Отец

Герцева Алла

Отец

60-е годы прошлого века.

С окна второго этажа, хорошо просматривался школьный двор. Мартовская свежая, зеленая   трава, густо покрывает широкое  поле возле глиняного забора, где уже скоро мальчишки начнут играть в футбол. По железным воротам, выкрашенным голубой краской, пробегают солнечные зайчики, высвечивая грязные потеки от  обильных весенних дождей. Старое одноэтажное школьное здание, протянулось от ворот  по левому краю. Вдоль бетонной дорожки, важно выстроились урюковые деревья, усыпанные бело розовыми цветами.

Двенадцатилетняя девочка, с каштановыми  косичками, накрученными над ушами, и завязанными коричневыми бантами, смотрит в окно, забыв о любимом уроке литературы. Учительница,  то и дело останавливает серьезный взгляд на непослушной ученице, однако замечания не делает.

Вдруг девочка вздрогнула, подвинулась ближе к окну. В распахнутые ворота, вошел высокий мужчина в сером плаще, серой кепке.  Прижимая к груди два  больших, бумажных пакета, он вертит головой по сторонам, будто ищет кого-то. Остановился возле лавочки, поставил пакеты.

Сердце девочки учащенно забилось у самого горла. Вздрагивая всем телом, она всматривается в лицо мужчины. Воспоминания захлестнули. Ей представилось, как год назад, в такой же весенний день, соседка, тетя Зина,  вбежала в класс.
— Отпустите Еремину Лену,  отец убивает ее мать.

Не помня себя, она вскочила с парты, кинула книжки и тетради в портфель. Всю дорогу до дома, бежала, не переводя дыхание. Влетела во двор, и остановилась. На земле возле веранды, тлела куча сожженной одежды, обломки маминых туфель. Мама, что с нею? Вбежала в комнату, но там никого не было.
— Маму увезли на скорой. — соседка привлекла девочку к себе, погладила по волосам.
Лена отстранилась.
— Не надо. — она не любила, когда к ней прикасались чужие люди.
— А бабушка?
— Бабушка поехала с мамой. Отца забрали в милицию.

Во двор вошел отец. Его глаза пьяно блестели, по щекам текли слезы.
— Я из милиции сбежал. Как вы с Вовкой?  — шатаясь, он сел на ступеньки веранды, закрыл лицо руками. — Она мне изменила. — сквозь рыдания произнес мужчина.

— Неправда. —  девочка,  сжав кулаки, подбежала к отцу. Желание ударить  по склоненной голове, переполняло, но она сдержала гнев.
— Тебе кто-то, нарочно насплетничал, а ты поверил. — Тебя надо расстрелять! — крикнула Лена, не узнавая своего голоса, прозвучавшего, глухо, словно из глубокого кувшина. — Иди в милицию  и все расскажи.
Отец  медленно поднялся и пошел со двора.

Мальчик, десяти лет, подбежал к сестре.
— Мама живая? — слезы, словно ручьи бежали по его круглым щечкам. Он прижался к сестре.
— Жива, не плачь. Они скоро с бабушкой приедут.

— Что вы стоите, расходитесь. —  девочка, с неприязнью поглядела на собравшихся соседей. — Кино закончилось.
Соседи, покачивая головами, и перешептываясь,  уходили со двора.
— Вроде благополучная семья, и надо же.
— Всегда было тихо. Хорошо жили.

Хорошо жили? Потому что никому не рассказывали. Лена села на ступеньку веранды,  обняла, присевшего рядом, брата. С четырех лет помнила, как ночами,  вместе с мамой, и бабушкой, выбегали со двора и прятались на проходной Ташхладокомбината, где работала бабушка. Отец скандалил по любому поводу. Любая мелочь, вызывала у него гнев. Тогда она не понимала, почему мать с отцом ссорятся. Но ее охватывал ужас, когда видела бледное лицо матери,  и  побелевшие кончики пальцев.

Часто вспоминала день, когда папа с соседом дядей Колей строили веранду. Отец нечаянно ударил топором себя по пальцу. Из пальца струей текла кровь.  Мама  подошла к отцу.
— Давай промою и перевяжу.
— Уйди, падла. — отец схватил деревянный брусок, и стукнул маму по спине между лопаток.
Женщина, охнув, осела на землю. Глаза  закатились под веки, дыхание остановилось. Она не могла продышать.

— Верочка, родная. — бабушка растирала ладонями ушибленное место. И наконец, женщина, тяжело вздохнула.
— Ты, что делаешь, гад! — дядя Коля, высоко поднял костыль.  — Убью, и мне ничего не будет. Гони, его Верка, Разве не видишь, с ним никогда жизни не построишь.

Бабушка опустилась перед дочерью на колени.
— Прости, его, доченька. Что ты будешь делать с двумя детьми. Не простишь, я на себя наложу руки. Стыд, какой перед соседями. Разведетесь, а как дети без отца?
Старый домострой еще не изжил себя в понятии бабушки.

Два дня мать с отцом не разговаривала. Бабушка не унималась, уговаривая дочь простить. Бьет, значит, любит, старая присказка. Мама простила.

А скандалы продолжались.
Пили все чай вечером, за столом.
— Гришка с Марусей шифоньер купили. — улыбнулась мама.
— Ты завидуешь? — скривил рот, отец.
— Нисколько. — поставила мама на стол чашку.
— Завидуешь, стерва, подъедаешь, что мы еще не купили.
— А мы тоже купим, в следующем месяце, у меня скопились деньги.
—Ты всю кровь из меня выпила. — стукнул кулаком мужчина по столу. Зазвенели чашки. Мамина чашка скатилась  на пол и разбилась вдребезги.

Отец вытаращил глаза, наклонился над маминым лицом, потрясая кулаками.
У мамы побелели щеки.
— Дети, собирайтесь. —  крикнула бабушка.
И они опять всю ночь сидели на проходной. Пили чай, ели мороженое. Пришли домой под утро, Отец спал, громко храпя, свесив руку с кровати.

А ведь он и не пил. Вспоминала Лена. Злость его мучила. Настроение редко бывало веселым. Хотя, иногда были проблески.

И ей вспомнилось, как она по воскресеньям, с утра пораньше, забиралась к отцу в постель, когда мама уходила готовить завтрак. Обнимала его за шею, целовала. А когда он приходил с работы, и улыбался, в хорошем настроении,  терпеливо ждала, когда он поужинает, а потом садилась к нему на колени.
— Ты будешь меня поднимать?
Сворачивалась в клубок, как видела в кино и в цирке делали акробаты,  отец поднимал ее высоко над головой.
— Господи, свернулась, словно без костей, ведь не развернется, поломается вся. — охала бабушка, прижимая руки к груди.
— Не поломаюсь, бабуль. — смеялась пятилетняя Лена.

В старом сарайчике, стоял верстак, и отец частенько что-то мастерил. Она любила сидеть рядом. А он терпеливо объяснял.
— Это рубанок, дерево обрабатывать, чтобы гладкое было. А это фуганок, чтобы начисто обработать.

Закручивал в слесарные  тиски кусок круглого железа,  вытачивал болт.
— Ты как мальчишка. Вовка не интересуется моей работой.
— А мне интересно.— улыбалась Лена.
Она подолгу сидела рядом с отцом, когда он ремонтировал утюг, или розетки. И он показывал, какие провода можно соединять, а какие нет, и повторял.
— Сама в розетку ничего не включай.

Благодаря таковым урокам, она хорошо разбиралась в электричестве, на уроке труда первой вытачивала болты, сверлила дырки.

Однажды папа принес большой кулек блестящих, словно отполированных белых гвоздей. И показал, как надо забивать в доску гвозди.
На следующий день, они с Вовкой выбили гвоздями на ступеньках веранды свои имена.
— Только не ругай. — встретила отца, мама. — Сам научил.

Вечером отец делал новые ступеньки, посапывая, и бормоча, наверное, не лестные слова в адрес детей. А потом еще несколько вечеров вытаскивал гвоздодером гвозди из испорченных ступенек, и выпрямлял на наковальне. Но, гвозди все-таки пришлось купить новые.

Каждый день, приходя на обед, он  приносил кучу тряпок. В депо, где  ремонтировал паровозы, привозили обрезки материи, для вытирания грязи с рук. Отец выбирал побольше и покрасивее, для нее.  Она шила куклам платья. И каких кусков там только не было. Бархат,  мех,  гипюр, тюль. Лена не любила играть в куклы. Но с удовольствием шила, представляя себя в каждом новом сшитом куклам, платье.

Иногда отец встречал ее из музыкальной школы, а потом они заходили в кинотеатр.

Детей в семье никогда не ругали и не били.  До семи лет, пока не пошла в школу, не знала, что есть другие конфеты, кроме шоколадных.
Лене было четыре года, когда они поехали в гости к дедушке, в Воронежскую область. Дед купил кулек конфет, подушечек, карамель. Они с Вовкой долго смеялись.
— Разве это конфеты? Конфеты бывают шоколадные.
— Ну и набаловал ты, их сынок? — качала головой воронежская бабушка, разглядывая первых внуков.

После недели учебы в первом классе школы, Лена спросила.
— А что такое леденцы, или монпансье?
— Принеси ты ей коробку леденцов. Пусть посмотрит.— вытерла слезы смеха на глазах, мама.

Как давно это было. Она тяжело вздыхала и гладила брата по голове.
— Ты заснул?
— Нет, маму жалко.

Бабушка пришла вечером, когда уже почти стемнело. Мама осталась в больнице.

Ночью Лена не спала. Глядела в потолок, рассматривая бегающие тени, от огней проезжающих поездов. Гудела лебедка, режущая шпалы, на заводе, за окном. Почему отец и мама не ладили? Что им мешало? Почему он скандалил? Ведь ему ничего нельзя было говорить. Из любого рассказа он мог устроить скандал. В кино изменяет женщина мужу, набрасывается с кулаками на маму. Будто она тоже такая. Скажешь об артистах. Он отвечает, какое мне до них дело. Или ты завидуешь?

Однажды, оставив детей дома с бабушкой, отец и мать пошли в кино. В два часа ночи домой пришел отец.
— А где Вера? — всполошилась бабушка.
— Там, идет, кажется.

Бабушка накинула платок на плечи. Прошла железнодорожный переход, пошла вдоль забора. В темноте разглядела, кто-то лежит. Нагнулась, тронула за плечо.
— Доченька, ты? Что случилось?
— Ой, мамочка. Он спросил, как я поняла фильм. Я стала рассказывать. Ему не понравилось, и он ударил меня кулаком в лоб. Больше ничего не помню.
Но бабушка опять упросила маму не разводиться с отцом.

Часто он мог просто перепутать, где и кто ему что-то рассказывал и спорить.
— Это ты мне говорила.
Мама убеждала, что ничего подобного не говорила, но он бесился, что именно она ему рассказала какую-нибудь историю, о соседях, или о погоде, о какой нибудь ерунде. Плохо слушал собеседника.
Общаться с ним очень тяжело.

К скандалам прибавилось еще одно обстоятельство. Отец стал давать  в дом только треть зарплаты.  Ссылаясь на строительство участка. Но стройка стояла мертвым грузом. Куда он девал деньги?

Участком называли  недостроенный дом на новом массиве за городом. Отцу на заводе выделили землю, дали денежную ссуду на строительство. Тогда, многим давали либо квартиру, либо участок. Лена помнит, как в семье долго спорили. Но  проголосовали за дом. И папа взял участок. Помнит, как закладывали фундамент, и они с Вовкой бегали по  застывшему бетону. Потом ездили делать кирпичи из глины, как это было модно, тогда в Узбекистане. Делали, конечно, мастера, нанятые отцом. Папа долго спорил, что сделает станок для кирпичей сам, и будет делать не три, а сразу двенадцать. Долго кричали, скандалили, хорошо, что обошлось без драки, но оскорблений мама и бабушка получили сполна.

— Пусть делает. — махнула рукой на маму, бабушка.
Папа сделал станок. Набил лунки глиной. А вот поднять не смог. Потому все и делали только на три кирпича.
— Теперь вызывай подъемный кран, переворачивать станок. Он же вместе с глиной неподъемный. — вытирала слезы от смеха, бабушка.

Стройка шла успешно. Мама, папа и бабушка помогали мастерам класть стены. Подносили раствор и кирпичи. А дети только мешали. На них кричали, смеялись, а они наслаждались свободой, свежим воздухом.

Дом буквально, вырос на глазах. Накрыли крышу, поставили двери, окна, выходящие во двор. А те, что на улицу заложили кирпичом. Снова начались споры. Бабушка, работавшая экспедитором на стройке, хорошо разбиралась в строительных работах. Но, то, что она предлагала, не нравилось отцу. На этом все  закончилось.

Лена помнила, какие «комплименты» отец говорил матери. Глаза у тебя красные, ростом маленькая. И указывал на соседку Ларису, толстую как корова, с корявым в веснушках лицом: «Вот какие есть женщины».

Мама была красавица. Ее часто сравнивали с артисткой Аллой Ларионовой. Одевалась плохо. Денег не хватало. Учительница в музыкальной школе, принесла отрез на юбку.

Такая жизнь, маме надоела. Она устроилась на работу в парк Комсомольское озеро  официанткой. Образования ведь, никакого не было.  Сшила новые платья, сделала прическу. Отец стал ревновать. Боялся, что мама его бросит. Однако, мама отвергала все ухаживания мужчин.

Но любому терпению приходит конец.  И вот, чем все закончилось.

Никогда не пойду замуж. Решила девочка. Муж это враг номер один. Не хочу быть женщиной. А если бы родилась мужчиной, была бы довольна? Нет. Просто буду человеком.Замуж никогда не пойду. Слишком дорого обходится такая любовь.Приняв судьбоносное решение,  повернулась на бок и заснула.

Потом был суд.
Судья с укором смотрел на отца, слушая рассказ бабушки, матери,  выступление прокурора.
— Почему вы так поступили?
— Я не хотел ее убивать. Только порезать на ней одежду, и выпустить голой на улицу,  чтобы нос не задирала.
— И после этого вы собирались жить с этой женщиной? Разве можно такое простить?
Прокурор требовал наказания в 7 лет.  Мама, в последнем слове попросила к отцу снисхождения. Ему дали год.

— Еремина, тебя завуч вызывает. —   услышала девочка.
Она шла по коридору, не чувствуя ног.
— Входи, садись. — высокая полная женщина, с короткой стрижкой черных вьющихся волос, указала ученице на стул возле стола.
— Выслушай меня, девочка, внимательно, а потом решай сама. Ты довольно взрослая. Только пойми, я тебе добра желаю. Ты мне веришь?

Лена кивнула головой.
— Твой папа освободился из тюрьмы. Пришел, чтобы  детей своих увидеть, принес гостинцы. Вы дети, что там было у них с  мамой, не ваше дело. Для вас они отец и мать. Оба одинаково дороги. Ты девочка умная, мудрая. Не ошибись в своем решении. Подойди к отцу. Не лишай его возможности, оправдаться перед тобой и братом. Брату тоже объясни. Поговорите с отцом. Вряд ли он будет с вами жить, мама, конечно не простит. Но вы дети, должны простить.

Лена слушала учительницу. Обида, гнев, душили ее.
— Иди, будь умницей. Сделай так, как я тебе говорю. Потом, подрастешь,  поймешь, что я была права.

Выйдя из кабинета, Лена  шла по темному коридору старого здания школы. В голове путались мысли. Подойду к отцу, А что скажу дома маме? Она простит меня? Пойду на урок. Решила девочка и, ускорив шаг, дошла до лестницы, но, остановилась. Нет, я обещала Надежде Борисовне. Надо подойти. Но я не хочу слушать его объяснений. Он все врет, чтобы мы его простили и пустили домой. А потом начнется все сначала. Опять скандалы, по каждому поводу и без повода. Просто он злющий. А почему?  Почему  унижал маму? Хотел казаться лучшим? Зачем? Чтобы мы его любили больше?

Она вышла на улицу. Отец сидел на лавочке. Ее он не видел. Она еще может передумать и уйти. Лена колебалась, подойти, или не подойти. Сделала шаг, другой в сторону.  Отец повернул голову. Теперь надо идти, побледнела девочка. Он увидел, теперь не убежать,  Тряхнула косичками, и решительно направилась к отцу, на ходу придумывая обидные слова.

Отец встал с лавочки, пошел ей навстречу.
— Лена, дочка. — его губы тряслись, он едва сдерживал слезы, блестевшие в  карих, таких, как и у нее, глазах. Одно лицо,  говорили все,  увидев ее рядом с отцом.  Внутри девочки кипел гнев, но приготовленные слова забыла.

— Здравствуй. — девочка взглянула мужчине в глаза.
— Здравствуй. — отец приблизился к дочери, наклонился, но не решился поцеловать. Лена отвернулась. А когда поняла, что поцелуя не будет, облегченно вздохнула. Целоваться ей не хотелось.

— Ты, садись. — отец присел на лавку. — Я вот тут тебе и Вовке гостинцы принес. Груши, яблоки, как ты любишь, конфеты шоколадные, твои любимые и мармелад.
— Спасибо. — Лена присела на край скамейки.
— Ты возьми. — отец подвинул пакеты.
— Потом. Ты здоров? Выглядишь неплохо, даже поправился.
— Здоров. — отец  улыбнулся, скривив рот. — Там тоже деньги зарабатывал,  ты же знаешь, не могу сидеть без дела.
— На работу устроился?
— Нет, пока. Живу на участке.
— Он же недостроенный. — удивилась девочка. — Как ты там живешь?
— Во дворе построена времянка.  Сейчас весна, а к осени проведу отопление.
— Там холодно.
— Ничего, терпеть можно.
— Мама тебя не простит. — Лена посмотрела в глаза отца. Отец опустил голову.
— Знаю. Может быть, потом простит.  Мои отец, мать, братья, все меня ругают.
— Мама тебе не изменяла. Она попросила того мужчину сказать, что изменила, чтобы ты ушел. Устала от  твоего характера. Почему ты такой злой? Скандалишь из-за каждой мелочи?
— Дурак был. Я все знаю, понял. Сейчас стал другим.
— Не верю. Ты унижал маму. Хотел показать,  что ты лучше. Зачем? Для нас нет разницы. Нам вы одинаковы дороги.

— Ты не прощаешь? — отец положил широкую ладонь на плечо дочери.
Лена уклонилась от  скупой ласки. Отец вздрогнул всем телом, но руку убрал.
— Не могу, понимаешь, вот так сразу. Ты должен понимать. Тебе лучше не ходить к нам. Вовка совсем тебя не хочет видеть.
—  Я позвал его, а он пробежал мимо.
— Он после того случая, сам знаешь,—  Лена перевела дух, тяжело вздохнула. — Спал с мамой, а ночами кричал: « Мама, мама, ты где?»   Ему  два месяца кошмары снились.

Отец отвернулся. Плечи его вздрагивали. Плачет, поняла Лена, но жалости к отцу не испытывала. Ей снова захотелось наговорить ему обидных слов. Вспомнилась  боль, обида, прошлогодних, трагических дней.  Но, она сдержала себя.
— У меня уроки, я пойду. — Лена встала, отряхнула платье.
Поднялся и отец.
— Гостинцы возьми. Сам выбирал. Один тебе. Один Вовке. А тебе я еще сыр положил, пошехонский, как ты любишь.
— Я возьму.

— Спасибо, дочка. — отец обнял девочку, прижал к себе. Он чувствовала, как громко и толчками в его груди бьется сердце. Жалость вдруг проснулась в ней со всей силой детской чистой души. Слезы, предательски навернулись на глаза. Она кусала губы, сдерживаясь из последних сил, чтобы не расплакаться, а еще хуже, разрыдаться. На щеке, почувствовала горячие губы отца. Ну и пусть, отчаянно стучала в мозгу одна и та же фраза. Пусть плачет, так ему и надо. Так и надо. Сам виноват. Она  отстранилась.

— Ты иди.  И не приходи.
— Ладно, дочка. — отец вытер платком покрасневшие глаза, громко высморкался. Она узнала большой синий носовой платок, подаренный ею отцу на 23 февраля,  год назад. Сохранил, однако, сберег.

Мужчина, не оглядываясь, пошел к школьным воротам.  Лена стояла, не мигая, глядя на ссутулившуюся спину отца, пока он не скрылся за воротами.

Прижимая пакеты к груди, она  пошла к школьному зданию.
— Зачем ты взяла? — услышала  за спиной шепот. —  Я тебя ненавижу.
— Вовка! — Лена оглянулась на брата. — Он принес гостинцы. Принес от души. Мы дома поговорим. Не сердись. — мальчик промчался мимо нее, по коридору. А если мама тоже меня осудит, не поймет. А еще, хуже обидится?

Домой Лена шла, таща тяжелую сетку с пакетами. Несколько раз  останавливалась. Выбросить, и ничего не рассказывать матери? Но Вовка расскажет, он все видел.

Едва переступив порог веранды, она крикнула.
— Мама, отец в школу приходил, я с ним разговаривала. Он принес гостинцы, а Вовка кричал на меня, зачем взяла. Мама, я правильно сделала?

— Правильно, доченька. — мать улыбнулась дочери. — Доставай гостинцы. Будем обедать. Он ваш отец. Что у нас было, вас не касается.
Лена села на стул.
— Мамочка, ты отца больше не любишь? Не простишь?
— Не прошу.
— А меня ты любишь? Ведь, я на него похожа. Ты меня должна ненавидеть, как Вовка.

Женщина тихо рассмеялась. — Ты моя доченька, мое счастье. Я тебя очень люблю. Тебя родила по любви, ведь тогда я очень любила вашего отца. — она обняла девочку, прижала ее голову к груди. —  С отцом вы должны видеться и дружить. Он ваш отец. С Вовкой я поговорю. Он тебя любит и  поймет, что ты поступила правильно.

 

Мама Лены больше замуж не выходила. Часто болела.  Умерла в 1993 году в 64 года. Бабушка умерла в 1981 году.

Лена общалась с отцом до его последних дней.  Простил и Вова. Отец трижды женился гражданским браком. С третьей женой прожил 30 лет. Детей не было. Он говорил: « У меня есть дети». Умер в 1999 году, в возрасте 73-х лет.

-----------------------------------------------------------------------------------------------

© Copyright: Герцева Алла, 2015

Свидетельство о публикации №215111901527

Источник: Проза.ру

© content.foto.google.com

******************************************

Герцева Алла

allagerz

Родилась и живу в Ташкенте. Окончила Ташкентскую консерваторию. По специальности музыковед, преподаватель музыкальной литературы.

Статьи по музыкальной критике стала писать еще в студенческие годы в местной газете. К художественной прозе обратилась в 2004 году. В местном журнале «Леди» были опубликованы рассказы: «Кольцо»,"Осень", «В добрый путь», и повести: «Месть», «Красная сирень».

Рассказ «Кольцо» опубликован в альманахе «Писатель года 2011».

Произведения

Отец — рассказы, 19.11.2015 17:45
Парикмахер — рассказы, 11.11.2015 11:06
Америка — публицистика, 01.07.2015 17:39
Воробей — рассказы, 29.04.2015 17:14
Кубаревка — рассказы, 16.04.2015 18:08
И снова о нём. — публицистика, 06.04.2015 17:24
Запах войны — публицистика, 13.02.2015 17:59
Письмо. — рассказы, 25.12.2014 17:22
В зоопарке — миниатюры, 22.12.2014 17:06
Андерман — рассказы, 10.12.2014 17:56
Ничего не вижу — публицистика, 12.11.2014 11:21
Ваза — рассказы, 13.10.2014 18:47
Сон — миниатюры, 21.04.2014 18:53
Встреча. — рассказы, 31.03.2014 18:33
Весна в Ташкенте — 2. — миниатюры, 13.03.2014 11:23
Старухи. — миниатюры, 06.03.2014 10:36
Депутат. — миниатюры, 05.03.2014 19:17
Студентка. — рассказы, 03.03.2014 10:37
Мертвый сезон. — миниатюры, 13.02.2014 11:05
Маленькая мама — рассказы, 30.01.2014 19:09
Весна в Ташкенте — миниатюры, 28.01.2014 18:52
Беседа. — рассказы, 07.12.2013 18:57
Кролик. — рассказы, 25.11.2013 19:10
В плену у лета. — рассказы, 25.09.2013 18:45
Петля Гименея. — рассказы, 20.05.2013 18:37
Наташка. — рассказы, 03.04.2013 11:43
Виноград. Окончание — повести, 21.03.2013 11:31
Виноград. Продолжение 3 — повести, 21.03.2013 11:25
Виноград. Продолжение 2 — повести, 21.03.2013 11:19
Виноград. Продолжение 1 — повести, 21.03.2013 11:11
Виноград. — повести, 21.03.2013 10:51
Райка. — рассказы, 11.03.2013 10:28
Все для детей. — публицистика, 20.02.2013 10:38
Голосую за свободную любовь! Публицистика — публицистика, 06.02.2013 18:28
Кукла — рассказы, 26.01.2013 20:44
Виноград. — рассказы, 21.01.2013 18:04
Гаденыш. — рассказы, 29.11.2012 18:16
У Вечного огня. Роман. Часть 4. Окончание. — романы, 05.09.2012 11:49
У Вечного огня. Роман. Часть 3. — романы, 05.09.2012 11:46
У Вечного огня. Роман. Часть 2. — романы, 05.09.2012 11:31
У Вечного огня. Часть 1 — романы, 05.09.2012 11:11
В добрый путь! — рассказы, 13.07.2012 18:38
Осень. — рассказы, 12.07.2012 20:29
Размышления. Глава 5. Коммунальная страна. — публицистика, 25.11.2011 18:36
Размышления. Глава 4. Призвание. — публицистика, 08.11.2011 18:30
Размышления. Взгляд в историю. — публицистика, 16.05.2011 11:15
Размышления. О кризисе. — рассказы, 16.05.2011 11:11
В плену у лета. — повести, 02.12.2010 10:53
Размышления — публицистика, 14.07.2009 18:05
Снегири. — рассказы, 26.01.2009 10:16


После комментирования обновите страницу (F5), что бы увидеть добавленное...

Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх