Хуже губернаторского

«Положение хуже губернаторского», - давно гуляет в народе этот фразеологизм

Небезызвестные юристы сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Павел Крашенинников («ЕР») вносят на рассмотрение Госдумы новый законопроект об общих принципах организации власти в регионах. Главное в нем — новации, с недавних пор именуемые «обнуление». Речь о том, чтобы снять с губернаторов ограничение сроков пребывания во власти. Если сегодня им можно лишь «два срока подряд», то по-новому им будет разрешено сидеть в нагретом кресле сколько угодно. Если, конечно, президент не высадит.

«Положение хуже губернаторского», — давно гуляет в народе этот фразеологизм.

Говорят, он появился еще в 1800 году вместе с указом Павла I. В Костромской губернии случилось крупное ограбление почты, в связи с чем император велел в случае повторения таких ограблений взыскивать убытки именно с главы региона. Да и поделом: если тебя поставили командовать конкретной территорией, то и отвечай за тамошние дела лично, в том числе собственным благосостоянием.

В нынешней России с губернаторами тоже все непросто. С одной стороны, их кандидатуры согласовываются на самом высоком уровне, в Москве выдается некий карт-бланш: «Трудись, Вася, дуй до горы, мы прикроем!» Но, с другой стороны, если допустишь серьезную промашку — возьмешь не по чину, перебежишь дорогу сильным мира сего или — о ужас! — не обеспечишь победу на выборах партии власти, — расправа будет быстрой и беспощадной.

По данным экспертов, в России с 1996 года под уголовную ответственность попали 34 главы региона, в том числе 19 действующих! Помнится, даже эффективный и всемогущий мэр Москвы Юрий Лужков с треском был уволен из-за задымления столицы горевшими (в Подмосковье!) торфяниками.

Один этот факт свидетельствует, сколь несложно найти повод, чтобы сделать любого губернатора крайним, докопаться до него, как до телеграфного столба. Рисковая должность. А такие риски надо чем-то компенсировать.

22 августа 1991 года, после провала ГКЧП, президент РСФСР Борис Ельцин подписал указ «О некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР».

В регионах — областях, краях, автономных областях — вместо Советов народных депутатов были учреждены региональные администрации. Их главы назначались и отрешались от должности президентом России. Эта норма не распространялась на республики, где высшее должностное лицо избиралось в ходе прямых выборов или депутатами местных парламентов. Так Москва заигрывала с национальными территориями, опасаясь их сепаратистских настроений.

Целью моратория была заявлена стабилизация политической ситуации в стране на период проведения экономических реформ. На местах оставалось немало влиятельных представителей партхозноменклатуры, и в ВС РСФСР опасались, что они перехватят рычаги власти в регионах. Взяв право назначать начальников в регионы, федеральная власть ограждала себя от политических сюрпризов.

Однако после разгрома парламента рвущиеся во власть либералы настойчиво просили предоставить им «региональный трамплин» и убрать оппонентов. Поэтому 17 сентября 1995 года президент Б. Ельцин назначил проведение прямых выборов глав администраций субъектов РФ на декабрь 1996 года.

А чтобы окоротить парламентскую вольницу, которую Ельцин сильно невзлюбил, выбранных губернаторов и глав заксобраний из тех же регионов записали в Совет Федерации с января 1996 года.

Но по иронии судьбы именно свободные выборы в регионах привели во власть немало сильных, а главное — самостоятельных и самодостаточных управленцев, имевших авторитет и влияние на местах. Собранные в Совете Федерации, эти люди стали серьезной политической силой, способной помериться даже с президентом.

Понятно, что такая конфигурация региональной власти тоже таила в себе большие риски для верхов. И с приходом нового президента СФ стал формироваться из назначенных представителей регионов, которые должны работать на постоянной основе, с января 2002 года. А вскоре подвернулся предлог отменить и выборы губернаторов. После трагедии в Беслане было объявлено, что «единство вертикали власти должно обеспечить эффективную борьбу с терроризмом», и в результате глав регионов стал назначать президент, а одобрять региональные парламенты.

Но когда после массовых акций протеста в конце 2011-го — начале 2012 года народу — при президенте Д. Медведеве — пообещали очередную демократизацию, власти снова вернули прямые выборы губернаторов.

Так уж организована сегодня российская власть, что федеральные ведомства и столоначальники «страшно далеки от народа». Чем дальше, тем больше люди недовольны своей жизнью, но поделиться этими настроениями с Москвой у них нет возможности. А губернатор — вот он, рядом. Можно хоть что-то протестное прокричать под его окнами или написать на соответствующем заборе. Поэтому именно губернаторы оказываются разменной монетой в отношениях населения регионов и федеральных властей. Поэтому свистопляска с выдвижением — назначением — избранием обречена продолжаться.

Проект, предложенный Клишасом — Крашенинниковым,

— это попытка хоть как-то законсервировать ситуацию.

«Неограниченные возможности для губернаторов переизбираться дают право федеральному центру создавать устойчивые коалиции игроков в ситуации ухудшающейся экономики. Можно делать ставку на глав, которые держат ситуацию под контролем, не опасаясь, что они станут «хромыми утками», — утверждает политолог Илья Гращенков.

В свою очередь, политолог Аббас Галлямов отмечает, что законопроект — прямой сигнал обществу, что власти неинтересен запрос людей на новые лица и обновление системы. То есть только президент, а не законодательные ограничения в виде двух сроков будут решать, когда губернатору пора уйти.

*************************

Короче, сериал «Положение хуже губернаторского» продолжается...


Григорий Алексеев

МН

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх