Мышь

Оксана Малюга

мышь

На второй день после нашего приезда папа поймал мышь.

Нет, это не история для детей от лица котёнка, и не надейся,  дорогой читатель. Мой отец действительно поймал грызуна при помощи самой обычной мышеловки, установленной в летней кухне. Когда мы, выспавшиеся и отдохнувшие после многочасового перелёта из Германии в Казахстан, сели завтракать, он вошёл на веранду с  видом добытчика и поставил перед мамой маленький зарешечённый ящичек.

— Вот, Лар! Попалась! В первую же ночь и попалась! – в голосе его слышалась неподдельная гордость за удавшуюся операцию

«Мaus». Папа отлично чувствовал себя в роли героя, а все его геройские подвиги неизменно совершались в честь одной и той  же женщины.Такой уж он был человек, мой отец...

Внутри ящичка сидел, нахохлившись,  крошечный зверёк. Совершенно миниатюрный, взлохмаченный и мягкий на вид. Непонятно какого цвета шёрстка, то ли серенькая, то ли коричневая. Да чёрные, бисеринками, глазёнки, глядящие на окружающих – я готова в этом поклясться! – исподлобья. Мыши явно не нравилась роль пленницы.

— Фу, противная какая! Роберт, ну зачем ты её сюда принёс! – мама, женщина неробкая, испытывала определённый дискомфорт от присутствия  маленького существа. – Эта зараза мне столько всего попортила! Отдай её кошке! Или выброси в помойное ведро, пусть утонет!

— Как – кошке?! Как – утонет?!– вскочил мой двенадцатилетний сын. – Ты что, баба, разве можно убивать мышку?! Ты только посмотри, какая она хорошенькая!

Сыночек, доброе сердце, хороший человечек, и по сей день жалеющий всех! Со своей точки зрения он был прав. Так же, как права была мама – с её точки зрения.

Мне тоже было жаль вредительницу. Очень уж забавно выглядела мышь, совсем не опасно, скорее, трогательно.

— Да ладно, мам, зачем сразу кошке? – вмешалась я. – Выпустим подальше от дома, она уйдёт.

— Она вернётся! Она обязательно вернётся! – распалялась мама. – Роберт! Я сказала: или кошке, или в ведро!

Мой немецкий муж, не понимающий ни слова, округлившимися  глазами наблюдал наши «русские» разборки. Я не переводила. Ну как объяснить нормальному европейцу, почему на столе рядом с хлебницей с утра появляется мышеловка с живой добычей и зачем нужно, надрывая глотки,  спорить о вечном вопросе, быть или не быть мыши?..

Отец забрал мышеловку и, заговорщицки подмигнув внуку, вышел. Через пару секунд за ним последовал сердобольный защитник мышей, не забыв льстиво чмокнуть бабушку в щёку и сообщить ей, что он в жизни такого вкусного завтрака не ел. Ему много чего досталось от деда, этому сорванцу...

Когда часом позже я тихонько спросила папу о мышиной судьбе, он довольно  прошептал:

— Там вон выпустили, в картошку!  Будет теперь жить, как тигр в тайге!

И кивнул в сторону столь необходимых в деревне построек, – сарайчик, банька – за которыми зелёными дебрями ботвы раскинулся необъятный картофельный огород.

И всё бы ничего, и была бы эта история благополучно забыта всеми её участниками и свидетелями, если бы мама не оказалась права.

Вечером отец затопил баню. Дом моих родителем был с удобствами во дворе: будочка туалета в углу возле сарайчика  да крохотная  банька. По летней жаре мыться было нужно каждый день по нескольку раз. Кроме того, муж мой, «настоящий немец», окрещённый так всей деревней, всё ходил вокруг бани, то заглядывая в неё, то рассматривая запас топлива, аккуратно сложенный в пристройке. Он никак не мог постичь функционального предназначения этого странного сооружения. Да, такое бывает, если человек никогда не видел бани.

Решили показать ему на практике, что да к чему.

Первыми пошли женщины, я и мама, и ещё тётя Эрна, сестра отца и мамина сердечная подруга. Только успели наполнить горячей водой тазики, только уселись поудобней на топчанчике, как началось! Что-то маленькое, невидное в парном сумраке, прошмыгнуло по полу и скрылось под этим самым топчаном. Мы замерли, надеясь, что — показалось! Да, всем трём одновременно вот так взяло и показалось!

Бывают же массовые галлюцинации!

Но «что-то» и не подумало оказаться галлюцинацией! Оно выбралось из укрытия и принялось носиться по всему крошечному помещению, по его периметру, диаметру и биссектрисе.

Отвизжав положенное, мама озвучила единственно правильный вывод:

— Мышь! Вернулась, дрянь этакая.

Под волну маминых репрессий попал сначала отец, потом мой сын. Много было сказано о бестолковых мужиках, недооценивающий мелких грызунов. В качестве аргумента в пользу безжалостного уничтожения последних приводился непобедимый:

— Она мне все торбочки для круп погрызла! А их ещё баба Эля шила!

Баба Эля, мать отца, моя бабушка и свекровь моей мамы, уже пятнадцать лет назад как ушла в вечность, а вещи, сделанные её руками, всё ещё были в доме, служили верой и правдой и как будто удерживали тепло этой необыкновенной женщины.

При упоминании торбочек отец сник и больше не оправдывался.

А мышь продолжала бесстрашно вершить свои банные подвиги. Ничем невозможно было её извести. В мышеловку она больше не шла – как же, нашли дуру, цена бесплатного сыра была ей доподлинно известна! От яда мама сразу отказалась: неровен час, куры доберутся, или собака, или ещё какой полезный домашний зверь!

Кот, запертый на ночь в бане против воли, утром вылетел оттуда пулей, едва ему открыли дверь, рванул куда-то в даль, за огороды, и несколько дней дома не показывался.

За ночь он успел кощунственно осквернить храм чистоты, видимо, в знак протеста, и лёгкий кошачий запашок ещё долго не выветривался, вопреки всем тщательным уборкам и дезинфекциям.

Мышь здравствовала и бесчинствовала. Целью своих устрашающих набегов она, похоже, избрала именно женскую половину населения. Ясно дело, не безосновательно, а за большие заслуги...

Чтобы хоть как-то обезопасить себя, мама стала каждый вечер отправлять первыми в баню мужиков. Чётким строем, с перекинутыми через плечо свежими полотенцами мой сын, мой муж и мой отец отправлялись на помывку и на встречу с «проклятым грызуном». Выходили румяные, чистые и довольные. Мама сразу требовала доклада о положении войск противника.

Почему-то с моего мужа! Видимо, собственный муж и внук её доверия лишились, решившись выпустить мышь.

— Маус там? – подозрительно спрашивала мама. Её немецкий был столь же несовершенен, как и русский моего мужа.

— Nein-nein! Keine Maus! Sie kam heute nicht! – радостно разводил руками  допрашиваемый.

— Нету мышки! Не приходила сегодня! – бодро переводил мой сын. Мой отец молчал.

Впрочем, уже дня через три  способный к языкам иностранец отлично справлялся без переводчика:

— Нету мишка! Сефотня не прихотиль!

И мы, женщины, начинали собираться.   В предбаннике мама нарочно громко разговаривала и топала, чтобы мышь не прозевала нашего появления  и успела удрать.  В самой баньке сразу набирала полный таз горячей воды, окатывала топчан и пол.

Вокруг царила тишина! Мир и покой! Никаких посторонних, никаких шорохов! Но в самый расслабляющий момент, когда тепло уже размягчило тело, когда движения становились замедленными и ленивыми – вот тут-то и случалось ЭТО: некто невидимый, маленький, невероятно шустрый и страшно опасный возникал в полутёмной баньке и начинал свой непредсказуемый бег! Женщины быстро подбирали ноги на топчан и визжали, визжали, а мышь неутомимым ахалтекинцем галопировала по всему свободному пространству!

Через короткое время банные процедуры, полные острых эмоциональных моментов,  стали в нашей семье своего рода ритуалом.

День проходил в обычных деревенских заботах или в скромных развлечениях.

Вечером же, уже подоив коров и прогнав через сепаратор молоко, мама, мельком глянув на часы, вроде как спрашивала, а на самом деле отдавала чёткое руководство к действию:

— А что, Оксана, не пора ли нам послать в баню наш немецкий десант?

И три наших немца – один «настоящий», один «волжский» и один, умудрившийся в свои юные годы стать и тем, и другим -  отправлялись на помывку. Тем временем к нам подтягивалась тётя Эрна. По словам отца, «для подкрепления дамских певучих рядов».

Папа очень любил элегантные выражения...

Через три недели мы уехали. Отдохнувшие, посвежевшие и полные впечатлений.

Мои родители прилетели в Германию через полгода. В принципе, это и было целью нашей летней поездки в Казахстан: мы привезли  вызов.

Когда я увидела, как они в аэропорту вышли к встречающим, у меня защемило сердце: отец еле шёл. Мама вела его под руку, иначе он не осилил бы пути. Через пару дней мы узнаем диагноз: быстро прогрессирующая форма болезни Паркинсона...

В машине, в уютном полумраке салона, тесно придвинувшись друг к другу, мы с отцом перешептались обо всех родственниках, друзьях и знакомых, о том, кому досталась наша корова, и кто взял кота и собаку... Последний вопрос вырвался у меня совершенно  непроизвольно:

— Пап, а мышь в бане помнишь?

Его лицо озарилось медленной восторженной улыбкой:

— Помню...Ой, ёлки, как она бегала!..Как бегала!..

Мы вдруг тихо засмеялись и одновременно заплакали. От счастья. От печали.

Потому, что десять лет в разных странах для нас были позади. Потому, что оборвалась моя самая кровная ниточка с родиной. Потому, что ничего невозможно было ни забыть, ни изменить... Я прижималась щекой к отцовскому лицу, как всегда, чуть колючему – не зря я в детстве, вдохновенно  рифмуя всякую ерунду, называла его «папка-царапка»,  — а его рука, накрытая моей,  дрожала немного меньше.

— Ну, чего вы там шепчетесь? – раздался с переднего сиденья какой-то странно задушенный мамин голос. – Опять обо мне говорите, признавайтесь!

Она, как всегда, была права.

---------------------------------------------------------------------------------------------

© Copyright: Оксана Малюга, 2016

Свидетельство о публикации №216011102012

Источник: Проза.Ru

© content.foto.google.com

***********************************

 

Оксана Малюга

harrypotter2

Произведения

Будьте как дети... — миниатюры, 03.03.2016 01:27
Про капусту — ироническая проза, 07.03.2016 23:50
Мышь — рассказы, 11.01.2016 20:53
Кёльнский собор — миниатюры, 15.11.2015 02:58
О собачниках и собаках — миниатюры, 10.11.2015 01:07
Ведьмин прострел — юмористическая проза, 02.09.2015 01:33
Ёжик — рассказы, 15.08.2015 22:23
Мой сынок и дедушка Ленин — рассказы, 29.07.2015 22:18
Дорожное происшествие — рассказы, 04.06.2015 12:50
Море — миниатюры, 31.05.2015 22:41
Про Розарио — юмористическая проза, 28.05.2015 22:50
Блины — рассказы, 26.05.2015 17:16
Монолог о новогодней ёлке — рассказы, 21.05.2015 15:05
Истории моего детства (6)
Печальны краски осени моей (6)
Ни о чём и обо всём (7)
Не сбылось (5)
Чёрный список (7)
Моим Избранным на Прозе ру. Шаржи (4)
О муках творчества и Музе (5)
Зимний альбом (6)
Зеркала (3)
Карнавал (2)


 

После комментирования обновите страницу (F5), что бы увидеть добавленное...

 

Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх