In vilifying Russian swimmer Yulia Efimova, Americans are splashing murky waters + ПЕРЕВОД

Feels good, doesn’t it, to slap water in the face of the rest of the world and go all jingoist?

By Sally Jenkins

RIO DE JANEIRO — Feels good, doesn’t it, to slap water in the face of the rest of the world and go all jingoist? Lilly King kept America strong and pure when she sent a blast of chlorine into the eyes of that Russian criminal mastermind Yulia Efimova and prevented her from melting the earth’s core. Or something like that, right? But there is a disquieting aspect to the narrative going here at the Olympics. It’s not a moment of perfect American moral clarity.

King, 19, is a swaggeringly great swimmer, but the rivalry between her and 24-year-old Efimova in the breaststroke is hardly a simple matter of a clean swimmer prevailing over “drug cheating,” as King put it. The facts of Efimova’s case aren’t nearly so clear cut despite the self-righteous Cold War shunning of her. It’s worth looking a little more closely at the human face of Efimova and maybe even standing in her place for a minute. As she suggested tearfully the other night, “You can just try and understand me, like if you switch you and I.”

For starters, Efimova doesn’t live in Russia; she lives in Los Angeles, where she has trained with Southern Cal Coach Dave Salo since she was 19. He says via email, “She is a sweet kid and not the monster she is being branded.” She was born in the war-torn Chechen capital of Grozny and raised in the Russian swim-club system in Volgodonsk, but in 2011, her coaches feared she was wearied by the grind of the Russian program, so they asked Salo to take her on.

Efimova has two offenses for performance-enhancing on her record, and let’s take a closer look at them. One day in 2013 she went to a local GNC in L.A. and bought a nutritional supplement. Her English was poor, and she didn’t check the contents, which included the banned hormone DHEA. Efimova’s offense was deemed unintentional, and the normal two-year suspension was reduced to 16 months.

2

No American would do such a thing, right? Actually, as NBC correspondent Alan Abrahamson has pointed out, Efimova’s case was very similar to that of Jessica Hardy, banned for ingesting a tainted supplement in 2008 only to win two medals at London 2012. No one splashed water in Hardy’s face or refused to shake her hand.

Salo has coached American champions from Amanda Beard and Rebecca Soni to Aaron Peirsol and Jason Lezak, and he estimates that “90 percent plus” of all international athletes consume some sort of supplement, though he tries to discourage it.

“I lost the battle a long time ago with regards to athletes believing that they need something” for recovery, etc., he said.

Efimova is deemed a chronic cheat here mainly because of her second offense: testing positive for the heart medication meldonium in the midst of the crisis over the exposure of state-sponsored doping in Russia. Meldonium was in broad use by Eastern European athletes legally until WADA prohibited it in January 2016. This spring, WADA declined to ban more than 200 athletes who tested positive for meldonium after January, including Efimova, because it’s unclear how long it takes to clear the system. It’s quite possible that she obeyed the WADA ban but the medication remained in her system anyhow.

Efimova tried to explain these circumstances in her Olympic post-race news conference as King refused to look at her. Here was Efimova’s account of herself, and you can accept it or not.

3

“I have once when I made mistakes, and I have been banned for 16 months,” she said. “For second time, it’s not my mistakes. Like, I don’t know why actually I need to explain everybody or not. . . . Like if WADA say, like, tomorrow, stop like yogurt or nicotine or, I don’t know, protein, that every athlete use, and they say tomorrow now it’s on banned list. And you stop. But this is stay [in] your body like six months, and doping control is coming, like, after two months, tested you, and you’re positive. This is your fault?”

Salo has qualms about the inclusion in Rio of Efimova and other Russian swimmers who tested positive and has even indefinitely suspended all international swimmers from his Trojan program. But he does not believe in demonizing them for the systemic practices they were reared with in their federations.

“They are unsuspecting pawns in government or federation directives,” he said. “Yulia is a nice woman with too much talent to need performance enhancing supplementation.”

He believes she took meldonium on the advice of her doctor and observes that Eastern Europeans believe heavy training is bad for the system.

“Apparently most of Eastern European athletes think they have to protect their hearts because training is contraindicated,” he said.

Regardless of what anyone thinks of Efimova, it’s hard to see how the American censoriousness against her — or any individual athlete — is a solution to state-sponsored doping. And it’s just begging for anti-American backlash. King is just 19, and you would never want to curb her outspokenness or competitiveness. But it’s worth suggesting to her that a lot of beloved American athletes take supplements and use medical assistance not on the banned list. It’s also worth suggesting that she’s never walked a mile in the shoes of someone born in Grozny in 1992.

Usually in the Olympic Games, all wars stopping,” Efimova said.

Just before Efimova left Los Angeles for Rio, she saw Salo. Her status had been in question for days and her training in chaos as the International Olympic Committee debated and defaulted on the status of Russian athletes.

“At the last minute they said she would be swimming,” Salo says. “I told her it was going to be hard and that she would not be well received. So be prepared for the hardest racing of her life.”

It’s safe to say the racing was not the hard part.

----------------------------------------------------------------

* — www.washingtonpost.com

**********************************************

ПЕРЕВОД:

**********************************************

Обливая грязью российскую пловчиху Юлию Ефимову, американцы плещутся в мутной воде

Feels good, doesn’t it, to slap water in the face of the rest of the world and go all jingoist?

Салли Дженкинс (Sally Jenkins)

Рио-де-Жанейро. — Разве это не здорово — плеснуть водой в лицо остальному миру в порыве ура-патриотизма? Лилли Кинг (Lilly King) сделала Америку сильной и чистой, брызнув хлорированной водой в глаза российской преступнице Юлии Ефимовой и помешав ей свернуть земную ось. Ну, или типа того, ведь так? Но во всей этой истории, что разворачивается на Олимпиаде, есть один тревожный аспект. Для Америки это вовсе не великий момент нравственной чистоты.

19-летняя Кинг — великолепная пловчиха, но соперничество между ней и 24-летней Ефимовой в брассе вряд ли можно назвать простым и ясным случаем, когда чистая спортсменка побеждает «допинговую мошенницу», как выразилась Кинг. Факты в деле Ефимовой далеко не столь ясны и понятны, несмотря на лицемерные нападки на нее в духе холодной войны. Стоит пристальнее вглядеться в очень человечное лицо Ефимовой, а может даже поставить на минутку себя на ее место. Как она заявила позавчера сквозь слезы: «Вы не можете меня понять, не можете поменяться со мной местами».

Для начала, Ефимова живет не в России, а в Лос-Анджелесе, где она с 19 лет тренируется под руководством тренера из Южной Калифорнии Дейва Сало (Dave Salo). Он сообщил по электронной почте: «Она — замечательная девушка, а не монстр, каким ее представляют». Ефимова родилась в растерзанной войной столице Чечни городе Грозном, а тренировалась в российской плавательной секции в Волгодонске. Но в 2011 году ее тренеры испугались, что тяжкое однообразие российской программы подготовки утомит ее и попросили Сало взять девушку под свое крыло.

У Ефимовой — две дисквалификации за употребление допинга. Давайте взглянем на эти нарушения внимательнее. Как-то раз в 2013 году она пошла в местный магазин и купила себе биологически активную добавку. Английским Ефимова владеет плохо, и содержимое она проверять не стала, хотя там был запрещенный гормон ДГЭА (дегидроэпиандростерон). Нарушение Ефимовой посчитали непреднамеренным, и обычную в таких случаях двухлетнюю дисквалификацию сократили до 16 месяцев.

Но ведь такого не сделает ни один американец, правда? На самом деле, как отметил корреспондент NBC Алан Абрахамсон (Alan Abrahamson), дело Ефимовой очень похоже на случай с Джессикой Харди (Jessica Hardy), которую в 2008 году отстранили от Олимпиады за применение сомнительной добавки. Но в Лондоне в 2012 году она завоевала две медали. И никто не плескал водой в лицо Харди, никто не отказывался пожимать ей руку.

Сало тренировал многих американских чемпионов от Аманды Бирд (Amanda Beard) и Ребекки Сони (Rebecca Soni) до Аарона Пирсола (Aaron Peirsol) и Джейсона Лезака (Jason Lezak). По его оценке, «более 90%» всех спортсменов мирового уровня употребляют те или иные добавки, хотя он отговаривает их от этого.

«Я уже давно проиграл эту битву спортсменам, которые считают, что нуждаются в чем-то для восстановления сил и так далее», — сказал он.

На Олимпиаде Ефимову считают хронической обманщицей из-за ее второго нарушения. Посреди кризиса, вызванного разоблачением государственной допинговой программы в России, ее анализ дал положительный результат на сердечное лекарственное средство мельдоний. Восточноевропейские спортсмены широко и вполне законно использовали мельдоний до того, как ВАДА в январе 2016 года запретила его. Этой весной ВАДА отказалась от дисквалификации 200 с лишним атлетов, показавших после января положительные результаты на мельдоний. Это относится и к Ефимовой. Все дело в том, что непонятно, как долго он выводится из организма. Вполне возможно, что она подчинилась распоряжению ВАДА, но мельдоний каким-то образом все равно остался у нее в организме.

Ефимова попыталась объяснить эти обстоятельства на пресс-конференции после заплыва, когда Кинг отказалась смотреть на нее. Вот что рассказала Ефимова, и вы можете относиться к этому как угодно:

«Я один раз допустила ошибку, за что меня дисквалифицировали на 16 месяцев. Во второй раз это была не моя ошибка. Я вообще не понимаю, почему я должна всем это объяснять. Типа ВАДА завтра может сказать: прекратите есть йогурт, употреблять никотин, не знаю, белок, которым пользуются все спортсмены, и объявит, что все это в списке запрещенных препаратов. И ты прекращаешь. Но это остается у тебя в организме еще полгода, и вдруг через два месяца приходит допинговый контроль, проверяет тебя, и результат положительный. Разве это твоя вина?»

Сало сомневается в правильности решения о включении в сборную Ефимовой и прочих российских пловцов, пойманных на допинге. Он даже исключил на неопределенный срок из своей троянской программы всех иностранных пловцов. Но он считает неправильным, что их демонизируют за тот порядок, который был установлен в их федерациях.

«Они — ничего не подозревающие пешки в указаниях властей и федераций, — сказал тренер. — Юлия — замечательная девушка, таланта у нее с избытком, и ей не нужны никакие добавки, улучшающие показатели».

Он считает, что пловчиха принимала мельдоний по совету врача, и отмечает, что по мнению восточных европейцев, тяжелая нагрузка на тренировках негативно отражается на организме.

«Очевидно, большинство восточноевропейских спортсменов думают, что они защищают свои сердца, так как тяжелые тренировки им противопоказаны», — говорит Сало.

Что бы мы ни думали о Ефимовой, трудно понять, каким образом придирки к ней (и к любому другому спортсмену) со стороны американцев могут решить проблему допинга с государственной поддержкой. И это просто напрашивается на ответную антиамериканскую реакцию. Кинг всего 19 лет, и никто не хочет сдерживать ее прямолинейность и дух соперничества. Но ей стоит напомнить, что очень многие горячо любимые американские атлеты принимают добавки и пользуются медицинской помощью, не подпадающей под запрет. Также ей стоит напомнить, что она никогда не была на месте того, кто родился в Грозном в 1992 году.

«Обычно во время Олимпийских игр прекращаются все войны», — сказала Ефимова.

Незадолго до отъезда в Рио Ефимова увиделась в Лос-Анджелесе с Сало. Она была в подвешенном состоянии, тренировочный процесс превратился в хаос, поскольку МОК вел свои дебаты о судьбе российских спортсменов.

«В последний момент они сказали, что Юлия поплывет, — говорит Сало. — Я сказал, что ей будет трудно, и что примут ее не очень хорошо. Ей надо быть готовой к самому трудному состязанию в своей жизни».

Но будет справедливо сказать, что само состязание — это не самое трудное.

horizontal-line1

Комментарии читателей

Meisterzinger
Где были все эти люди, когда Лэнс Армстронг побеждал и побеждал? Ефимова со своими нарушениями даже близко к нему не стоит.
А еще у нас есть проблема с возможной клеветой и диффамацией. Мы на весь мир говорим о своих подозрениях, как это было с Катинкой Хоссу.
Если есть четкие доказательства, тогда да. Вот почему я за то, чтобы отстранить всю российскую команду, а потом критиковать отдельных спортсменов. Проблема в российской системе.

Branagh
Кинг пока не повзрослела, и она ведет себя претенциозно. Ее поступок оставляет горький привкус.

Akula
Отстранять всю олимпийскую сборную по национальному признаку без доказательств допинга — это расизм. Расистской политике МОК нет места в цивилизованном обществе.

R-E-L-A-X
Тот, кто оправдывает действия мошенников, ничем не лучше самих мошенников.

------------------------------------------------------------------

* — inosmi.ru

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх