Ukraine Factions Vie for Lobbying Edge + перевод

Donald Trump doesn’t just have a Russia problem, in the eyes of his critics.

Donald Trump doesn’t just have a Russia problem, in the eyes of his critics. He also has a big — and related — Ukraine problem. His 2016 campaign chairman, Paul Manafort, was forced to resign last August amid a flurry of media exposés about Manafort’s lobbying for former Ukrainian President Viktor Yanukovych, who fled to Russia following violent protests against his government in February 2014.

“Any presidential candidate should properly vet the backgrounds of and moral decisions of the people he picks to advise him,” said Atlantic Council deputy director Alina Polyakova last year, declaring that Manafort’s work in Ukraine “absolutely should cast a shadow on Trump’s campaign.”

Either she or the reporter forgot to mention that two of her influential think tank’s top 10 contributors are the U.S. State Department, which applauded the ouster of Yanukovych, and the Ukrainian World Congress, a diaspora organization that attacked him as well. The UWC now works to promote Ukraine’s integration into the European Union, a key issue that helped cause Yanukovych’s downfall and led to the ongoing crisis with Russia over Eastern Ukraine and Crimea.

That small detail exemplifies the complexity of Ukrainian influence campaigns over the last few years. Although Trump’s campaign manager attracted enormous public attention for his work in Ukraine, other prominent lobbyists in the Yanukovych camp were connected to high-level Obama administration officials. Still others took money from Yanukovych’s political foes, or from independent billionaire oligarchs with their own agendas.

The only common denominators are money, influence and lack of transparency.

Paul Manafort exemplifies those characteristics to the nth degree. A Republican adviser to the campaigns of Gerald Ford, Ronald Reagan, George H.W. Bush and Bob Dole, he also represented a string of foreign dictators and warlords, including Philippines strongman Ferdinand Marcos, Zaire kleptocrat Mobutu Sese Seko, Angolan guerrilla leader Jonas Savimbi, Somali dictator Siad Barre, and Saudi Arabia.

A 1992 report by the Center for Public Integrity named his firm as one of the top five members of the “Torturer’s Lobby” in Washington. His former partner Roger Stone, the infamous political operative for Richard Nixon and Ronald Reagan, boasted that their firm “lined up most of the dictators of the world we could find.”

Manafort and Stone also represented the Trump Organization in the late 1980s. Trump reportedly met Manafort and Stone through Roy Cohn, the New York mafia lawyer and former hatchet man for Sen. Joseph McCarthy.

Another long-time Manafort client, the Kashmiri American Council, was exposed by U.S. prosecutors as a “scam” and a front group for Pakistani military intelligence, allegedly created to deflect public attention “away from the involvement of Pakistan in sponsoring terrorism in Kashmir and elsewhere.”

The Ukrainian Gold Mine

A New York Times exposé in July 2016 revealed that Trump’s campaign manager first got involved in Ukraine in the mid-2000s as an image consultant to the controversial billionaire oligarch Rinat Akhmetov, who has aggressively disputed allegations connecting him to wrongdoing for more than two decades.

Soon Manafort began advising Akhmetov’s favored presidential candidate, Viktor Yanukovych, and his Party of Regions. Manafort’s advice was credited by at least one Yanukovych ally with helping the candidate win Ukraine’s 2010 presidential election.

The original Times story also noted that “Mr. Manafort has not registered as a lobbyist representing Ukraine, which would require disclosing his earnings.” Two weeks later, the paper reported the existence of handwritten ledgers, produced by Ukraine’s National Anti-Corruption Bureau, showing that Manafort had received $12.7 million in undisclosed cash payments from Yanukovych’s Party of Regions from 2007 to 2012. Manafort denied receiving the cash.

A follow-up story in the Washington Post reported that Manafort lobbied “State Department officials and other opinion leaders” on behalf of Yanukovych, failed to file official reports, and “did not officially close his business in Kiev until April 2016, the month after he joined the Trump campaign.” Manafort left the Trump campaign a day later.

Recent document disclosures confirm Manafort’s lobbying activities for the Party of Regions. They also confirm that he was aided by former Republican Congressman Vin Weber, whose lobbying firm Mercury Public Affairs earned more than $1.2 million on the Ukraine account from 2012 to 2014.

“Our goal as Americans and Westerners was to bring Ukraine into the E.U.,” said Weber, who also represents Qatar and Turkey. “Our explicit work was anti-Russian.”

In the spirit of bipartisanship, Manafort also enlisted the services of Podesta Group Inc. — co-founded by John Podesta (President Clinton’s former chief of staff, President-elect Obama’s transition team chief, and Hillary Clinton’s campaign chairman) — to help influence Congress for a fee of about $1 million.

Podesta Group last year also signed on as lobbyists to help lift sanctions against Russia’s largest financial institution, Sberbank, which the United States imposed after Russia intervened in Ukraine following the violent ouster of Yanukovych in 2014.

In the run-up to the overthrow of Yanukovych, anti-government Ukrainian protestors assembled on K Street — lobbyist row in Washington, D.C. — with signs saying, “Podesta Group Takes Blood Money.”

It wasn’t the first time critics had called attention to the firm’s choice of clients. For its services to such notorious human rights violators as Azerbaijan, Egypt, Thailand and Vietnam, Podesta Group was paid more than $7 million from 2010 to 2015, according to the Center for Public Integrity.

Mercury and Podesta Group didn’t just lobby for Yanukovych; they also fought proposals in Washington to pressure his government to release his political rival, former Prime Minister Yulia Tymoshenko, from prison on corruption charges.

She, in turn, was represented in Washington by several powerful lobbyists, including former Rep. Jim Slattery, D-Kansas. His law firm received $920,000 over two years from Tymoshenko’s husband to pressure the Kiev government to free her. She was finally released in February 2014, after the successful putsch against Yanukovych.

“A lot of people are making a lot of money off Ukraine’s political competition,” observed Bruce Jackson, president of the Project on Transitional Democracies, in late 2013, noting that he and his group, which promoted democratic change in Eastern Europe, did not lobby.

That was rich coming from Jackson, a former vice president at Lockheed Martin, who had been a director of the infamous, neo-conservative Project for the New American Century, founder of the Committee for the Liberation of Iraq, and co-founder of the U.S. Committee to Expand NATO. It was NATO’s 2008 commitment to expand into Ukraine that helped trigger the current crisis with Russia.

Biden and Kerry Connections

Another Democrat who cashed in on the Ukraine crisis was Vice President Joe Biden’s son Hunter. In May 2014 he joined the board of Burisma Holdings, a private Ukrainian oil and gas company owned by a former government minister.

obama-biden-300x200

Also joining its board was Devon Archer, a Democratic fundraiser and former adviser to John Kerry, then Secretary of State. A week later, David Leiter, former Senate chief of staff to Kerry, came aboard as a lobbyist for the company, to promote “a stable and secure energy future for Ukraine,” independent of Russia.

Time magazine commented at the time, “By taking a job with Burisma, the younger Biden has put himself in the middle of a struggle between the United States and Russia, which currently provides the bulk of the natural gas supplies to Ukraine. . . . Since Hunter Biden took the new job, his father, Vice President Joe Biden, has continued to serve as the Obama Administration’s point person on Ukraine.”

Although experts agreed that it appeared no one had broken any laws, a pundit at one Washington think tank observed, “It’s unhelpful when we are trying to get across to the Ukrainians to clean up corruption and special deals for special folks. It maybe sends the wrong message that Westerners are just hypocritical.”

Since Trump’s election, money is pouring in to well-heeled Republican lobbyists. The Ukrainian government said in January that it had hired BGR Group as its Washington lobbyist to “help open lines of communication” with Congress, the administration, and other influential groups with the “goals of strengthening US-Ukrainian relations and increasing US business investment in Ukraine.”

Translated, that means the lobbyists will urge members of Congress and the administration to tighten economic sanctions against Russia until it pulls out of Eastern Ukraine and Crimea. Ukraine also seeks more financial and military aid as it struggles to make ends meet. BGR Group is on a retainer worth $50,000 a month. Its past foreign clients have included Saudi Arabia, Kazakhstan, and the Democratic Republic of Congo.

The “B” in BGR is former Republican Party leader and Mississippi Gov. Haley Barbour. The “R” is Ed Rogers, a former White House official in the Reagan and George H.W. Bush administrations and protégé of take-no-prisoners campaigner Lee Atwater. Rogers’s ongoing column in the Washington Post has come under fire for failing to disclose numerous conflicts of interest with his firm’s clients.

Also jumping on the Ukraine gravy train this year was Monica Crowley, a former Fox News commentator who had to pass up an appointment as director of strategic communications for Trump’s National Security Council after CNN revealed that she had plagiarized portions of her dissertation and a subsequent book.

Crowley now represents Ukrainian oligarch Victor Pinchuk in Washington policy circles on unspecified “issues of concern” to him. In a bipartisan spirit, Pinchuk also pays Democratic pollster Doug Shoen $40,000 per month to facilitate conversations with U.S. policy makers “regarding Democratization in Ukraine and European integration.”

Pinchuk, a billionaire with interests in steel, pipelines, media and banking, ingratiated himself into the Clinton camp by contributing millions of dollars to the Clinton Foundation and hosting a visit to Ukraine by Chelsea Clinton and her husband. Two years ago, he paid the Trump Foundation $150,000 in return for the Republican upstart appearing on video at an annual European strategy meeting held by Pinchuk.

Last but not least, Pinchuk’s foundation — along with the Ukrainian World Congress, as noted above — is a leading funder of the influential Atlantic Council, which promotes collaboration with other NATO powers to combat “Kremlin aggression in Ukraine.”

2

The Atlantic Council’s lavish funding of position papers, op-ed columns, conferences and other persuasive vehicles by agents of anti-Russian Ukrainians is not so very different — although somewhat less transparent — than pro-Russian propaganda disseminated by RT or Sputnik News. The Atlantic Council’s efforts show up as columns by think-tank experts in the Washington Post and other papers, while what appears on RT or Sputnik News is branded by Western officials as “information warfare.”

The American public, their elected officials, and Washington bureaucrats have a hard enough time sorting out the complex issues of foreign relations without the additional challenge of not knowing who is paying for their news and information. That’s why full disclosure is so vital. And that’s why the United States badly needs not just an investigation into Russian political interference, but an in-depth probe into the activities of all foreign agents of influence in the United States.

Jonathan Marshall

* - ConsortiumNews.com

******************************************

ПЕРЕВОД:

******************************************

Взаимовыгодный обмен коррупцией

us-meddling-ukraine-crisis_1

По мнению критиков, Дональд Трамп столкнулся не только с «русской проблемой». У него есть и большая «украинская проблема». Председатель его предвыборного штаба Пол Манафорт ушёл в прошлом августе в отставку, на фоне распространения в СМИ информации о лоббировании Манафортом бывшего украинского президента Виктора Януковича, который убежал в Россию после насильственных беспорядков и свержения правительства в феврале 2014 года. «Любой кандидат в президенты должен тщательно проверять моральные поступки людей, которых он назначает в свои советники», — сказала заместитель директора антироссийского Атлантического совета Алина Полякова, заявив в прошлом году, что работа Манафорта на Украине «должна бросить тень на кампанию Трампа».

Она и бравший у неё интервью журналист не стали упоминать, что 2 из 10 спонсоров её конторы — Госдеп США, который организовал свержение Януковича, и Украинский всемирный конгресс (УВК) – организация украинских мигрантов, которая выступает против Януковича. В данный момент УВК заталкивает Украину в Европейский союз, что стало причиной переворота, ухудшения отношений с Россией и развязывания войны с Восточной Украиной.

Эта маленькая деталь иллюстрирует сложность украинского кризиса последних лет. Хотя руководитель предвыборной кампании Трампа обратил внимание общественности на вмешательство США в украинские дела, другие знаменитые лоббисты из лагеря Януковича также были связаны с высшими чинами правительства Обамы. Есть чиновники, которые брали деньги у политических противников Януковича, а также у олигархов и миллиардеров, которые защищают свои личные интересы. Единственный общий знаменатель – деньги, влияние и отсутствие прозрачности.

Пол Манафорт во всём этом замешан. Этот республиканский советник предвыборных кампаний Джеральда Форда, Рональда Рейгана, Джорджа Буша и Боба Доула представлял также интересы многих иностранных диктаторов и генералов, включая филиппинского тирана Фердинанда Маркоса, заирского клептократа Мобуту Сесе Секо, ангольского главаря боевиков Жонаша Савимби, сомалийского диктатора Сиада Барре и саудовского короля. Доклад Центра общественной неприкосновенности за 1992 год назвал его фирму одним из пяти лучших членов вашингтонского «Лобби Мучителей». Его бывший партнёр — Роджер Стоун — печально известный политический аппаратчик при Ричарде Никсоне и Рональде Рейгане, который хвастался, что его фирма «наладила сотрудничество с большинством диктаторов мира, до которых мы смогли добраться».

Манафорт и Стоун представляли Организацию Трампа ещё в конце 1980-х. Трамп познакомился с Манафортом и Стоуном через Роя Кона – нью-йоркского мафиозного адвоката и бывшего головореза сенатора Джозефа Маккарти. Манафорт также долго сотрудничал с Кашмирским американскими советом, который обвинялся прокуратурой США в «жульничестве», и с передовой группой Пакистанской армейской разведки, которая была создана для отвлечения внимания общественности «от участия Пакистана в поддержке терроризма в Кашмире и в других местах».

Украинская золотая жила.

В июле 2016 года New York Times написала, что руководитель предвыборной кампании Трампа в середине 2000-х вмешивался в политику Украины в качестве консультанта по имиджу олигарха Рината Ахметова, который более 20 лет был связан с организованной преступностью. Затем Манафорт стал советником ахметовского фаворита – Виктора Януковича и его Партии Регионов. Манафорт считается в США главным виновником победы Януковича на украинских президентских выборах в 2010 году.

New York Times также написала, что «мистер Манафорт не зарегистрировался в качестве лоббиста Украины, чтобы скрыть свои доходы». Через две недели эта же газета написала о существовании бухгалтерских записей украинского Национального антикоррупционного бюро, которые показывают, что с 2007 по 2012 год Манафорт получил от Партии Регионов 12,7 млрд. долларов. Вскоре и Washington Post написала, что Манафорт «лоббировал чиновников Государственного департамента США и других неформальных лидеров» от имени Януковича, не занимаясь официально своим бизнесом и «не объявляя о его закрытии в Киеве до апреля 2016 года, когда он присоединился к кампании Трампа».

Последние раскрытые документы показывают лоббистскую деятельность Манафорта в интересах Партии Регионов. В этом ему помогал бывший республиканский конгрессмен Вин Уэбер, чья лоббистская контора Mercury Public Affairs получила от Украины 1,2 миллиона долларов с 2012 по 2014 год. «Наша цель, как граждан Америки и Запада, состояла в присоединении Украины к ЕС», — сказал Уэбер, который также лоббировал Катар и Турцию. — «Вся наша работа была антироссийской». В духе двухпартийности Манафорт наладил сотрудничество с Podesta Group Inc., которой владеет Джон Подеста (руководитель предвыборной кампании Билла Клинтона, Хиллари Клинтон и глава переходной команды при президенте Обаме), чтобы оказать влияние на Конгресс, потратив на это около миллиона долларов.

В прошлом году корпорация Podesta Group наняла лоббистов, чтобы отменить санкции против крупнейшего российского финансового института – Сбербанка. Эти санкции правительство США наложило для защиты свободного рынка после организации переворота на Украине. Перед свержением Януковича антиукраинские протестующие собрались на Кей-Стрит (в лоббистском районе Вашингтона), выкрикивая лозунги: «Подеста получает кровавые деньги». Это был не первый раз, когда критики обращают внимание на клиентов этой фирмы. Она также лоббировала интересы олигархов Азербайджана, Египта, Таиланда и Вьетнама. По данным Центра общественной неприкосновенности, с 2010 по 2015 год Podesta Group получила более 7 миллионов долларов из различных стран.

Mercury Public Affairs и Podesta Group лоббировали не только Януковича, они также принудили правительство США оказать давление на правительство Украины с целью освобождения бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко, посаженную в тюрьму за коррупцию. В то же время, её интересы в Вашингтоне представляли несколько влиятельных лоббистов, включая бывшего конгрессмена Джима Слэттери (демократ от Канзаса). Его юридическая фирма получила от мужа Тимошенко 920000 долларов с целью освобождения преступницы. Но её выпустили из тюрьмы только после организованного США путча в феврале 2014 года.

«Многие люди делают большие деньги на политическом хаосе Украины», — сказал Брюс Джексон — президент «Проекта транзитных демократий». Однако, про себя и свою компанию он сказал, что они не занимались лоббированием, а только продвигали демократические изменения в Восточной Европе. Для понимания ситуации нужно отметить, что Джексон – не альтруист, а прожженный бизнесмен, который был вице-президентом корпорации Lockheed Martin, директором печально известного неоконсервативного «Проекта за Новый американский век», руководителем «Комитета освобождения Ирака» и основателем «Комитета США по экспансии НАТО». В 2008 году он собирался включить Украину в НАТО, чтобы развязать войну с Россией.

Связи Байдена и Керри.

Ещё один демократ, нажившийся на украинском кризисе – сын вице-президента Джо Байдена Хантер. В мае 2014 года он вошёл в совет директоров Burisma Holdings – частной украинской нефтегазовой компании, которой владеет бывший правительственный министр. В этот же совет директоров вошёл Девон Арчер – сборщик денег для Демократической партии и бывший советник госсекретаря Джона Керри. Затем бывший сенатский руководитель офиса Керри Дэвид Лейтер стал лоббистом этой компании, чтобы «способствовать стабильности и безопасности энергетического будущего Украины», зависимого от США.

Журнал Time написал: «Устроившись на работу в Burisma Holdings, молодой Байден попал в эпицентр борьбы между США и Россией, которая сейчас обеспечивает Украину природным газом… В это же самое время, его отец вице-президент Джо Байден продолжает служить личным представителем президента Обамы на Украине». Хотя почти все эксперты заявляют, что в этом деле никто не нарушил никаких законов, всё-таки нашёлся один эксперт из Вашингтона, который сказал: «Бесполезно пытаться доносить до украинцев необходимость борьбы с коррупцией и отказа от особых отношений с исключительными людьми. Эти разговоры только укрепляют в них мнение, что все жители Запада — лицемеры».

С момента победы Трампа деньги полились в карманы богатых республиканских лоббистов. Украинское правительство заявило в январе, что оно наняло BGR Group в качестве вашингтонского лоббиста для «помощи в открытии линий связи» с Конгрессом, правительством и другими влиятельными группами «с целью укрепления американо-украинских отношений и увеличения американских бизнес-инвестиций в Украину». В переводе на человеческий язык, это означает, что лоббисты будут продавливать ужесточение антироссийских санкций и усиление зависимости от бизнеса США. Из-за гражданской войны и внутреннего кризиса Украина нуждается в увеличении финансовой и военной помощи. Сейчас BGR Group получает от украинцев по 50 тыс. долларов в месяц. В прошлом эта фирма работала с Саудовской Аравией, Казахстаном и Демократической республикой Конго.

Буква B в BGR — бывший лидер Республиканской партии и губернатор Миссисипи Хейли Барбур. Буква R — Эд Роджерс — бывший чиновник Белого дома в правление Рейгана и Буша и протеже лидера кампании «Нет заключённым» Ли Атуотера. Роджерс ведёт свою колонку в Washington Post, в которой он прославился неспособностью объяснить свои коррупционные связи. А также, в связи с украинским переворотом вспыхнул скандал с Моникой Кроули — бывшей ведущей Fox News, которая вынуждена была отказаться от поста директора по стратегическим коммуникациям в Совете национальной безопасности Трампа, когда CNN заявил, что она замешана в плагиате при опубликовании диссертации и книги.

Сейчас Кроули представляет в вашингтонских политических кругах интересы украинского олигарха Виктора Пинчука. Не замечая различий в обоих американских партиях, Пинчук платит по 40 тыс. долларов в месяц и демократу Дугу Шону, чтобы тот облегчил переговоры с политиками США по поводу «демократизации Украины и европейской интеграции». Пинчук – миллиардер, ведущий бизнес в сталелитейной промышленности, строительстве трубопроводов, СМИ и банковском деле – вмешался в предвыборную кампанию США, заплатив Фонду Клинтонов несколько миллионов долларов и приняв на Украине Челси Клинтон и её мужа. А также, ещё два года назад он перечислил в Фонд Трампа 150 тыс. долларов в качестве платы за его выступление на «Европейской стратегической встрече», организованной Пинчуком.

Также важно отметить, что Фонд Пинчука вместе с Украинским всемирным конгрессом – ведущие инвесторы Атлантического совета, который загоняет Украину в НАТО «для борьбы с кремлёвской агрессией на Украине». Щедрое финансирование Атлантическим советом статей в газетах и журналах, конференций и других антироссийских акций не слишком отличается (хотя и менее прозрачно) от пророссийской позиции каналов RT и Sputnik. Атлантический совет оплачивает статьи и заявления экспертов в Washington Post и других газетах. В то же время все новости на каналах RT и Sputnik называются в США «информационной войной», потому что никто из американских чиновников не получает за них деньги.

Американское общество, политики и вашингтонские бюрократы переживают достаточно трудное время для понимания сложных международных отношений без полноценной информации о том, кто платит за новости и пропаганду СМИ. Именно поэтому жизненно важно полное раскрытие этой информации. И США необходимо расследование не только русского политического вмешательства, но и глубокое исследование деятельности всех иностранных агентов влияния.

-------------------------------------------------------------------

* - antizoomby

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх