Умные мысли: Сергей Довлатов

Сергей Довлатов – советский и американский писатель, прозаик и журналист.

Сергей Довлатов – советский и американский писатель, прозаик и журналист. В советское время Довлатов был диссидентом, однако на сегодняшний день его произведения рекомендованы Министерством образования и науки РФ к самостоятельному прочтению школьниками.

Сергей Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, столице Башкирской АССР, в семье театрального режиссёра Доната Исааковича Мечика (1909—1995), еврея, и актрисы, а впоследствии корректора Норы Степановны Довлатовой (1908—1999), армянки. В этот город его родители были эвакуированы из Ленинграда в июле 1941 года и жили три года в доме сотрудников НКВД по ул. Гоголя, 56.

Серёжа Довлатов в детстве

Серёжа Довлатов в детстве

С 1944 года жил в Ленинграде на ул. Рубинштейна, д. 23. В 1959 году поступил на отделение финского языка филологического факультета Ленинградского государственного университета и учился там два с половиной года. Общался с ленинградскими поэтами Евгением Рейном, Анатолием Найманом, Иосифом Бродским и писателем Сергеем Вольфом («Невидимая книга»), художником Александром Неждановым. Из университета был исключён за неуспеваемость.

Служил три года во внутренних войсках в охране исправительных колоний в Республике Коми (посёлок Чиньяворык), близ города Ухта. По воспоминаниям Бродского, Довлатов вернулся из армии «как Толстой из Крыма, со свитком рассказов и некоторой ошеломлённостью во взгляде».

Довлатов поступил на факультет журналистики ЛГУ, работал в студенческой многотиражке Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям», писал рассказы.

После института работал в газете «Знамя прогресса» ЛОМО.

Был приглашён в группу «Горожане», основанную Марамзиным, Ефимовым, Вахтиным и Губиным. Работал литературным секретарём Веры Пановой.

Сергей Довлатов с первой женой Асей Пекуровской (слева)

Сергей Довлатов с первой женой Асей Пекуровской (слева)

С сентября 1972 до марта 1975 года жил в Эстонской ССР. Для получения таллинской прописки около двух месяцев работал кочегаром в котельной, одновременно являясь внештатным корреспондентом газеты «Советская Эстония». Позже был принят на работу в выпускавшуюся Эстонским морским пароходством еженедельную газету «Моряк Эстонии», заняв должность ответственного секретаря. Являлся внештатным сотрудником городской газеты «Вечерний Таллин». Летом 1972 года принят на работу в отдел информации газеты «Советская Эстония». В своих рассказах, вошедших в книгу «Компромисс», Довлатов описывает истории из своей журналистской практики в качестве корреспондента «Советской Эстонии», а также рассказывает о работе редакции и жизни своих коллег-журналистов. Набор его первой книги «Пять углов» в издательстве «Ээсти Раамат» был уничтожен по указанию КГБ Эстонской ССР.

Сергей Довлатов в молодости

Сергей Довлатов в молодости

Работал экскурсоводом в Пушкинском заповеднике под Псковом (Михайловское).

В 1975 году вернулся в Ленинград. Работал в журнале «Костёр».

Писал прозу. Журналы отвергали его произведения по идеологическим причинам. Опубликованы были лишь повесть в «Неве» и рассказ «Интервью» на производственную тему в «Юности» (в 1974), за последний он получил солидные 400 рублей. Также ему удалось напечатать более 10 рецензий в «Неве» и «Звезде».

Довлатов публиковался в самиздате, а также в эмигрантских журналах «Континент», «Время и мы». В 1976 году был исключён из Союза журналистов СССР.


В августе 1978 года из-за преследования властей Довлатов эмигрировал из СССР и поселился в районе Форест-Хилс в Нью-Йорке, где стал главным редактором еженедельной газеты «Новый американец». Членами его редколлегии были Борис Меттер, Александр Генис, Пётр Вайль, балетный и театральный фотограф Нина Аловерт, поэт и эссеист Григорий Рыскин и другие. Газета быстро завоевала популярность в эмигрантской среде. Одна за другой выходили книги его прозы. К середине 1980 годов Довлатов добился большого читательского успеха, печатался в престижных журналах «Partisan Review» и «The New Yorker».

За двенадцать лет эмиграции издал двенадцать книг в США и Европе. Готовя к печати свои ранние произведения, он переписывал их, а в завещании оговорил запрет на публикацию всех текстов, созданных им в СССР.В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче на Радио «Свобода».

Сергей Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности, в возрасте 48 лет. Похоронен на еврейском кладбище «Маунт-Хеброн» в нью-йоркском районе Куинс.

Произведения

Прижизненные издания

Ни одного текста, опубликованного в СССР до 1978 года, Довлатов перепечатывать ни при каких обстоятельствах не позволял.

Список книг, вышедших при его прямом или косвенном участии:

Невидимая книга — Анн-Арбор: Ardis Publishing, 1977
Соло на ундервуде: Записные книжки — Париж: Третья волна, 1980
Компромисс — Нью-Йорк: Серебряный век, 1981
Зона: Записки надзирателя — Анн-Арбор: Эрмитаж, 1982
Заповедник — Анн-Арбор: Эрмитаж, 1983
Марш одиноких — Холиок: New England Publishing, 1983
Наши — Анн-Арбор: Ardis Publishing, 1983
Соло на ундервуде: Записные книжки — 2-е издание, дополненное — Холиок: New England Publishing, 1983
Демарш энтузиастов (соавторы Вагрич Бахчанян, Наум Сагаловский) — Париж: Синтаксис, 1985
Ремесло: Повесть в двух частях — Анн-Арбор: Ardis Publishing, 1985
Иностранка — Нью-Йорк: Russica Publishing, 1986
Чемодан — Тенафлай: Эрмитаж, 1986
Представление — Нью-Йорк: Russica Publishing, 1987
He только Бродский: Русская культура в портретах и анекдотах (соавтор Мария Волкова) — Нью-Йорк: Слово, 1990
Записные книжки — Нью-Йорк: Слово, 1990
Филиал — Нью-Йорк: Слово, 1990

******************************

ЦИТАТЫ:

 

Семья- это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.

 

Истинное мужество в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду.

 

Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?

 

В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…

 

Всю жизнь я дул в подзорную трубу и удивлялся, что нету музыки. А потом внимательно глядел в тромбон и удивлялся, что ни черта не видно.

 

Скудость мысли порождает легионы единомышленников.

 

Беседа переросла в дискуссию с оттенком мордобоя.

 

Убежденность в своей правоте доказательством не является.

 

-Какой у него номер телефона?

-Не помню.

-Ну, хотя бы приблизительно?

 

Порядочный человек, это тот, кто делает гадости без удовольствия.

 

Нет, как известно, равенства в браке. Преимущество всегда на стороне того, кто меньше любит. Если это можно считать преимуществом.

 

Всем ясно, что у гениев должны быть знакомые. Но кто поверит, что его знакомый — гений?

 

…Тигры, например, уважают львов, слонов и гиппопотамов. Мандавошки — никого!!!

 

У Бога добавки не просят.

 

У меня все хорошо. Самая большая неприятность в моей жизни — смерть Анны Карениной.

 

Талант — это как похоть. Трудно утаить. Ещё труднее симулировать…

 

 

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх