Почему Михаил Прохоров не стал Сильвио Берлускони

Михаил Прохоров

Борис Романов

С началом избирательной кампании в Государственную Думу в СМИ активно обсуждался новый облик старой либеральной партии «Правое дело», в прошлом «Союз правых сил», «Демократический выбор России». Даже критически настроенные комментаторы признавали, что решение известного олигарха, одного из самых богатых людей в России, занимающего третье место в списке российских миллиардеров с состоянием в 18 миллиардов долларов, Михаила Прохорова возглавить партию открыло правым либералам широкие возможности для предвыборной рекламы.

Действительно, на прошлых выборах в Государственную Думу СПС потерпел сокрушительное поражение. В 2007 года «Союз правых сил», так тогда называлась партия, заявлял о себе как о демократической оппозиции. Тогдашний лидер «правых» Никита Белых (ныне губернатор Кировской области) выступал как жесткий оппозиционер и оппонент политики президента В.В. Путина. Причем риторика СПС была куда более оппозиционной, чем их конкурента на либеральном поле — партии «Яблоко»

С приходом М. Прохорова образ партии существенно изменился. Партия до самого последнего времени объявлявшая себя либеральной и демократической оппозицией правительству и «Единой России» исключила понятие оппозиционность из своего лексикона. Новый лидер заявил что «Правое дело» намерено стать второй партией власти.

Прохоров превратил партию в свою вотчину, стал ее единоличным лидером и символом. В одной только Москве установлено огромное количество билбордов с изображением Прохорова. Борис Надеждин, член федерального политсовета «ПД», сыгравший не последнюю роль в его отстранении с поста лидера, еще недавно с восторгом заявлял: Прохоров в партии теперь «царь, отец, бог и воинский начальник». Однако сами руководители правых либералов всегда подчеркивали свою демократическую направленность и приверженность ценностям гражданских свобод, защиты прав человека, свободы предпринимательства.

И возник закономерный вопрос — как такой авторитарный стиль сочетается с приверженностью ценностям демократии и либерализма и какие методы управления страной может предложить Михаил Прохоров, если в своей партии он действует как диктатор.

«Правое дело» быстро превращалось в партию одного человека, занимающего достаточно противоречивую позицию: с одной стороны, критикующего «Единую Россию», а с другой стороны, отрицающего свою оппозиционность.

Манифест партии «Правое дело», с которым Прохоров собирался идти на выборы, содержит набор популистских обещаний для всех слоев общества, а предложения войти в зону евро и отказаться от национальной валюты вызывают усмешку у серьезных экономистов. Если говорить об идее проекта большой Европы, изложенной в Манифесте, создании единого экономического и политического пространства, куда должна включится Россия, то это во многом повторение тезисов известного американского геополитика Збигнева Бжезинского. Недавно он озвучил свои старые идеи, протаскивающие в новой упаковке американскую гегемонию, на прошедшем 11 сентября международном политическом форуме в Ярославле. Неслучайно в своей знаменитой книге «Великая шахматная доска» З. Бжезинский писал, что «расширенная Европа и НАТО будут способствовать реализации краткосрочных и долгосрочных целей политики США». Наибольшие опасения Бжезинского вызывает возможность восстановления влияния России на постсоветском пространстве. По планам Бжезинского, необходимы децентрализация РФ с целью превращения ее в аморфную конфедерацию, состоящую из трех частей: Европейская Россия, Сибирская республика, Дальневосточная республика.

Не случайно идеолог «Правого дела» Владислав Иноземцев прямо заявил на съезде партии, что «суверенитет страны приносит нашим согражданам меньше благ, чем могла бы принести уступка его части в пользу общеевропейских институтов».

Что касается популистских обещаний, раздаваемых в Манифесте «Правого дела», то и на прошлых выборах «правые» тоже пытались завоевать голоса малоимущих, особенно пенсионеров, и выдвигали лозунг: Спасем пенсионеров – спасем всех. СПС даже предлагал инициировать пенсионный референдум о повышении пенсий в 2,5 раза. Но это не помогло.

А вот предложения бизнесмена Прохорова шли совсем в другом направлении. Ранее он прославился инициативой об увеличении продолжительности рабочей недели, причем выступил с этой идеей от имени Российского Союза промышленников и предпринимателей, в котором Прохоров возглавляет с 2010 года Комитет по рынкам труда. Более того, им был выдвинут ряд предложений по изменению трудового законодательства, в том числе устранение обязательной нормы предварительного уведомления работника о сокращении, увольнение по единоличному решению работодателя, внедрение практики заключения срочных трудовых договоров на 1 год и ряд других мер, существенно ограничивающих права трудящихся.

С точки зрения некоторых экспертов РСПП, России для дальнейшего экономического роста больше подходит «азиатская модель» экономики (низкие социальные гарантии и высокие требования к работнику), а вовсе не «европейская» (высокие социальные гарантии и защищенные права работников).

М. Прохоров в своем блоге утверждал, что европейская система социал-демократического социализма переживает кризис, и ставил в пример опыт успешных экономик ряда стран Азии, в том числе Китая. При этом игнорируется тот очевидный факт, что в России с учетом уровня зарплаты бюджетников в большинстве регионов, возможность «затягивать пояса» полностью отсутствует и чревата социальным взрывом.

На самом деле «правые» всегда выражали интересы крупного российского капитала в наибольшей степени интегрированного в мировую экономику, менеджеров крупных корпораций, тех групп населения, которые выиграли от политики приватизации 90-х.

Однако, придя в политику, Михаил Прохоров интуитивно почувствовал, что праволиберальная идеология не популярна в стране и стал создавать новый имидж партии, но явно не смог его найти. Периодически лидер «правых» выступал с пространными заявлениями вроде необходимости создания новой системы национальных ценностей и предлагал «переформатировать сознание».

Возможно, Михаил Прохоров хотел повторить опыт итальянского премьера Берлускони, влиятельного магната, ставшего ведущим и самым популярным политиком этой страны.

Скандальный имидж нового лидера российских «правых», связанный с задержанием французской полицией несколько лет назад олигарха и его друзей в Куршевеле с девицами легкого поведения, вполне соответствовал образу Сильвио Берлускони, известного своими похождениями, экстравагантными заявлениями и поступками. Хорошо известно, что вечеринки Прохорова прославились своим размахом среди постоянных обитателей фешенебельных курортов в Сан-Тропе, на Лазурном берегу и в горнолыжном Куршевеле. Говорят, что на Nikki Beach, на вечеринке в Voile Rouge, Михаил Прохоров даже поставил рекорд местного значения в обливании фотомоделей коллекционным шампанским.

Самое главное, что Прохоров так и не смог сформировать команду единомышленников, а многие его соратники по указке свыше сразу предали своего лидера, которому еще недавно так истерично рукоплескали. Вряд ли коллеги Прохорова по «олигархическому цеху» могли быть довольны его политической активностью. Постоянное присутствие Прохорова в информационном пространстве создавало для него определенные преимущества перед конкурентами по бизнесу.

А непредсказуемость Прохорова, его готовность к привлечению политических фигур, вызывающих аллергию у Кремля, также сыграла свою роль в завершении официозного либерального проекта.

Партия «Правое дело» фактически развалилась в самом начале предвыборной гонки, но, к сожалению, «правая» неолиберальная социально-экономическая политика осталась.

--------------------------------------------------

Борис Романов — эксперт Фонда исследования и моделирования общественных процессов.

******************

Источник:

*-  http://www.stoletie.ru/

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх