Право на мат
Сколько зарабатывают художники в России

ненорматив

Лера Бокашева пишет...

С 1 июля вступает в силу закон о недопустимости использования ненормативной лексики. Пока — в печатной продукции. Ну и вообще в СМИ. Запикивать будут. Запретительная политика, увы, излюбленный прием в нашей стране. Как говорила Фаина Раневская, — «Попа есть, а слова — нет». То есть, она, бессмертная Фаина, говорила не слово «попа», но как теперь обозначить то, что она сказала, я не знаю. Можно, конечно, ж и три точки. Но выглядит это еще нелепей, чем «попа».

Не подумайте, что я злостная матерщинница. Но мне ужасно не нравится то, что опять — законодательное запрещение в столь деликатной области. Существует уже множество поправок и оговорок: например, «если в эфире или в печати было употреблено устойчивое выражение с бранным словом или часть слова, будет проведена лингвистическая экспертиза».

Хоть убейте, я не пойму, что это значит.

Экспертиза, конечно, покажет и расскажет, но вот вопрос — кто будет этими экспертами? Опять будут злоупотребления и перегибы.

2

Мы сами знаем, до какого маразма доходят подобные «эксперты».

Приведу маленький примерчик из жизни отдыхающих, не имеющий отношения к мату, но самое прямое — к перегибам.

Я, знаете ли, имею слабость: собираю ковровскую игрушку. Ну, такую, где толстые тетеньки в ярких платьицах с коромыслом, и кошечки-печки-лавочки. Уже две полки собрала. Покупаю я обычно всю эту прелесть в киоске, торгующем всякой всячиной, от павловопосадских платков до индийских благовоний. Радостная продавщица меня уже знает. Почему радостная? Да потому что я все время новенькое покупаю. Мы с ней немножко болтаем. Я ей рассказала, что смотрела сайт с ковровыми прелестями и видела там серию под названием «Банька», там не порно, но задорно, толстые тетеньки без платьиц, но с кадушками и вениками. Продавщица сказала — я для вас закажу, если вы придете и купите. Я говорю — приду, в чем вопрос, куплю. Так вот, сегодня прихожу, а она мне машет уже издали из своего окошка: "Как хорошо что вы пришли! Я-то вам заказала «Баньку»! И достает из-под прилавка просто роскошную скульптурку: тетка парится, мужичонка лежит кверху тем самым, с «ж» и тремя точками. Ну, прелесть. Говорит мне продавщица: «А я вас высматриваю с утра, вдруг как мимо пройдете». Я удивилась — ну, не я, так другой кто-нибудь купит.

Ан нет. Нельзя оказывается такое — ТАКОЕ — выставить на прилавок. Клянусь, там ничего ужасного, никакой порнографии. Фигурки. Моются. Шайки. Веники. Но наличие голой Ж и три точки и голых же грудей, оказывается, делает невозможным выставить игрушку на прилавок.

Порнуха. Жесть.

Вот и с матом то же самое. Это — борьба с ветряными мельницами. Подмена понятий. Запрет курить на улице, запрет ходить в балетках или, наоборот, на высоких каблуках, запрет продавать сигареты женщинам моложе сорока. Последние два «запрета», по счастью, не оформлены законодательно. Но меня удивляет сам факт того, что кто-то все время старается сделать нас лучше, здоровее, счастливее путем этих «нельзя».

А про мат — знаете, в годы моего советского детства матерились разве что на стройке, когда упадет бетонная плита. Я помню, как мы сами, школьники, осуждали одноклассника, который позволил себе то самое слово на ж с тремя точками. Он произнес его в приличном обществе! Мы считали себя приличным обществом. И не надо лечить последствия. Надо лечить не осложнения в виде мата, не самые страшные. Надо лечить общество — чтобы оно снова стало считать себя приличным.

Тогда материться в нем будет просто недопустимо...

----------------------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх