Эффект ВТО

ВТО

Елена Пустовойтова

Итак, в декабре наша страна вступает во Всемирную торговую организацию, объединяющую 153 страны мира, на долю которых приходится 97 процентов мирового торгового оборота. Какое же место в ВТО займет Россия? Как повлияет это событие на нашу с вами жизнь, на отечественную промышленность, на сельское хозяйство? Ведь четверть века стучаться в эту дверь – это что-то для власти значило.

О том, какие ждут в ВТО Россию барыши, уже написано много, но как-то не очень конкретно. Ясно, что уже в будущем году мы можем ждать снижения цен на технику. А повышение тарифов ЖКХ можем и не ждать – однозначно, получим. ВТО ради Россия согласилась снизить среднюю ставку импортных пошлин на промышленные товары и сельхозпродукцию. После присоединения к ВТО мы обнулим ввозные пошлины на высокотехнологичную продукцию и – мобильники точно подешевеют... Подешевеют и импортные авто – причем серьезно, процентов на 25-30, считают экономисты. Энтузиасты вступления в ВТО считают, что «как только, так сразу» россияне начнут тратить больше денег, тарифы снизятся за счет конкуренции с импортом, что будет особенно касаться тарифов на услуги страховых компаний, мобильную и интернет-связь. «Наша страна, экономика нашей страны вольется в мировую экономику, станет более разнообразной и современной. И, конечно, это не может не отразиться на жизни наших граждан. Российская экономика станет гораздо ближе к стандартам серьезной международной организации и международной торговли», — радуется предстоящему событию наш президент.

Что ж, наша дикая страна вступает очередной раз в цивилизованное сообщество.

Какое?

Как сообщает нам главный справочник «всемирной паутины» Википедия, ВТО стало преемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), заключенного в 1947 году и на протяжении почти 50 лет фактически выполнявшего функции международной организации.

ВТО отвечает за разработку и внедрение новых торговых соглашений, а также следит за соблюдением членами организации всех соглашений, подписанных большинством стран мира и ратифицированных их парламентами.

Ее штаб-квартира находится в Женеве, генеральный директор — Паскаль Лами. Но вот что любопытно: Всемирная торговая организация (ВТО) не входит в ООН и, соответственно, законы ВТО стоят для ТНК (транснациональные корпорации) и стран-членов ВТО выше законов ООН, регулирующих, в частности, отношения в области экологии и трудовых прав. Понятно, что так сложилось неспроста. Усилиями разбогатевшей на Второй мировой войне Америки и Великобритании в 1944 году на конференции в Бреттон-Вудсе, положившей начало «новому экономическому порядку» по-американски, были основаны Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития. Третьей опорой этого «порядка» должна была стать международная торговая организация. И в 1948 году ООН приняла Устав ITO (International Trade Organization, Международная торговая организация), который учитывал международные нормы соглашения по обеспечению занятостью, законы, запрещающие диктатуру монополии концернов, включал меры по защите внутренних рынков государств-участников, природоохранные нормы. Как вы думаете, кто провалил эту инициативу ООН? Американский конгресс. Он отклонил ITO, ссылаясь на «недостаточную защиту инвестиций» американских банков и концернов. И в том же 1948 году под диктовку США была создана другая, не ооновская организация и принято другое соглашение – то самое GATT, которое в 1995 году плавно перетекло в ВТО.
«Новый экономический порядок», который несет с собой ВТО, предполагает, что все члены ВТО обязаны предоставлять всем другим членам режим наибольшего благоприятствования в торговле. Этот режим означает также, что преференции, предоставленные одному из членов ВТО, автоматически распространяются и на всех остальных членов организации. Все уступки в ослаблении двусторонних торговых ограничений должны быть взаимными.

Члены ВТО должны полностью публиковать свои торговые правила и иметь органы, отвечающие за предоставление информации другим членам ВТО.

Что в этом плохого? В том, что на бумаге в ВТО все равны – ничего. Но экономики стран, вступивших и вступающих в эту организацию, далеко не равны. Поэтому, раскрывая двери настежь крупным зарубежным торговцам, страны с менее развитой экономикой стремительно разрушают собственное производство, попадая в тотальную зависимость от импорта – то есть, напрямую от тех транснациональных компаний, которые монополизируют их внутренний рынок.

Вот, собственно, и весь «эффект ВТО» для тех, кто не способен конкурировать со Штатами. А собрав в кучу всех потенциальных участников в гонке за рынки сбыта, их легко контролировать, формировать внутреннее законодательство в выгодном направлении, инвестициями получить в собственность выгодные источники сырья и, наконец, поставить их внутреннюю политику в зависимость от решений ВТО.

Если вы помните, ГАТТ оказалось достаточно эффективной системой, в рамках которой средняя таможенная пошлина государств-участников снизилась с 40 процентов к моменту подписания соглашения в середине сороковых годов до 4 процентов в середине девяностых. В десять раз!

Что при этом получили слаборазвитые в сравнении с США и Великобританией «равноправные» государства? Развивающиеся страны-члены ВТО столкнулись еще и с тем, что общий размер таможенно-тарифных санкций в развитых странах гораздо выше, вследствие чего доступ на рынки высокопередельной продукции из развивающихся стран серьёзно ограничен. Были даже попытки США и их евросоюзников признать «недостаточную законодательную защиту работников» в качестве «нелегитимного» конкурентного преимущества, что ещё более усугубило бы положение трудящихся в странах «равноправного второго сорта» из-за сокращения рабочих мест, снижения доходов и уровня конкурентоспособности.

Замануху с «открытыми воротами в общий рынок» еще пять лет назад просчитал журнал «Эксперт»:

«Максимальная теоретически возможная выгода отечественных предприятий от присоединения России к ВТО равна 23 миллиардам долларов в год», при этом «Россия отдаст часть своего рынка, эквивалентную примерно 90 миллиардам долларов в год».

Так что заявленная цель ВТО — распространение идей и принципов свободной торговли и стимуляция экономического роста – тот самый в мышеловке сыр? А членство в ВТО не делает жизнь большинства более процветающей, а ведет к дальнейшему обогащению уже богатых стран и личностей… Это, кстати сказать, не я – а Википедия.

Договоры ВТО специалисты давно обвиняют в приоритете транснациональных корпораций и богатых стран. Небольшие страны имеют ничтожно малое влияние на политику этой организации, тогда как развитые — добиваются через ВТО продвижения собственных коммерческих интересов.

ВТО — беда для России. К такому заключению пришли специалисты Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО). После вступления России в ВТО преимущества отечественных предприятий будут изъяты как недопустимые привилегии в формально равноправном торговом мире, отмечается в докладе экспертов Центра. Внутренние цены на энергоносители исчезнут, что резко повысит издержки товаропроизводителей. Созданные на территории России сборочные производства тотчас омертвятся. Угнетающе скажется на рынке и падение доходов населения. Потребление снизится в результате вытеснения многих российских производств внешними конкурентами. При этом логично ожидать роста цен на оказываемые населению услуги.

Предприятиям придется во враждебной среде решать проблему высоких затрат на производство. При этом нет оснований надеяться на доступность дешевых кредитов.

Именно таким образом развивались события во многих странах.

«Я думаю, что вступление в ВТО будет хуже для России… Сейчас начинается выборочная деглобализация, и может произойти так, что Россия вынуждена будет согласиться на условия, препятствующие дальнейшему промышленному росту», — считает норвежский экономист Эрик Райнерт.

По его словам, сейчас США и ЕС понимают, что им нужно максимально концентрироваться на защите своих собственных отраслей промышленности, поэтому России необходимо занимать такую же позицию.

Взаимоотношения стран в рамках ВТО Э. Райнерт считает «игрой с участием шулеров, в которой выигрывает сильнейший». «Например, в авиационной промышленности и США, и ЕС играют нечестно, — говорит он. — Но это — баланс: один шулер против другого. А если в эту игру начинает играть новичок, совсем не факт, что он сможет победить».

Вот в эту-то «компанию» мы с вами и вступаем.

Самый тяжелый удар будет нанесен, как вы понимаете, не по банковскому бизнесу в России. Разрушение нашей экономики и подчинение ее западным транснациональным компаниям начнется, разумеется, с села. Из кремлевских окон это даже не очень будет и заметно.

Став членом ВТО, Россия не сможет ограничивать приток на свою территорию иностранной сельхозпродукции. Той самой, гэмэошной и нашпигованной нитратами, которой и в Старом, и в Новом свете пичкают собственную нищету.

После вступления в организацию российский агропромышленный комплекс может начать терять по несколько миллиардов долларов ежегодно, подсчитали наши коллеги в газете «Труд». От себя добавлю, что в США и ЕС на поддержку сельского хозяйства денег из бюджета тратится на порядок больше, чем в нашей стране. Им – можно.

От вступления в ВТО пострадает не только российское производство, но и каждый конкретный житель страны. Ведь тарифы на электричество и другие энергоносители в стране станут мировыми, а зарплаты останутся российскими. Так что же привлекает наших госчиновников в этом предстоящем событии?

Замминистра экономического развития Андрей Клепач считает, что хотя вступление России в ВТО в краткосрочном плане никак не повлияет на рост экономики, но в среднесрочном плане позволит повысить доверие инвесторов.

Может быть, доступ российских товаров на внешние рынки даже и улучшится. Но разве не понятно, что это будут только те товары, которые ВТО нам позволит продавать, а цены на которые нам определит то же Женева?

Кстати говоря, не могу не напомнить президенту нашей страны, что это согласно его Доктрине продовольственной безопасности, одобренной в феврале 2010 года, доля отечественных производителей на рынке молочной продукции должна составлять до 90 процентов, а на рынке мяса – 85. Должны, но по отдельным молочным позициям доля импорта достигает 50, на рынке свинины и говядины, соответственно, 25 и 30 процентов.

Самое время запирать ворота для отличного белорусского молока и распахивать их для «мясогнилья» со всей Европы и не только…

«Вступление в ВТО наверняка нанесет ущерб российской пищевой и текстильной промышленности, производству стройматериалов, возрастет конкуренция для российских банков и страховых компаний», — пишет «The Wall Street Journal». Напротив, зарубежные авиакомпании получат бонус — будет отменена плата за полеты над российской территорией. Появится преимущество и у зарубежных производителей пищевой продукции — они смогут требовать компенсацию, если запреты Роспотребнадзора, например на американскую курятину или грузинские минеральные воды, будут признаны необоснованными.

Американцы – парни простые. Они пишут в «The New York Times», что Москве придется открыть Россию для импортных товаров, подписывать соглашения для привлечения инвестиций, стимулирования торговли и повышения конкурентоспособности. Помехой вступлению газета называет Таможенный союз, «демонстрирующий, что Россия пользуется торговлей в политических целях — стремится сохранить советскую структуру торговли, которую наверняка разрушит доступ на рынок ВТО». Это означает, что «вступление в ВТО подрывает политическую модель, которая сложилась в России после 2000 года. У Москвы будет меньше возможностей для субсидирования неэффективных отраслей, что, к примеру, омрачит жизнь 460 моногородов. Безусловно, членство не принесет России незамедлительной выгоды».

По мнению Всемирного банка, многим россиянам придется менять профессию или место жительства, и «правительству будет нелегко сохранить легитимность, если оно не обеспечит финансирование этих издержек».

По мнению банка, расширенный доступ на рынок выгоден разве что металлургической и химической промышленности. Ну, а главным преимуществом членства в ВТО станет рост зарубежных инвестиций в российский рынок услуг, подчеркивает Всемирный банк. И, понятное дело, «чтобы сделать экономику по-настоящему открытой, Россия должна воспользоваться членством в ВТО как трамплином к более широким экономическим преобразованиям», она должна решить, какие отрасли в силах себя окупить, а также принять меры для защиты населения от тягот адаптации к новым условиям.

«Членство в ВТО сделает Россию нормальным рынком инвестиций. Со временем российские компании поневоле будут работать эффективнее и станут конкурентоспособными», — считает Эндрю Сомерс, глава Американской торговой палаты в России. По его словам, за рубежом членство России в ВТО принесет наибольшую выгоду транснациональным компаниям, которые базируются в ЕС — крупнейшем торговом партнере России. Кроме того, начнется процесс снижения некоторых пошлин, допуска транснациональных компаний на российский рынок и постепенного прекращения субсидирования отечественных отраслей.

Я могу еще долго цитировать радость заокеанских хозяев ВТО относительно их декабрьского праздника. Но если основательно тряхнуть всю эту «ёлку», чтоб обсыпалась с нее мишура, то в «сухом остатке» окажется: «Право ВТО стоит над законодательством национальных государств и предусматривает единственный возможный путь развития экономики страны. Члены ВТО обязаны либерализовать, приватизировать, дерегулировать (открывать для доступа ТНК и банков) сферы своей экономики одну за другой.

Государство, вступившее в ВТО, уже не сможет, как суверенное государство, просто изменить свою политику. Отказаться от обязательств перед ВТО по либерализации или изменить условия можно только через три года после вступления в силу этих договоров.

И только после выплаты компенсаций торговым партнерам, понесшим убытки. Если, например, какое-то государство захочет снова национализировать приватизированную систему здравоохранения, то оно столкнется с судебным процессом в ВТО и огромными штрафными санкциями».

«Утверждение, что богатые страны и новые индустриальные страны смогли развить свои промышленность и экономику, используя рецепты свободной торговли, — просто миф. Этот миф используется богатыми, чтобы предотвратить индустриализацию в бедных странах. Ведь появление в бедных странах собственного производства автоматически сократило бы рынки сбыта ТНК… Использовавшие протекционизм на ранних этапах своего развития развитые страны теперь запрещают использовать его другим, то есть развитые страны «отбрасывают лестницу», по которой сами забрались наверх — и таким образом блокируют развитие других стран».

Эта пара цитат — из книги корейского экономиста Чхан Ха Джуна «Kicking Away the Ladder. Development strategy in historical perspective», видимо, не попалась на глаза российским «толкачам» идеи вступления России в ВТО. Поэтому позволю себе просто привести поименно тех, в чьих интересах мы это сделали.

В список крупнейших компаний мира американского журнала «Forbes Global 2000» за 2009 год входят компании из 62 стран. При этом большинство — 551 — американские.

Это для них мы распахиваем сегодня двери. Это им мы сдаем нашу легкую промышленность и производство продуктов питания. Это им под ноги мы кидаем нашу и без того обездоленную деревню, где каждый крестьянин дает работу восьми промышленным рабочим, где еще живы корни нашего языка, истории и культуры… Да что там говорить! Мы сдаем страну. Нашу страну. Пока нашу…

********************

Эти транснациональные денежные мешки создают новый, им понятный и удобный мир, в котором они обладают верховным правом.

----------------------

Источник:

* — http://www.stoletie.ru/

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх