Capitalism is Antithetical to Democracy+перевод

Most Americans would likely be surprised to know that, according to a respected international poll taken in 2022, far more Chinese (83%) perceive China to be democratic than Americans (49%) perceive the US to be

Most Americans would likely be surprised to know that, according to a respected international poll taken in 2022, far more Chinese (83%) perceive China to be democratic than Americans (49%) perceive the US to be. And while culture war rationales were amongst the choices available to Americans to explain the difference, they chose ‘corruption’ (78%), ‘corporate control of the political system’ (72%), and the ‘power of Big Tech’ (66%) as the leading explanations for the dearth of democracy in the US.

Sensurround sound in a two-inch wall
I was waiting for the communist call
I dared to ask for sunshine, and I got World War III
I’m looking over the wall, and they’re looking at me!

– John Lydon, Sex Pistols, 1977

This deference to economic explanations of political outcomes wouldn’t surprise many Marxists. But it should be a wake-up call for committed liberals. The accusation since 2016 that liberal democracy is at risk from ‘fascists’ misses that a plurality of Americans believe that corporate and oligarchic power have already compromised ‘our democracy.’ This isn’t to dispute claims of fascist intent. It is to state that many so accused are powerless, whereas corporate executives and oligarchs have the power to force corporate autocracy onto the US.

This problem of power has long been a blind spot for liberal theory. The will to act politically is necessary, but not sufficient, to affect political outcomes. Was economic power widely distributed, an argument could be made that the US is a Republic, a representative democracy. However, the US has spent the last five decades concentrating incomes, wealth, and with them power, in a remarkably small number of hands. An oligarchy isn’t a Republic.

The Supreme Court ruling (s) that money is political speech undermines democracy in quite specific ways. In liberal theory, each eligible citizen has an equal say in political outcomes through their vote. Step one in the process of political abstraction was the creation of a Republic versus direct democracy. ‘Representative democracy’ begs the question of whose interests are being represented? Step two is the power to augment one’s vote via wildly mal-distributed wealth. Even if it were justly distributed, why should economic power determine political outcomes?

Readers will note the frame of isolated and self-reliant individuals coming to their own conclusions about world events and acting accordingly here. But this has almost no descriptive power with respect to how political decisions are made in the US. Eligible voters do elect representatives, but those elected represent the interests of corporate executives and oligarchs, not the people. ‘Capitalism’ ties the political ambitions of the rich to the wellbeing of the rest of us in the national mythology. After all, why would politicians meet with workers when they can meet with the owners and bosses who are imagined to represent the interests of workers.

Regardless of whether or not anyone actually believes that bosses represent the interests of workers, this is a convenient fiction for politicians who meet with employers. These are their campaign contributors as well. And capitalist logic is quite malleable here. Joe Biden claimed a ‘greater good’ when he forbade railway workers from striking in the US, even as the declining power of organized labor has immiserated industrial workers here for five decades now. The point: Democrats and Republicans have both claimed the side of ‘the people.’

Irrespective of whether or not you believe that politicians represent the interests of the American people, a large plurality of Americans apparently doesn’t, hence the poll results linked to above. What would a ‘legitimate’ political response from the people look like? Voters can in theory vote out politicians they deem corrupt. But how about when the entire system is failing? In what possible society that has wildly skewed income and wealth distribution might democracy be imagined to prevail? Hint: there is none.

In terms of theory, neoliberalism is ad hoc and opportunistic, versus the requirement of well-developed legal and social infrastructure to keep markets ‘free’ that is found in neoclassical economics. This presumptive belief in the power of ‘unfettered markets’ found amongst neoliberals is ideological, not analytical. For instance, supporters of the ACA (Affordable Care Act) claim that its ‘market mechanisms’ are ‘efficient.’ But this comes after the (globally inefficient) decision to keep the private insurance industry at the center of the American healthcare system.

In this way, capitalist economics is called ‘the queen of the social sciences’ because it pretends to address economic outcomes without accounting for earlier capitalist distribution. The feeding frenzy around the current American war against Russia illustrates that weapons makers create business for themselves by influencing foreign policy, and in so doing they make an outsized claim on Federal resources. In other words, power begets power. Existing wealth allows capitalists to crush economic competition, thereby ending capitalism as it exists in liberal theory.

Along this pathway, neoliberalism ties to European fascism of the twentieth century through the abandonment of rules-based economic relations in favor of serving the will of corporate executives and oligarchs. This is the very definition of autocracy. And while this is a very old criticism of capitalist power relations, it needs to be revisited given the virtual control that capital, broadly considered, now has over the governments of the West. Given five decades of planned deindustrialization, what can the US make except weapons?

In this way, the classical liberal problems of ‘freedom’ and ‘liberty’ depend on separate and distinct analyses lest capitalism be understood to undermine democracy. Simply put, why would rule by Northrup Grumman and Goldman Sachs constitute a state of freedom? How is having the CEOs of munitions makers meet secretly with leading politicians prior to the launch of a war that they will benefit from ‘good for democracy?’ The answer, ‘planning,’ requires the suspension of disbelief that those paying to get politicians elected don’t control them.

The response from officialdom regarding rising popular discontent has been to censor and otherwise shut down dissident voices using the ruse of Right-wing ‘disinformation.’ In fact, every Left-wing journalist I know of has complained about their work being censored through its reach being limited, yours truly included. This isn’t a case of ‘fascists’ acting to control political outcomes unless you consider the integrated corporate-state to be fascist. Here is my explanation of the relationship between liberalism and fascism. The tie comes through the economic power of capital.

The Twitter Files, the review of the three-letter agency’s gaming of Twitter to affect political outcomes inside the US and out, has been treated by those friendly to the effort as a legitimate response to the Right-wing politics of the age. If so, why not advertise the roles of the CIA, FBI, and NSA in not just censoring constitutionally protected speech, but also for using state propaganda to craft political outcomes. If what they are doing has the consent of the American people, why hide it? Lest this come as a shock, the CIA and FBI are promoting their own, not ‘American,’ interests.

By inserting Federal agencies between the American people and ‘freedom,’ these agencies have been turned into the ‘enemy of open societies’ that overseas critics have long accused them of being. Not only is legitimate and constitutionally protected dissent being suppressed, but an ‘official’ version of correct belief, as has been determined by agents of the Federal government, is being put forward in its place. That this ‘correct belief’ matches the rhetoric of the urban bourgeois who constitute the PMC (Professional-Managerial Class) suggests a connection.

During the Cold War, the Federal government of the US turned itself into a lite version of what American liberals imagined Soviet ‘totalitarianism’ to be. At the time, the Soviet model of economic development was working and the commitment to democracy inside the US had been placed behind national security concerns by American leaders. In the current epoch, China’s economic success is likely imagined in official circles to be a product of state control over information flow. Magical thinking can be influential when it can’t be countered.

As Xi Jinping and Vladimir Putin certainly know— and Joe Biden almost certainly doesn’t, China has been engaged in an export-led growth strategy that featured state investment through captive banks in the ‘private’ economy of China. Cleverly, the Chinese copied what worked about Western economic development without being dragged down the rabbit hole of capitalist ideology. Does this make China capitalist? Thankfully, no. As I wrote here a decade ago, the relative economic success of China should have ended capitalism as it is understood, forever.

Re: Twitter, one group of people, let’s call them representatives of Federal government agencies, knew that Twitter was being ‘managed’ to affect their desired political outcomes. Another group, let’s call them employees of Twitter, saw little to gain from crossing these Federal agencies. And Twitter received payment from said government agencies for facilitating their political subterfuge. The only people unaware of the subterfuge were Twitter users and the journalists who regularly use Twitter to locate straw persons for their reporting.

As regards censorship, the rich in the West have long had the capacity to amplify or repress political views through both Gramscian hegemony and control of the media. The liberal conception of ‘free speech’ as a right has always been blind to the de facto power to censor held by capital. Had the doyen of the Washington Post not allowed Bob Woodward and Carl Bernstein to report on the Watergate break-in and its aftermath, it likely wouldn’t have been reported on. How ‘free’ is the free press when media owners get to determine what gets reported and what doesn’t?

Here again, concentrated economic power determines political outcomes, in contrast to liberal theory that posits that voters decide. The flip side of ‘preventing Right-wing disinformation’ is that even more nefarious actors have been given the power to ‘manage’ public discourse for their own benefit. What’s more, ‘disinformation’ ties political outcomes to internet chatter rather than to the schemes and wants of corporate executives and oligarchs. While some Americans have been convinced that the American war against Russia is legitimate, what plausible outcome makes it a good idea? Hint: there is none.

‘Freedom’ was understood to be a challenging concept before its cartoon version was recovered during the last large scale American slaughter in Iraq. The Freudian concept of hiddenness in the human psyche— the subconscious, is central to the psychology used in American state propaganda to control the population. Hidden desires are the wedge used to induce people to buy things they don’t need and can’t afford, be it ‘a brand-new Chevrolet’ or cynical misdirection regarding a war that weapons makers want to launch.

Of consequence here is that ‘Left’ and ‘Right’ refer to differing political frames presumed to explain power by referencing ideology, whereas the ‘management’ of the US by a permanent bureaucracy that supports a more-or-less permanent oligarchy describes actual political economy. The impermanence of electoral outcomes rests atop an active, permanent, state. Whether this is a ‘deep state,’ or just well-placed political opportunists, means little relative to its capacity to undermine so-called democracy.

In history, before he was appointed to the Supreme Court, Clarence Thomas was hired by the Reagan administration to throw tens of thousands of class-action lawsuits into the trash without review. On the one hand, Thomas was a political actor placed in a position of authority inside the Federal government to undermine the will of Congress (which makes laws). On the other hand, he was placed there by representatives of powerful constituencies to affect political outcomes for them. Who benefited? Hint: it wasn’t the people who had their lawsuits alleging discrimination thrown in the trash. It was capital that benefited.

In liberal theory, citizens are able to change the form and function of the state through elections. In reality, the permanent state now determines the contours of elections. Leading the way, Democrats re-invented the ‘smoke-filled room’ whereby party insiders decide the roster of candidates away from the rank-and-file. In the US, this contest for power has already been won. Capital always and everywhere gets its way. As ‘the Squad’ demonstrates on a daily basis, electing ‘progressives’ does nothing to alter the distribution of power.

This is to make the point that the political contest in the US is between power and not-power, not between Democrats and Republicans. The ‘architecture’ of this relationship is that voters elect political leaders who, once elected, work with their donors to do the donors’ bidding, not that of the voters. While there are differences between the parties, capital pulls the strings of both. This makes the current fantasy that Republicans will lead a revolution to restore democracy delusional. Should they regain power, they will go ‘full Biden,’ meaning doing the bidding of power.

Missing from most liberal accounts is that the US is an empire. Large, powerful, US-based corporations have been put forward to act as the avant-garde of American state power abroad. This geopolitical role is generally portrayed as event based inside the US. For instance, in order to invade Iraq in 2003, the CIA invented the pretext of WMDs (the ‘event’), even though Iraq’s ‘missing’ WMDs had been supplied to it by the US, and no new WMDs were found. Through state-capitalist dependencies, the Federal government needed ‘private’ contractors to arm the military, rebuild Iraq, and to exploit Iraq’s oil and gas bounty.

The tally so far is that capital controls political power inside the US, empire represents the reach of US-backed capital internationally, and the American electoral system exists to promote the illusion that politics exists separate and distinct from the power of capital to determine political outcomes inside the US. The American people intuitively understand this, as well as the power of capital to crush ‘democracy,’ as evidenced by the poll results linked above (first paragraph). The primary impediment to democracy is capital.

The Marxist response has long been that liberalism is the ethos of capitalism written as a theory of ‘the world.’ Liberalism lacks descriptive power because it emerges from logical deduction, from first principles regarding theories of what it means to be human. There is no society without economic relations. But liberalism posits ‘freedom’ as an absence of coercive state power, excluding economic power as a factor. But as the Twitter Files revealed, the corporate-state has no intention of leaving political outcomes to ‘the people.’

The Marxist solution, the elimination of income and wealth disparities through full social participation for all, fits the liberal democratic ideal while placing economic relations at the center of conceptions of freedom and democracy. ‘Democracy,’ where the bosses and politicians decide and the results are presented to us, isn’t working for most of the planet. But the problem isn’t with democracy. Until you can tell your boss, landlord, banker, etc. to stick it where the sun doesn’t shine without fear of economic retribution, you aren’t free.

Socialism is democratic. In fact, it is the only plausible route to democracy.


Rob Urie is an artist and political economist. His book Zen Economics is published by CounterPunch Books.

CounterPunch

Photograph by Nathaniel St. Clair

*********************************************

ПЕРЕВОД:

*********************************************

Капитализм – противоположность демократии

Most Americans would likely be surprised to know that, according to a respected international poll taken in 2022, far more Chinese (83%) perceive China to be democratic than Americans (49%) perceive the US to be

Большинство американцев не знает, что согласно авторитетному международному опросу 2022 года, гораздо больше китайцев (83%) считают Китай демократическим, чем американцев (49%), которые считают США демократическими. И хотя аргументы культурной войны были предоставлены американцам для объяснения этого, они назвали причинами низкого уровня демократии в США: коррупцию (78%), корпоративный контроль над политической системой (72%) и власть крупных технологических корпораций (66%). Такая склонность к экономическим объяснениям политических вопросов не удивит многих марксистов. Заявления 2016 года о фашистской угрозе либеральной демократии игнорируют тот факт, что большинство американцев считают «нашу демократию» уже подорванной корпоративно-олигархическим правлением. Хотя это не значит, что в США нет фашистской угрозы. Это значит, что большинство политиков не имеет реальной власти, поскольку директора корпораций и олигархи навязали США корпоративную автократию.

Эта проблема власти долгое время игнорировалась либеральной теорией. Желание действовать политически необходимо, но недостаточно, чтобы повлиять на политику. Если бы экономическая власть была широко распределена, можно было бы утверждать, что США – республика, представительская демократия. Однако, последние пять десятилетий США концентрировали доходы, богатство и власть в чрезвычайно мизерном кругу лиц. Олигархия – это не республика. Верховный суд, приравнявший деньги к голосам, подорвал демократию. В либеральной теории каждый гражданин, имеющий право голоса, имеет равные права в политических голосованиях. Первым шагом в подрыве этой теории стала замена прямой демократии республикой. «Представительская демократия» поднимает вопрос: «Чьи интересы представляются?» Второй шаг – это усиление голосов небольшого клана за счёт крайне неравномерного распределения богатства. Но даже если бы оно было распределено справедливо, почему экономическая власть должна определять политические результаты?

Читатели знают о нескольких влиятельных фигурах, которые по-особенному относятся к мировым событиям и принимают выгодные для себя решения. Но об этом почти всегда умалчивается, когда в США принимаются политические решения. Имеющие право голоса избиратели выбирают представителей, но они представляют интересы директоров корпораций и олигархов, а не народа. В американской мифологии капитализм связывает политические амбиции олигархов с благополучием народа. Но зачем политикам общаться с рабочими, если они могут общаться с владельцами и директорами, которые, согласно мифологии, выражают интересы рабочих. Неважно, верит ли кто-то в это, политики предпочитают делать вид, что действуют в интересах рабочих, сотрудничая с их директорами. Тем более, что эти директора финансируют их во время предвыборных кампаний. Капиталистическая логика выглядит в этом пункте весьма скользкой. Джо Байден заявил, что запрет забастовок железнодорожников США нацелен на «великое добро», хотя повсеместные запреты профсоюзов уже пять десятилетий разоряют американских рабочих. При этом и республиканцы, и демократы заявляют, что «защищают интересы народа».

Согласно опросам, подавляющее большинство американцев не верит, что политики представляют интересы народа. Как должен выглядеть «легитимный» политический ответ народа? Теоретически, избиратели могут голосовать против политиков, которых они считают коррумпированными. Но что делать, если вся система не работает? Разве можно верить, что в обществе с диким доходным неравенством возможно торжество демократии? Конечно, нет. С теоретической точки зрения, неолиберализм – случайное и оппортунистическое явление, в отличие от хорошо развитой правовой и социальной инфраструктуры, которая в неоклассической экономике должна защищать «свободу рынков». Эта вера неолибералов в силу «неограниченных рынков» — чистая идеология, а не реальность. Например, сторонники Закона о доступном медицинском обслуживании заявляют, что «рыночные механизмы эффективны», но он нацелен на прибыль частного страхования в медицинской системе США.

Такие теоретики называют капиталистическую экономику «королевой социальных наук», потому что она рассматривает экономические результаты без учёта первоначального капиталистического распределения богатства. Подогреваемое безумие вокруг нынешней Американской войны с Россией показывает, что корпорации расширяют свой бизнес, влияя на внешнюю политику, и претендуя на огромные федеральные ресурсы. Другими словами, власть порождает власть. Богатство капиталистов позволяет им подавить экономическую конкуренцию, подрывая ту форму капитализма, которая пропагандируется либеральной теорией. В этом неолиберализм похож на европейский фашизм XX века, поскольку также отказывается от основанных на правилах экономических отношениях, обращаясь к защите интересов только директоров корпораций и олигархов. Это и есть автократия. И хотя это довольно старая критика капиталистических правящих отношений, её нужно вновь пристально рассмотреть, учитывая ту власть, которую нынешний капитал имеет над западными правительствами. После пяти десятилетий плановой деиндустриализации, что могут производить США, кроме оружия?

Таким образом, классические либеральные проблемы «свобод» и «прав» зависят от специфического и исключительного анализа, который не должен намекать, что капитализм подрывает демократию. Проще говоря, как владельцы Northrup Grumman и Goldman Sachs могут олицетворять свободу? Как директора оружейных корпораций, тайно заключающие сделки с правящими политиками накануне войны, могут приносить «пользу демократии»? Официальная идеология пытается убедить население, что те, кто оплачивает предвыборные кампании политиков, не может их контролировать. В ответ на растущее недовольство населения, официальные власти запрещают и иным образом заставляют замолчать диссидентстские голоса, опираясь на правые лозунги о «борьбе с дезинформацией». Действительно, все знакомые мне левые журналисты жалуются на цензуру, и я сам хорошо знаком с ней. И тут возникает мысль о приравнивании корпоративного государства к фашистскому. Связь между либерализмом и фашизмом проистекает из экономической власти капитала.

Разоблачения использования соцсетей спецслужбами США для влияния на политические результаты внутри страны и за границей натолкнулись на одобрение сторонников официальной правой политики. В этих условиях, почему бы не рекламировать роль ЦРУ, ФБР и АНБ не только в цензуре конституционно защищённой речи, но и в использовании государственной пропаганды для достижения политических результатов? И если всё это делается с согласия американского народа, то зачем это скрывать? ЦРУ и ФБР продвигают собственные, а не «американские» интересы. Эти федеральные спецслужбы, встав между американским народом и «свободой», превратились во «врагов открытого общества», в чём их давно обвиняют зарубежные критики. Мало того, что законное инакомыслие подавляется, так оно ещё замещается официальной правительственной версией «правильных убеждений». Но эти «правильные убеждения» соответствуют лишь интересам профессионально-управленческого класса.

Во время Холодной войны федеральное правительство США превратилось в облегчённую версию «советского тоталитаризма», если судить с точки зрения либеральной теории. В то время была популярна советская модель экономического развития, и приверженность демократии внутри США ставилась нашими правителями ниже интересов национальной безопасности. Нынешние экономические успехи Китая считаются правящими кругами результатом государственного контроля над информационными потоками. Магическое мышление может оказаться очень сильным, если ему не противостоять. Безусловно, Си Цзиньпин и Владимир Путин хорошо знают то, чего не знает Джо Байден: Китай придерживается стратегии роста, ориентированной на экспорт и использование государственных инвестиций в «частную» экономику Китая. Китайцы повторили западную политику экономического развития, но не стали подкреплять её провальной капиталистической идеологией. Стал ли из-за этого Китай капиталистическим? К счастью, нет. Как я писал ещё 10 лет назад, относительный экономический успех Китая должен окончательно подорвать капитализм.

Федеральные правительственные чиновники знают, что соцсети управляются спецслужбами, чтобы влиять на желаемые политические результаты, а сотрудники компаний соцсетей не видят выгоды в противодействии такой деятельности правительства и спецслужб, более того они получают оплату за помощь правительственным службам в распространении определённого рода информации. Об этих махинациях не знали только обычные пользователи соцсетей, которым скармливают пропаганду и дезинформацию. Что касается цензуры, то западные олигархи давно усиливают и подавляют публичные политические взгляды и контролируют СМИ. Либеральная концепция «свободы слова» всегда игнорировала реальную капиталистическую цензуру. Если бы владелец Washington Post не позволил своим журналистам напечатать статью о скандале в гостинице Watergate, то об этом знали бы только правительственные чиновники. Можно ли считать прессу «свободной», если её владельцы единолично решают, что печатать, а что нет?

Очевидно, что концентрация экономической власти определяет политические результаты, противореча либеральной теории, которая заявляет, что решения принимают только избиратели. Все официальные заявления о «борьбе с фальшивыми новостями» означают, что гнусные олигархи получили полную власть «управлять публичным дискурсом» в интересах собственной выгоды. Более того, вину за распространение дезинформации они возлагают на «неконтролируемый интернет», а не на желания и действия директоров корпораций и олигархов. Некоторые американцы верят, что Американская война против России легитимна, но хороша ли эта вера? Нет. «Свобода» была ложным лозунгом задолго до возрождения её перед чудовищной американской резнёй в Ираке. Фрейдистская концепция скрытности человеческой психики в форме подсознания занимает важное место в современной психологии, которая используется государственной пропагандой США для манипулирования населением. Скрытые желания – это инструмент, используемый для принуждения потребителей покупать вещи, которые им не нужны и не по карману, будь то автомобиль или лицемерная пропаганда войны, которая нужна лишь продавцам оружия.

Таким образом, «левые» и «правые» разделяются по идеологическому отношению к политической власти, но реальная власть управляется несменяемой бюрократией, которая служит влиятельной олигархии, владеющей нашей политикой и экономикой. За внешним различием результатов выборов скрывается неизменность системы. Неважно, как её называть: «глубинным государством» или «хорошо отлаженной государственной машиной», важно помнить, что она подрывает демократию. Правительство Рейгана посадило Кларенса Томаса в Верховный суд потому, что он показал свою преданность, выбросив в мусорную корзину десятки тысяч коллективных общественных исков. С одной стороны, Томас был политиком, наделённым властью федеральным правительством, чтобы подорвать независимую деятельность Конгресса. С другой стороны, его наделили властью олигархи, чтобы управлять политикой. Кому это было выгодно? Разумеется, не людям, чьи иски о дискриминации он выбросил в корзину. Это выгодно только капиталу.

Либеральная теория заявляет, что граждане могут изменить форму и функции государства с помощью выборов, но рамки выборов определяются самим государством и его правителями. Высокопоставленные партийные бюрократы и влиятельные лица за закрытыми дверями определяют списки кандидатов. Результат такой борьбы за власть заранее определен. Капитал с лёгкостью добивается своего, несмотря на нестабильность выборов. И как мы видим, даже победив на выборах «прогрессисты» не изменят систему власти. Это показывает, что политическая борьба в США ведётся между властью и невластью, а не между демократами и республиканцами. Махинация заключается в том, что избиратели выбирают политиков, которые после выборов выполняют требования своих олигархических спонсоров, а не избирателей. Хотя между партиями существуют разногласия, капитал управляет обеими партиями. В такой системе бредом оказываются мечты в способность республиканцев поднять революцию, чтобы возродить демократию. Если они вновь окажутся у власти, то будут выполнять приказы олигархов так же, как и Байден.

Большинство либералов предпочитает умалчивать, что США – это империя. Крупные могущественные корпорации США выполняют роль авангарда имперской власти за границей. Эта геополитическая роль, как правило, изображается как только внутриамериканское явление. Перед нападением на Ирак в 2003 году ЦРУ сфабриковало «доказательства» наличия ОМП в этой стране, хотя всё ОМП было задолго до этого продано ей корпорациями США, а нового ОМП так и не было найдено. Из-за зависимости от капитала правительство США наняло корпоративных подрядчиков для ведения войны и эксплуатации иракских природных ресурсов. Капитал полностью управляет политикой внутри США, а через армию США расширяет свою власть на международный уровень. В этой империи избирательная система США лишь поддерживает миф об отделении политики от власти капитала. Американский народ интуитивно понимает эту антидемократическую систему, о чём и свидетельствуют представленные выше результаты опросов. Капитал – это главная помеха на пути к реальной демократии.

Марксисты с самого начала утверждали, что либерализм – капиталистическая идеология, которая описывает капиталистические идеалы для всего мира. Либерализму не хватает реальности, потому что он возник во времена монархии на основе теоретических предположений о правах человека. Но без экономических отношений не может существовать никакое общество, а либерализм описывает свободу только как отсутствие принудительной государственной власти, игнорируя роль экономической власти. Но корпоративное государство не собирается предоставлять народу право влиять на политику. Марксистское стремление устранить доходное неравенство посредством всестороннего общественного участия всех граждан схоже с либерально-демократическим идеалом, но ставит экономические отношения в центр концепций свободы и демократии. «Демократия», в которой решения предлагают, принимают и осуществляют олигархи и политики, приводит к печальным последствиям для народов всей планеты. Но проблема не в самой идее демократии. Пока вы не можете сказать своему начальнику, домовладельцу, банкиру и т.п. засунуть свои желания в задницу, вы не свободны.

Социализм – это единственно возможный путь к демократии.


antizoomby

Photograph by Nathaniel St. Clair

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru