Подслушанный разговор

Михай

public

Вечером на остановке маршрутного такси возле рынка людей больше, чем обычно. Причиной тому – внезапное понижение температуры до двадцати градусов мороза.

Личные автомобили не заводились, такси вызвать не возможно. Приходилось выбирать между троллейбусом и маршруткой. Народ честно стоял, выстроившись в очередь, в ожидании вожделенной маршрутки, подпрыгивая и дёргаясь на одном месте, чтобы окончательно не закоченеть.

Как только подъехала маршрутка, стройная очередь превратилась в разъярённую толпу, в которой каждый жаждал первым вломиться в дверь. С взаимными оскорблениями и потасовками, первых пятнадцать пассажиров захватили сидячие места, из оставшихся — трое человек уломали водителя, что они согласны ехать стоя за полную цену.

Собрав со всех стоимость за проезд, водитель нажал на газ, и машина тронулась с места.

Публика в такси – разношёрстная. На переднем сиденье устроились две дамочки раннего пожилого возраста, то есть около пятидесяти, но усиленно молодящиеся, о чём говорила яркая вызывающая помада на губах. От них исходил концентрированный запах духов. Ну, конечно французских. Они в дорогих шубах. Ну, конечно натуральных. Всем своим видом они демонстрировали, что в эту занюханную маршрутку они попали совершенно случайно: так уж сложились обстоятельства. Им не повезло: с краю от них, возле дверей примостился мужик, их же возраста. Он был хорошо выпивший. В маршрутке от тепла его развезло, и он на ходу засыпал. Когда засыпал, то начинал храпеть или заваливаться на дамочку.

На следующем сиденье сидела молодая женщина, у которой всё время звонил мобильный телефон с музыкальной заставкой «Хава-нагила». Мужик, который храпел, при каждом звонке просыпался, и укоризненно, пытаясь сфокусировать взгляд, смотрел на молодую женщину: типа, блин, со своей «хавой» не даёт рабочему человеку поспать. Женщина смущалась и, переходя на шёпот, кого-то уговаривала на том конце провода, чтобы он ей не звонил, что она ему сама перезвонит позже.

Рядом с молодой женщиной расположилась толстая тётка с огромной сумкой, которую она запихнула под сиденье, а на коленях держала три пакета доверху набитых продуктами. Своими необъятными формами она занимала не одно место, а полтора. На оставшуюся половину сиденья, присел студент в очках, воспитанный, скромный и закомплексованный. Когда маршрутка делала резкие повороты, студент соскальзывал с покосившегося сиденья и падал в узкий проход. Каждый раз, когда он падал, то извинялся перед толстой тёткой, что доставляет ей неудобства и пытался приспособить свой худой зад уже на четверть сиденья.

За этой троицей сидело трое молодых парней, наглых и мускулистых, которые просто без очереди нагло впихнулись в маршрутку, потому что сильно куда-то спешили, а быдло, мол, подождёт.

Ещё в маршрутке сидели мамаша с маленьким ребёнком, одно лицо кавказкой национальности и мужчина, который бережно держал в руке пакет с яйцами.

На заднем сиденье уселись две девушки-подружки, которые тихо переговаривались между собой.

— Вчера ходила на концерт Лолиты.

— Ну, как она на сцене?

— Потрясающе! Она так меня впечатлила и у неё такая сильная энергетика, что даже ночью она мне приснилась.

— Ой, как интересно! Расскажи.

— Не буду.

— Почему?

— Сон эротический. Мне стыдно.

— Давай рассказывай. Ну, пожалуйста. Подруге можно. Это всего лишь сон.

— Ладно. Слушай. Действие происходит в 50-е годы прошлого столетия. Я живу в просторной квартире из множества комнат. Комнаты обставлены скромно, но добротно, в стиле тех же 50-ых годов. В квартире я, мама и незнакомые мне люди. Мама на кухне моет посуду. Незнакомые люди находятся в гостиной, а я — в своей комнате. Мне одиноко. Вдруг дверь в мою комнату приоткрывается и входит Лолита. Я подхожу к ней. Представляешь, я девушка начинаю вести себя с ней, как мужчина. Крепко сжимаю её в своих объятиях. Лолита не сопротивляется. Она одета в шикарное, всё в блёстках, концертное платье, которое туго обтягивает фигуру. Я валю её на большой кожаный диван чёрного цвета, который стоит в моей комнате. Одновременно я целую и лапаю её грудь. Затем я начинаю всё более страстно и страстно, даже где-то нагло, целовать её в губы, а она отвечала мне тем же. Постепенно я всё сильнее сжимаю её большую и упругую грудь руками так страстно, что боюсь сделать её калекой. Не отрываясь от страстных поцелуев, я пытаюсь достать её грудь из большого декольте концертного платья. У меня не получается. Лолита помогает мне это сделать. Где-то, глубоко в подсознании у меня возникает мысль: хоть бы мама не зашла, будет очень перед ней неудобно. Как объяснить ей, почему её дочь, молодая девушка, страстно целует и жмякает грудь женщины, на много старше меня.

Как только я об этом подумала, именно в это мгновение, открывается дверь, и в комнату входит мама. Увидев, чем я с Лолитой занимаюсь, она молча, с выражением недоумения на лице, ушла на кухню и продолжила мыть посуду.

Мы продолжаем с Лолитой лежать на диване, причём в одежде, если не считать что она сама вывалила свою пышную грудь из декольте наружу. Я была в экстазе, и мне уже не хотелось Лолиты, мне хотелось мужчины, который бы меня удовлетворил. Я сняла с себя джинсы и трусы, и легла на спину. Лолита стояла возле меня, высокая, экзотичная, красивая и страстная. Но ничего не предпринимала. Я понимала, что она не сможет в полной мере заменить мне мужчину, но весь мой организм требовал удовлетворения с такой страстью, что у меня заболел низ живота. Одними глазами я умоляла Лолиту: ну сделай, хоть что-нибудь. Но она продолжала стоять рядом со мной, как истукан, а в её глазах я читала полное безразличие к моим проблемам.

— Вот сука, эта Лолита. Ей что, жалко? – участливо прошептала подруга.

Девушки не заметили, что в салоне маршрутки стало непривычно тихо. Все, затаив дыхание слушали. Даже пьяный мужик проснулся. Толстая тётка старалась не шуршать пакетами, а студент сидел почти не касаясь сиденья, как бы виртуально. Водитель старался ехать плавно и тихо, чтобы лучше слышать.

— Рассказывай дальше, что было.

— Дальше… А дальше я поднялась с дивана. Оделась. Привела себя в порядок. Застегнула все пуговицы на одежде. Меня трясло… Лолита предложила сигарету. Я взяла. Она протянула мне зажжённую зажигалку. Я прикурила. Она глубоко затянулась и медленно стала выпускать дым.

— Ты же не куришь, — удивлённо прошептала подруга.

— Да. Но во сне я курила, как будто этим занималась с рождения. Я обратила внимание на то, что Лолита курила целую сигарету, а мне предложила окурок. Но я решила не заморачиваться, и продолжала курить, постепенно успокаиваясь. Докурив сигарету до конца…

В это самое время зазвонил мобильный телефон, тот, у которого мелодия «Хава-нагила». Пьяный мужик, который уже не спал, не контролируя себя, в сердцах выкрикнул:

— Блин! Да выруби ты свою «хаву», дай дослушать про Лолиту!

Трое парней, те которые наглые и мускулистые, зароготали в полный голос:

— Во, даёт! Девушка, дай телефончик! Мы согласны заменить Лолиту. Интересно, чем у вас с ней закончилось? Расскажи. Ну правда, интересно!

Девушки только теперь поняли, что их слушали все пассажиры. Та, которая рассказывала, подумала: вот, влипла!

Она крикнула водителю:

— Остановите! Мне надо выйти.

Когда двери маршрутки закрылись, уже отрезвевший мужик с укором сказал водителю:

— Дурак, ты! Не надо было выпускать девчонку. Теперь мы никогда не узнаем, чем у них там с Лолитой закончилось.
Почти все пассажиры подумали так же.

--------------------------------------------------------------------------------

© Copyright: Михай, 2009

Свидетельство о публикации №209122000452

Источник:

Проза.ру

фото:

© content.foto.google.com

коллаж: dmirix.ru

*****************************

Михай

Михай

В сентябре 2013 года – номинация на премию «Народный писатель»

Произведения

* Ностальгия — рассказы, 27.04.2009 10:51
* ОТЕЦ — рассказы, 11.08.2009 11:16
* Дурацкий сон 20 — миниатюры, 23.02.2011 17:00

Миниатюры (36)
Рассказы (32)
Рассказы с одним героем (4)
Дурацкие сны (33)
Публицистика (25)
Наваждение (3)
Фрагменты-осколки... (22)
Рецензии на фильмы (9)


Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх

MAXCACHE: 0.4MB/0.00026 sec