Палёнка угрожает жизни россиян

В Оренбургской области 34 человека умерли от отравления суррогатным алкоголем. В бутылках оказался метиловый спирт.

В Оренбургской области 34 человека умерли от отравления суррогатным алкоголем. В бутылках оказался метиловый спирт. Эксперты говорят, что если государство будет повышать цены на алкоголь, то таких трагедий станет еще больше.

Поселок Красный Чабан, где произошла трагедия, находится в 25 километрах от Орска. Новости о череде смертей здесь разлетелись мгновенно. «Знаете, как тут страшно было? Весь день одних хоронят, вторых привозят, могилы копают. И все выходные так, и сколько еще привезут — неизвестно. Куда смотрели наши власти? Зачем этим торговать разрешали, столько людей погубили», — рассказала местным журналистам жительница поселка Инга.

О том, что местные власти очень хорошо знали все точки, где продают нелегальный алкоголь, говорят в поселке практически все. Многие уверены, что именно администрация держит и прикрывает основное подпольное производство. От жителей не укрылось, что торговую точку, где продавали отраву, полицейские нашли через час после первой смерти. Словно заранее знали, откуда ждать беды.

Местные водку из Казахстана называют «казашкой». Раньше за заветными бутылками ездили в соседнюю республику, где прямо на заводах покупали качественное спиртное, и было оно значительно дешевле, чем в России. Сегодня его подделывают все кому не лень. И то ли легальный напиток вообще перестал поступать на прилавки оренбургских магазинов, то ли соседи смягчили к нему требования, но экспертиза практически всех образцов показала, что пить его нельзя. Из-за массового фальсификата цена на водку в Оренбургской области снизилась до 120-150 рублей за бутылку.

ПОДДЕЛОК СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ

По закону бутылка объемом пол-литра в России не может стоить дешевле 243 рублей. Государство забирает из них 140 рублей — столько стоит акциз и прочие налоги. Однако водка в Красном Чабане стоила 160 рублей за поллитровку.

«Потому что она не имеет акциза. Она производилась кустарно — в ангарах или подвалах. Себестоимость такой поллитровки — около 70 рублей. С реализации этой бутылки около 40 рублей забирает себе производитель и еще примерно 50 рублей получает розничный продавец», — поясняет директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз.

Нелегальную продукцию не выставляют на прилавки и продают постоянным покупателям. Такая практика существует во всех регионах России. В 2016 году в Иркутске умерли 76 человек, отравившихся концентратом для принятия ванн «Боярышник». При этом явно асоциальным типом был только один погибший. Остальные работали и получали среднюю зарплату, но на нормальный алкоголь ее не хватало.

«У людей с региональными зарплатами такие же потребности, как и у тех, кто живет в Москве. Поэтому причина смертей одна — низкие зарплаты и пенсии», — считает Вадим Дробиз.

Левую водку могут производить на заводах в так называемую третью смену. Это будет уже продукция заводского качества, но через государственную регистрацию она не пройдет.

«Ее выпускают те заводы, у которых кроме супермаркетов есть альтернативные каналы реализации, например те же сельпо», — уверен Денис Пузырев, блогер, специализирующийся на анализе алкоголя.

Он рассказывает, что в богатой столице паленку найти не так просто, зато можно купить поддельные виски, коньяк и ром.

«Это та же самая водка плюс колор для цвета и ароматизаторы», — поясняет Пузырев. Продажи идут через интернет-магазины.

«В каждом областном городе России есть производство своего «Хеннесси», «Ред Лейбла» и прочих напитков дорогого ценового сегмента», — соглашается с коллегой Дробиз, подчеркивая, что таким алкоголем тоже можно отравиться, если к их изготовителю случайно попадет метиловый спирт.


Наталья Пуртова

МН

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх