Плюшкин XXI века

Ираида Трова

дворник

Филипп Иванович тащит в дом все – работа такая: работник дворовых территорий, а короче — дворник.

Маленькая квартира забита практически до отказа: старыми пылесосами, телевизорами, видеомагнитофонами, книжными полками, тумбочками. Причем несет только то, что в рабочем состоянии. Есть даже декоративная пальма в ведре. Тряпки не берет принципиально – брезгует. Однако ковер совсем новенький не удержался и тоже прихватил.
Жена со всем этим барахлом сколько раз пыталась выгнать: — Зачем тебе все это, Филя?
— Надо.
— Раз надо, так неси в сарай, там и живи, а в доме не то, что ступить негде, воздуха уже не хватает.
Филипп, на этот раз обидевшись, аккуратненько перенес свои сокровища в пристройку: — Подумаешь, мне здесь летом даже лучше, диванчик почти новехонький, с коллегой накануне принесли. Хоть никто перед телевизором туда–сюда маячить не будет.
Проржавленный холодильник в сарае на днях, как будто знал, заполнил нехитрыми продуктами: в основном консервами да минеральной водой.
То что бомжи на помойке растащить с утра пораньше не успели, в обязательном порядке достается дворникам. Такой закон – Филипп Иванович сам его придумал.
На новом месте выспался как никогда. Свежий воздух со всех щелей, никакого вентилятора не надо. Хотя и вентилятор тоже есть. Вспомнил детство, проведенное в деревне, тогда, спать в сеновале — одно удовольствие было, всегда с братьями дрались за место под крышей в хлеву.
Каркающие вороны, подняв горемыку ни свет, ни заря, отправили на привычное рабочее место. Двор убрал быстро и по привычке чисто. Аккуратность у него в крови. Беспорядок с детства не приемлет.
Почистив контейнеры с мусором, наткнулся на старенький радиоприемник. Аккуратно приставленный к баку с пищевыми отходами, он так и манил к себе, словно настоящий исторический раритет.
— Ого! Вот это находка! Даже я не помню, чтобы в нашем деревенском доме такой был! – Воскликнул удивленный сорокапятилетний мужчина.
Оглядел прилежно смотанный провод — цел. Только в одном месте изоляционной лентой подмотать, и порядок.
Не терпелось проверить — работает ли? Зашвырнув метлу в пристроенную каморку к сараю и сдув пыль с вновь приобретенной вещицы, Филипп отправился в свои апартаменты.
Умелые руки быстро привели шнур в порядок. Теперь можно и пробовать. Подключив находку к электрической сети и услышав характерный трещащий звук – заулыбался: — Порядок, работает!
Повернув регулятор звука, с трудом разобрал интонации комментатора футбольного матча.
Вот что-что, а футбол с детства терпеть не могу! — Мужчина дернул за шнур приемник из розетки и в тот же миг обнаружил себя сидящим на лавке среди болельщиков гигантского стадиона.
— Гол! — Громыхали трибуны.
Филя подскочил вместе со всеми и ринулся под скамью. Кирзовые сапоги разъезжались по сторонам, уши закладывало: — Что происходит? С ума что ли сошел?
— Не бойся, мужик, бить не будем, понимаем. – Сосед справа хлопнул его дружелюбно чуть пониже спины. – Ну, выигрывают наши, выползай, давай, зато вчера как ваши — наших по стенке размазали.
В холодном поту Филипп плюхнулся на прежнее место. В лоб уперся широченный транспарант за полем – чемпионат по футболу 1966 год. Бред. Что случилось, током, что ли, шибануло?
Голы летели одни за одним, а нашего Плюшкина донимал только один вопрос – Что делать?
Все прекратилось внезапно, как и началось. Он обнаружил себя стоящим со шнуром в руке посередине своего любимого сарайчика.
— Надо же привидится такое. – Мужчина опустился в кожаное недавно приобретенное кресло в Секондхенде. Все помойки на своей территории он давно называет Секондхендом. Коротко и понятно.
— Поздравляю с возвращением. — На плече опустилась тяжелая ухоженная рука
Филипп Иванович, обернувшись, подскочил.
Прямо перед ним худой мужчина в элегантном белом фраке вертонулся вокруг себя: — С Вас расчет за временнУю прогулку, ну, скажем, вот эта прекрасная роскошная пальма.
Незнакомец, обняв искусственное дерево, испарился в неизвестности. Его любимая пальма растворилась вместе с ним.
— Э! Ты чего? Поставь на место! – Бросился дворник в след пришельцу, вспоминая, с каким боем красавица пальма ему досталась.
Его напарник Егор чуть не перехватил дерево к себе на дачу. – Кошмар, да что, в конце концов, происходит?!
Жуя кильку в томате, потихоньку соображал: — Пальмы нет, а приемник есть. Чудеса!
Значит надо проверить еще раз.
Позвонив по мобильнику мастеру в ЖЭК, доложился: — Я тут малость приболел, ногу подвернул, поваляюсь несколько дней в отгулах. Вычти там из меня за зимний снег по выходным.
На том и сошлись. Нетерпеливый мужчина тут же воткнул волшебный приемник в розетку. Из динамика с хрипом неслась музыка. То, что «Лебединое озеро» Чайковского понял сразу — чай не тупой. Хоть университетов и не заканчивал, а и дураку понятно – балет.
Умная мысля пришла сразу, прежде чем за шнур дернуть, приодеть бы что-нибудь по приличней не мешало.
Достав из шкафа выходной костюм, причесался перед трофейным зеркалом – хорош!
Отродясь в театрах не был, так теперь на полную катушку оттащусь.
Рука потянулась к шнуру в тот момент, когда по приемнику гремели финальные аккорды. Рывок — и вот он стоит среди голых мужиков в бане.
— Во, принарядился-то, хорошо, что еще не во фраке в парилку заявился! – Хохот мужчин застал дворника врасплох.
Ну, хоть еще не в женской бане оказался, и то ладно – Филя выскочил в предбанник. – Но моментом надо воспользоваться, с молодости в бане не бывал, годами в ванной отмачивался.
Быстренько раздевшись, сиганул назад к мужикам. Мылся с удовольствием и быстрехонько, успеть бы возвратится во время: кто знает, когда чародейство это закончится. Намылив голову, стал щупать ковш, чтобы обдаться. А поймал знакомую руку во фраке.
— Держи, — на пол рухнулись вещи, которые он несколько минут назад оставил в предбаннике, – Нам чужого не надо, а вот пылесос забираю.
Незнакомец исчез с очередным Филькиным трофеем.
— Барыга! Лишь бы что-нибудь прихватить на халяву! – Вслед исчезнувшей тени полетел ботинок дворника.
Натянув семейные трусы и вытерев голову полотенцем, путешественник завалился спать.
Утром включил радиоприемник с опаской — кабы опять не попасть впросак.
Голос диктора с расстановками и очень выразительно рассказывал сказку Корнея Чуковского – «Айболит».
— Не хватало еще, в Африке очутится среди бегемотов! – Филя, крепко выругавшись и закурив, отправился за сарайчик по малой нужде.
— Домой собираешься али как? – В спину ударились слова супруги.
— Али как. – Мужчина, застегнув брюки, хлопнул дверью сарайчика перед носом жены.
— Ой, какие мы гордые! Ну и наслаждайся своими вонючками, а только домой без зарплаты не приходи! – женщина, пнув каблуком по деревянной доске сарая, исчезла.
— Хапуга! Одни шмотки на уме. Пальма, видите ли, ей помешала! – Выкрикнул в след мужчина и, вздохнув, добавил: — Где ты теперь, мое деревце?
Неожиданно Филипп прислушался: из приемника ровным монотонным голосом диктор рассказывал о вреде Капитализма на мировую общественность и в частности на Советский Союз.
— Ого! Вот это новости, кому расскажешь – не поверят. — Мужчина дернул приемник за шнур.
Нью-Йорк блистал огнями 1966 года.
— Вот капиталисты проклятые, 66 год, а как живут! – Филипп Иванович глаз не мог оторвать от небоскребов и светящихся витрин. – Где уж нашему городку 21 века их догнать и перегнать. – У — ё! – только сейчас заметил, что стоит в одних брюках.
В спину толкнули. Распластавшись на асфальте, наблюдал снизу вверх крепкую фигуру негра. Тот начал пинать и указывать на контейнер с мусором, стуча себя в грудь: — МАй! МАй! — «Мое» — понял наконец русский мужик.
— Да мне чужого не надо! У меня самого такого добра хватает! – Филя поднялся, проводя рукой по шее. — Руссо Туристо, понимаешь! Я — Фил!
Но темнокожий крепыш вовсе и не собирался ничего понимать, сорвав с шеи шарф, начал медленно наматывать его на кулак.
Русский дворник побежал, уж очень не хотелось почувствовать ему на себе все зло мирового империализма. Поскользнувшись на банановой кожуре, опять упал, и на этот раз удачно — прямо в родной сарайчик.
— Козлы! И там тоже всякую хренотень на улицу выкидывают! Только успевай – убирай!
— Прощайся со своим креслом. – Черная тень в белом фраке занесла руку над местом отдыха дворника.
— Нет, только не кресло! Возьми еще один пылесос! – Дворник перегородил путь непрошеному гостю.
— Пылесосы больше не требуются. – И родненькое кресло исчезло вместе с силуэтом Чародея.
Да так он у меня все здесь растащит, что нажито непосильным трудом! Мужчина схватил волшебный приемник и ринулся к двери. На пороге остановился и передумал: — Кресло я себе еще в Секодхенде достану, а вот радиоприемник такой — вряд ли.
Съев сухую булку и запив минеральной водой, опять воткнул желаемый шнур в розетку.
Женский голос предлагал приобрести билеты сбербанка, стоимостью в пятьсот рублей.
— На хрена они ваши билеты нужны, да еще старыми рублями допотопной реформы. – Филипп Иванович засыпал под монотонный голос девицы.

Проснулся под всплески воды. Вместе с хрипом из динамика звук волны накатывал, чарующе маня за собой. Надев плащ, сапоги и раскрыв зонтик, ринулся в путешествие, как всегда дернув знакомый шнур.
А где море? Какая-то постройка перед носом, и под ногами качается земля. Да я на корабле – осенило нашего героя.
— В дырку вода не попадает? – Обратился к нему явно капитан Советского судна.
Филипп, задрав голову верх, заметил, как из прохудившегося зонта стекают струйки дождя прямо в сапог.
— Здравия желаю, товарищ капитан! – Дворник вытянулся по струнке.
— А я бы и врагу не пожелал оказаться на Вашем месте. — Командующий кораблем приложил к губам свисток, и в тот же миг крепкие руки матросов бросили навзничь незадачливого непрошеного гостя.
— Э — э, поосторожней, все таки не мешок с костями! Я ж — Путешественник во …
Но, не дав договорить, его уже бацкали ботинки служивых.
— С какой целью, скотина, ты проник на охраняемое судно? – За грудки тряс его капитан.
— Море посмотреть. – Выдавил из себя неуверенно Филя.
— Называй страну и признавайся, где прячешь водолазное снаряжение. – К виску дворника уверенная рука капитана приставила пистолет, — Считаю до трех: раз, два, …
Наш Плюшкин, что есть сил, вырвался и перевалился за борт корабля.
Дома! Он дома! Успел очутиться, не коснувшись волны.
— Ну, как ощущения? – Знакомый голос Чародея на этот раз дворнику показался даже приятным.
— Не – пере – да — ваемые. – Лязгнул зубами тот в ответ.
— Прощайся с холодильником.
Но Плюшкину было все равно: — Холодильник, так холодильник.
Оставшись наедине со своими оставшимися трофеями, он размышлял: — А оно мне надо?
В армии таких встрясок не было, как сегодня.
Однако засыпал все же под необычные звуки из волшебной находки.
Проснувшись, так и тянуло снова испытать что-нибудь необычное. Очередной футбольный матч его не вдохновлял, но приходилось терпеть по нужде: попробуй, выдерни из розетки, и опять как дурак будешь «Гол!» кричать вместе с фанатами.
А впрочем, что-то в этом есть, может, стоит сходить как-нибудь и в своем веке?
Мужчина задумался о своих приключениях — что свалится еще на его голову?
Тема сменилась музыкой. Нет, уж если в театр, так лучше дома и с женой, а то в баню или еще куда-нибудь зафутболят.
Из динамика рвался топот копыт, вот — другое дело. И его опять потянуло на приключения. Ковбоем побывать – мечта с детства! И, дернув за привычный шнур, он очутился в непроходимом лесу.

Полчище кабанов, мигрируя, неслись на него со страшным громом, сметая все на своем пути.
Филя карабкался на сосну трясущимися руками: — Вот, блин, влип, ковбой! Ковбой — на кой он мне сдался?
— Мужик, ты чё здесь завис? Не ровен час, пристрелим! — Раздался голос снизу.
— Бабочек ловлю. – Буркнул тот в ответ, слезая.
— Один доловился: на днях с пулей в заднице в больницу отправили.
— Да пошел, ты... — явно с испорченным в который раз настроением горе–путешественник побрел прочь. Назад к себе домой.
— Надо же, а у тебя здесь порядок! — Из-за дверцы шкафа выглянула супруга. – Ой, здрасте, представишь меня гостю? – Женщина поправила прическу перед солидным мужчиной в белом фраке.
Филипп Иванович тормозил.
— А мне твое барахло больше не надо, — незнакомец потирал руки, глядел на привлекательную особу.
— Не подходи! – Дворник ринулся вместе с болтающимся в руке на шнуре радиоприемником наперерез Чародею, прикрывая телом свое единственное сокровище. Толкнув жену в дверь, вывалился следом.
— Домой! Я сказал домой! – Орал он на и так перепуганную напрочь женщину.
Филипп Иванович, было, хотел зашвырнуть свою страшную находку в контейнер для мусора, но, передумав, аккуратно замотал шнур и прислонил к баку с пищевыми отходами. Потом, насвистывая, с легкой походкой направился к своему временному жилищу. Распахнув двери, даже не удивился совершенно пустому помещению.

— А пошло оно все! – Махнув рукой, подхватил единственную нетронутую Чародеем вещь – выходной костюмчик, помчался, переодевшись, по лестницам в подъезде вверх к своей Единственной.

----------------------------------------------

© автор Ираида Трова

© Copyright: Ираида Трова, 2011

Свидетельство о публикации №211031401202

Источник:

Проза.ру

© content.foto.google.com

*****************************

Ираида Трова

itrova

Ираида Федоровна ТРОщенкоВА, автор фантаст. Родилась в с. Умрева Мошковского района Новосибирской области. Живу в Новосибирске. Режиссер м.м.

Сказка об Умревинском Остроге 3 место в Конкурсе Фентези 2011 г. — «Наследники Толкиена XI»Сказки,рассказы изданы с присвоением авторского кода ISBN 978-5-94301-201-3
ISBN 978-5-94301-263-1 ©ВЫСЫЛАЮ КНИГУ ПОЧТОЙ — itrova (собачка) yandex.ru Внимание! Отправить письмо автору, кнопка не работает."Дед — Фронтовик и Внучка" — 1 место. Победитель именного конкурса Доры Карельштейн — «Духовная реинкарнация, или остаться в литературе будущего»"Плюшкин XXI века", 1 место, абсолютный победитель конкурса Фентези 2011 — «Наследники Толкиена XII»"Манюня" Конкурс Клуба «Слава Фонда» «Ностальгия» 3 место.2012г. — ISBN 978-5-91815-099-3 — альманах «„Писатель 2011 года“Приключения деда Платона» «Старый Московский тракт»- Писатель 2012 года. альманах — ISBN 978-5-91815-114 -3

ИРАИДА — С Греческого перевода означает Героиня.


Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх

MAXCACHE: 0.41MB/0.00023 sec