаться по своей воле.

— Я смогу. Увидите. — А ведь никто и не мог. И Принц никогда этого не делал. Только слышал один раз какую-то смутную историю. Но сейчас это было необходимо.

— В конце концов, мы ничего не теряем. Отомстить тебе за предательство мы сможем и позже. Иди.

Волки что-то рычали и рычали и ничего не происходило. Шарлотта уже порядком замерзла и перестала бояться. Конечно, ей не хотелось умирать, тем более сейчас, когда она нашла человека, с которым может разделить свое одиночество. Но что поделать, если он не совсем человек и волки будут всегда преследовать его. Шарлотта прислушалась к рычанию и поняла, что разбирает смысл. Хотя и не очень точно. Они договаривались о мясе, которое она предложила отдать. Только вот нет никакого мяса. Это просто способ одному из них попасть в дом и запереться там, но второй неминуемо останется тут, и его шансы выжить сводятся к нулю. Похоже, волки не согласились пустить ее внутрь, ну хотя бы Принцу повезет. Хорошо, что он, будучи волком, научился закрывать дверь на запор. Ну вот, они сказали, что если его не будет слишком долго, то ей конец. «Как бы мне хотелось сейчас быть волчицей,» — подумала Шарлотта, — «они же сказали, что своих не едят».
Принц закрыл за собой дверь, но звука опускающегося запора Шарлотта не услышала. Б;льшая часть стаи собралась у крыльца, в ожидании Принца. Он, кажется сказал, что сможет обратиться в человека. Тоже сказки, как и несуществующее мясо. Ее сейчас охраняли всего два волка, да и то постоянно оглядывались в сторону двери. Можно было бы что-то сделать, жаль, нет шансов на побег. Дверь открылась и на пороге появился человек.
— Идите сюда, идите поближе. Кое-что у меня для вас есть. — волки слабо понимали человеческую речь но подтянулись поближе. Тогда Принц выхватил огромный подожженный факел, который раньше держал спрятанный за дверью и начал размахивать им перед мордами зверей.

— Вот сукин сын! — завизжали волки, — Он обманул нас!! Хватайте девчонку и убираемся! — прорычал вожак.

— Ее нет! — гавкнул один из волков, которые охраняли ее, похоже это был Тупица.

— Где она?! Где она, шельмы?! — закричал принц и начал отчаяннее размахивать факелом. Под руку ему подвернулся вожак и он ткнул горящим концом ему в бок, от чего тот взвизгнул.

— Убираемся отсюда! В разные стороны! Она не могла уйти далеко! Найдем ее по дороге! — и волки бросились в рассыпную, потому что огонь вселял им такой ужас, какой они не могли в себе долго сдерживать.

— Шарлотта! Шарлотта! — кричал Принц. Горло у него болело и кровоточило от волчьей хватки, говорить было больно, но он не замечал этого. Он носился вокруг хижины и искал ее. И нигде не мог найти. Место, где она стояла, было истоптано человеческими следами, но потом они путались с волчьими и никуда не вели. На крышу она не могла залезть, это абсолютно исключено.

— Шарлотта, пожалуйста, где ты? Они ушли, иди сюда! Иди на свет. — у Принца выступили слезы отчаяния. Он не понимал, куда она могла деться.

Вдруг в кустах блеснули глаза. Не желтые волчье, а голубые, но какие-то огромные. Принц остановился, посмотрел в эти глаза, в которых играли отблески пламени факела.

— Шарлотта? — позвал он.

Все волки боятся огня. Не боятся только оборотни, потому что они знают, как с ним обращаться. Что не надо совать в него нос и вообще лучше держаться подальше. Поэтому Шарлотта выползла на брюхе из-за куста и, скуля и прижимая уши, поползла к Принцу. Она была обворожительно красивой волчицей, с небесно-голубыми глазами и белой грудью.

Принц воткнул факел в снег и присел на корточки. Когда волчица подползал к нему, села рядом и лизнула его в щеку, он погладил ее и сказал:

— Шарлотта, девочка... Почему у тебя такие большие зубы?

-------------------------------------------------------- ------------------

© Copyright: Вера Либертэ, 2012

Свидетельство о публикации №212113001839

Источник:

Проза.ру

© content.foto.google.com

*****************************

Вера Либертэ

invero

Произведения

* Шарлотта и принц — новеллы, 30.11.2012 21:56
* Так хочется сойти с ума... — миниатюры, 03.06.2011 19:30
* Одичавшие — миниатюры, 26.01.2011 20:04
* Понаехали — миниатюры, 13.10.2010 19:48
* О принцессе и разбойнике. Сказка. — новеллы, 23.07.2010 13:36
* Как выбрать девушке духи — публицистика, 23.06.2010 12:36
* Диалоги играющих душами — миниатюры, 06.03.2010 02:19
* Идеальное свидание — миниатюры, 01.03.2010 00:36
* Хочешь быть со мной? — миниатюры, 18.01.2010 02:25
* Неприкаянная свобода — миниатюры, 06.01.2010 02:38
* Если бы я могла умереть прямо сейчас — миниатюры, 23.12.2009 22:47
* Этюд в красно-желтых тонах — миниатюры, 21.12.2009 23:05
* Злые чары бабочки — миниатюры, 20.12.2009 12:48
* Свет любви и мандарины — миниатюры, 20.12.2009 12:41


Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх