13 Facts About American Prisons That Will Blow Your Mind + перевод

In a few minutes time you’ll want to abolish prisons.

In a few minutes time you’ll want to abolish prisons. In a few minutes time you’ll want to abolish prisons. If you’re not ready for that intellectual and emotional transformation, then please stop reading now. If you grew up in the United States, like I did, then you probably think prisons are a fact of life. We just go through our day-to-day assuming that a huge chunk our population must be hardened criminals (which is very different from hard criminals: scalawags involved in burgling while aroused) and that without prisons these delinquents would be running everywhere, breaking things, kicking squirrels in the face, and urinating in your car window while you’re at a stoplight. We just assume prisons have been around forever — as if back in caveman times they had one of the caves walled off with sticks and vines where they kept Blartho because he was a real a-hole.

Yet, the truth is that large prisons were not a thing in America or really anywhere in the world until the 1800s. That’s the first in this list of 13 facts about American prisons that will blow your mind. (Pared down and adjusted from my previous list of 1,234 facts about American prisons that will give you liver damage.)

Number 1 – Prisons are relatively new.

The earliest penitentiary in America was Walnut Street Prison in Philadelphia, which opened in 1773. Even in Europe before that time — despite having a few dungeons where they had one or two guys they really hated sitting there for 40 years, living off termite stew — there were no jails holding millions or even thousands of people. This means that in the history of humanity, locking large percentages of your population in a penitentiary ranks as a rather new advent. We lived hundreds of thousands of years without doing it, and somehow we got by. Prisons are kinda like nuclear weapons and nipple clamps: We’ve gone basically the entirety of human history without them, but now that they’re here, we think we must have them or all is lost.

Number 2 – Prisons and capitalism go hand-in-hand.

Angela Davis makes the point in her book Are Prisons Obsolete? that the exponential growth of prisons correlated with the rise of industrial capitalism, which began around the 1830s. Once a man’s worth was measured in labor hours, taking that away from him could be viewed as a punishment. Furthermore, even though prisons became common during the 1800s and 1900s, America didn’t become the world’s largest prison state until the 1980s. (Ronald Reagan and the racist Drug War truly are the gifts that keep on giving.)

Before the 19th century, there were other punishments for breaking laws. This is not to say that 40 lashes for stealing a loaf of bread is the correct punishment, but if you were to ask modern day prisoners if they would prefer five years behind bars living in a bunk bed with a gassy roommate named Lars or 40 lashes, I bet 90% would take the whip.

We act as if we’re morally superior to those who came before us, but shall we not consider that locking someone away for 20 or 50 years is 100 times worse than some whipping? I’m not saying let’s start beating the shit out of everyone who runs a stop sign. I’m saying that a truly moral society would find alternative punishments, such as community service, instead of destroying lives.

Number 3 – The Land of The Free holds 22% of the world’s prisoners.

Two-point-three million people now inhabit U.S. prisons every year out of a global total of nine million. That means 22% of the world’s prisoners are in the Land of The Free. The U.S. is the largest prison state in the world (which means we’re also the largest prison state in the galaxy) with 698 prisoners per 100,000 people. According to a report published by The Institute for Criminal Policy Research (ICPR) in 2018, the next closest country is El Salvador at 572 per hundred thousand. Some other countries of note: Rwanda has 511 per hundred thousand, Russia has 331, and China has 121 per 100,000. So next time someone tells you we need to place sanctions on China because they don’t treat their people well, you might want to mention that China has essentially one-fifth the imprisonment rate of the U.S. As a wise man once said, “He who has stones shouldn’t throw glass houses.” …Don’t quote me on that.

Number 4 – Prisons are Slavery 2.0.

It may seem like the complexity of prisons and their interconnectedness with our societal fabric make them intractably crucial—one cannot even imagine a society without human cages—but there have been other institutions in America’s past that seemed crucial. Many thought society could not function without slavery. It turned out — wait for it — we could. (Another example is chamber pots. We thought we couldn’t live without those, but it turns out shitting in a soup bowl by your bed is not the best plan.)

So when America first ended slavery, the people accustomed to owning slaves exclaimed, “Why I dare say, I don’t fancy this one bit! I need an incredibly cheap form of labor that I can heavily abuse and for which I’ll not pay a buffalo penny!” Well, guess where they found their new slaves? Prisons. Which brings us to:

Number 5 – The 13th Amendment to the Constitution ended slavery and legalized it.

The 13th amendment has a big, juicy loophole. It reads, “Neither slavery nor involuntary servitude, except as a punishment for crime whereof the party shall have been duly convicted, shall exist within the United States.” That “except” has impacted millions of lives for the worse.

As Davis wrote, “Southern states hastened to develop a criminal justice system that could legally restrict the possibilities of freedom for newly released slaves. Black people became the prime targets of a developing convict lease system, referred to by many as a reincarnation of slavery. … [Authorities often declared unlawful anyone who was] guilty of theft, had run away [from a job, apparently], was drunk, was wanton in conduct or speech, had neglected job or family, handled money carelessly, and . . . all other idle and disorderly persons.”

So Black folks found themselves imprisoned for behaviors that usually weren’t illegal and that white people often partook in freely. I can verify that 53% of my white friends are regularly idle. (In fact, it’s their defining characteristic.) And how many white people are careless with money? I heard Charlie Sheen once gave a guy $10,000 in exchange for $9,000.

Point being — authorities arrested people of color for non-crimes and then threw them in prison where they could be bought for pennies in the convict lease program. Why does this sound familiar? Oh, that’s right. It basically continues to this day.

Number 6 – Prison Labor Continues Today

Currently inmates are still used for jobs like sewing “Made in America” labels on clothing that’s not made in America or fighting California wildfires because the state only has to pay them $3 per day. State officials generally claim such programs are different from the convict lease program of the 1800s in the same way the people behind Firecracker pops claim they’re different from Bomb Pops. We know they’re the same goddamn thing. I know sugar water mixed with red-40 when I taste it!

The U.S. differs from other countries. Since most other countries didn’t have to solve their “Black people problem,” they didn’t need to invent reasons to lock up all the people of color. Therefore in other countries theft, for example, is indeed illegal, but it won’t result in years in prison because then the punishment is morally worse than the crime. Yet, here in the Land of Liberty, you can end up serving twenty years for stealing candy. Angela Davis points out, these false crimes “also served as subterfuge for political revenge. After emancipation, the courtroom became an ideal place to exact racial retribution.In this sense, the work of the criminal justice system was intimately related to the extralegal work of lynching.”

In other words, the courtroom became the more bureaucratic and polite / elite / erudite way of lynching people.

Number 7 – A few people get filthy rich off of imprisoning millions of people.

Companies collect billions of dollars from the Prison Industrial Complex now, which gives them all the more reason to make sure it keeps going. These companies in turn fund many of our politicians — both federally and in many states. Some states have contracts with private prisons guaranteeing their prisons will remain up to 90% full. That makes as much sense as having a contract with the fire department guaranteeing a certain number of terrible fires. And it’s not just private prisons — companies make money from all forms of prisons and jails.

Number 8 – Black Americans are the most imprisoned people in the world.

Remember when I said the U.S. has 698 prisoners per 100,000 compared to China having 121? Well, if prison rates of African American were listed in the same way, they would have an incarceration rate of 1,501 per 100,000 (down from 2,300 a decade ago). Please pause a minute to try to wrap your brain around that number. Black Americans have a rate of imprisonment that is over 12 TIMES that of China. One in three Black men between 20 and 29 are in some way subjected to our prison system right now. If prison rates of African Americans were listed alongside countries, they would have the highest rate of any country.

Let me see if I can simplify this a little. …Our prisons are WILDLY racist.

Did I clear that up? Our prison system has racist origins, a racist past, a racist present, and a racist future (one can assume). So if you say to yourself, “I think our prison system is working great,” then you’re really saying, “I’m super racist.”

The inmates in our carceral state are made up of 21% Hispanics and 38% Blacks even though the American population is only 18% Hispanic and 13% Black. Once you add in other non-white races, our insane prisons are filled with over 65% people of color.

Number 9 – Police departments have admitted to targeting people of color.

New York’s stop-and-frisk program is perhaps one of the best known efforts to abduct young men of color who were doing nothing wrong and try to find a reason to put them in jail. So please disabuse yourself of the liberal polite view of policing — “Let’s arrest this guy for having an open beer. Oh, he happens to be Black.” The way it really works is — “Let’s arrest this guy for being Black. Oh, he happens to have a beer with him. How convenient for us. It makes the paperwork easier.” New York City is 43% white, but only 7% of arrests for open alcoholic beverages are on white people. (And trust me, as a white guy who used to live in NYC and walk around with open alcoholic beverages all the time, the lack of arrests is not because white people don’t break this law.)

Number 10 – Prisons are not about rehabilitation.

The goal of American prisons is no longer rehabilitation (if it ever was). Now their only goal is incapacitation. Many prisons have little to no education programs and very few books. Internet access is often rare or expensive. Current inmate and longtime political prisoner Mumia Abu Jamal said, “What societal interest is served by prisoners who remain illiterate? What social benefit is there in ignorance? How are people corrected while imprisoned if their education is outlawed? Who profits — other than the prison establishment itself — from stupid prisoners?”

Number 11 – So much for #MeToo.

While the #MeToo movement has swept across the country, the Prison Industrial Complex not only tolerates sexual assault, it perpetrates it. Female inmates almost always find themselves the victims of strip searches by guards, and often internal searches — which means exactly what you think it means. Here’s another way to phrase this: State-sanctioned sexual assault.

It’s used in much the same way sexual assault has been used over the years — to make people feel humiliated and powerless. So it’s time to do the same thing to the Prison State that we did to Matt Lauer, Charlie Rose, Les Moonves, and 900 other sleaze balls — Cancel it.

Number 12 – Prisoners have long been used for medical research and it is not over.

As Laura Appleman of Willamette University wrote, “The standard narrative of human medical experimentation ends abruptly in the 1970s, with the uncovering of the Tuskegee syphilis study. My research shows, however, that this narrative is incorrect and incomplete. The practice of experimenting on the captive and vulnerable persists.”

We can all sleep soundly at night knowing that we still have human guinea pigs in this country.

Number 13 – The mainstream media gets in on the action too.

Corporate media perpetuates the idea that crime is always raging out of control, which then creates a fervor for harsher sentences among both the population and lawmakers. “Even during years when homicide rates were cut in half, stories about homicides multiplied exponentially,” writes Davis.

So our media doesn’t just manufacture consent for war, they manufacture consent for our catastrophic prison state.

I’ll let Angela Davis sum this all up: “The prison functions ideologically as an abstract site into which undesirables are deposited… This is the ideological work that the prison performs — it relieves us of the responsibility of seriously engaging with the problems of our society, especially those produced by racism and, increasingly, global capitalism.”

The American prison system is not a way to deal with crime. It is a crime.

It’s not a way to deal with harm to society. It is a harm to society.

One hundred years from now, no one will remember what this particular small-time law-breaker did or that one did, but they’ll remember that the United States was the largest prison state in the world, perpetrating a forever war against our own people.


BY LEE CAMP

counterpunch.org

*********************************

ПЕРЕВОД

*********************************

13 фактов об американских тюрьмах

In a few minutes time you’ll want to abolish prisons.

Прочитав эту статью, вы захотите закрыть тюрьмы. Если вы не готовы к этому интеллектуальному и эмоциональному развитию, то немедленно прекращайте читать. Если вы, как и я выросли в США, то, наверно, думаете, что тюрьмы – это факт жизни. Мы живём день за днём, думая, что огромная часть нашего населения – закоренелые преступники, и без тюрем эти преступники будут бегать повсюду, ломая вещи, пиная белок и писая в окно вашей машины у светофора. Мы думаем, что тюрьмы существовали всегда, как будто у пещерных людей была одна пещера, огороженная палками и кустами, в которой держали плохих людей. Однако, до 1800-х больших тюрем не было ни в Америке, ни где-либо ещё. Это один из интересных фактов о наших тюрьмах.

1. Тюрьмы возникли недавно.

Самое первое исправительное учреждение в США – тюрьма Уолнат-стрит в Филадельфии, открытая в 1773 году. Даже в тогдашней Европе — несмотря на наличие нескольких темниц, где по 40 лет, питаясь тараканами, сидели один или два действительно ненавидимых парня – не было тюрем для содержания миллионов или даже тысяч человек. Т.е., с исторической точки зрения, заключение большой доли нашего населения в тюрьмы – довольно новое явление. Мы сотни тысяч лет прожили без этого, и как-то обходились. Тюрьмы похожи на ядерное оружие и зажимы для сосков – почти всю историю мы прожили без них, а теперь думаем, что не можем без них обходиться.

2. Тюрьмы неотделимы от капитализма.

В своей книге «Устарели ли тюрьмы?» Анджела Дэвис пишет, что резкий рост тюрем связан с ростом промышленного капитализма в 1830-х. Как только ценность человека начала измеряться в рабочих часах, лишение их стало рассматриваться как наказание. И хотя тюрьмы стали обычным явлением в 1800-х и 1900-х годах, США не были самым крупным тюремным государством до 1980-х (когда начали приносить свои плоды рейгановский неолиберализм и расистская «война с наркотиками»). До XIX века были и другие наказания за нарушение законов. Нельзя сказать, что 40 ударов плетью за кражу буханки хлеба – это правильное наказание, но если вы спросите современных заключённых, что они предпочтут: пять лет за решёткой на двухъярусных нарах с диким соседом по имени Ларс, или 40 ударов плетью – могу поспорить, что 90% выберут плеть. Мы считаем себя морально выше наших предков, но разве мы не должны считать, что лишение свободы на 20 или 50 лет в 100 раз хуже порки? Я не говорю: давайте начнём выбивать дерьмо из всех, кто ездит под знаком «стоп». Я говорю, что по-настоящему нравственное общество нашло бы альтернативные наказания, вроде общественных работ, вместо разрушения жизней.

3. В нашей «земле свободных» содержатся 22% заключённых всего мира.

Сейчас в тюрьмах США каждый год сидят 2,3 млн. человек, а во всём мире – 9 млн... Таким образом, 22% заключённых всего мира лишены свободы в «земле свободных». США – самое крупное тюремное государство в мире с 698 заключённым на 100 тыс. граждан. Согласно докладу Института исследований уголовной политики, в 2018 году США занимали первое место по числу заключённых, на втором месте находился Сальвадор с 572 заключённым на 100 тыс. граждан. В Руанде этот показатель составил 511 заключённых, в России — 331, в Китае – 121. Поэтому, когда вам скажут, что мы должны ввести санкции против Китая за плохое обращение со своими людьми, вы можете ответить, что в Китае свободы лишены в пять раз меньше людей, чем в США.

4. Тюрьмы – это современное рабство.

Может показаться, что сложность тюрем и их связь с нашей общественной структурой делают их чрезвычайно важными – невозможно даже представить общество без клеток с людьми – но в прошлом Америки были и другие учреждения, которые считались чрезвычайно важными. Многие думали, что общество невозможно без рабства. Оказалось, что возможно, надо было только подождать. Ещё один пример – ночные горшки, но затем оказалось, что гадить в суповую чашу у кровати – не лучший вариант. Поэтому, когда США покончили с рабством, люди, привыкшие владеть рабами, воскликнули: «Осмелюсь сказать, мне это ни капли не нравится! Мне нужна невероятно дешёвая форма труда, которой я могут всячески злоупотреблять, и за которую я не буду платить ни гроша!» Угадайте, где они нашли своих новых рабов? В тюрьмах.

5. 13-я поправка к Конституции запретила и узаконила рабство.

13-я поправка – большая и привлекательная лазейка. Она гласит: «Ни рабство, ни принудительный труд, за исключением наказаний за преступления, за которые сторона должна быть соответственно осуждена, не должны существовать в США». Это «исключение» ухудшило положение миллионов людей. «Южные штаты поспешили разработать систему уголовного правосудия, которая могла бы юридически ограничить возможности свободы недавно освобождённых рабов. Чёрный народ стал главной целью развивающейся системы аренды заключённых, которую многие называют реинкарнацией рабства… Власти часто объявляли вне закона любого, что был виновен в воровстве, бегстве от работы, пьянстве, экстравагантных поступках и речах, пренебрегал работой или семьёй, небрежно обращался с деньгами…», — написала Дэвис.

Таким образом, чёрных часто сажают в тюрьмы за поведение, которое обычно не считается незаконным, и безнаказанно распространено среди белых. Я могу подтвердить, что 53% моих белых друзей регулярно бездельничают. На самом деле, это их нормальное состояние. А сколько белых небрежно обращаются с деньгами? Я слышал, что Чарли Шин однажды дал парню 10 тыс. долларов в обмен на 9 тыс... Дело в том, что в прошлом веке власти арестовывали цветных без всяких преступлений, а затем бросали их в тюрьмы, где их можно купить за гроши по программе аренды заключённых. Это звучит очень знакомо? Всё верно, это продолжается и сегодня.

6. Тюремный труд широко распространён сегодня.

Нынешних заключённых используют для пришивания ярлыков «Сделано в Америке» на одежду, которая сделана не в США, или для тушения лесных пожаров в Калифорнии, за что власти платят им по 3 доллара в день. Государственные чиновники обычно заявляют, что такие программы отличаются от программы аренды заключённых 1800-х, но мы понимаем, что это одно и то же. США отличаются от других стран, которым не нужно было решать «негритянскую проблему», и не нужно было придумывать причины лишать всех цветных свободы. Например, кража считается незаконной в других странах, но за неё не наказывают несколькими годами тюрьмы, потому что тогда наказание будет морально хуже преступления. А в «земле свободных» мы можете 20 лет отсидеть за кражу конфеты. Анджела Дэвис отмечает, что эти ложные преступления «также послужили поводом для политической мести. После отмены рабства, суд стал идеальным местом для расовой мести. В этом смысле система уголовного правосудия была тесно связана с внесудебным линчеванием». Иными словами суд стал бюрократическим и политкорректным способом линчевания.

7. Несколько человек дико разбогатели на эксплуатации миллионов заключённых.

Современные компании собирают миллиарды долларов с тюремно-промышленного комплекса, что заставляет их поддерживать эту систему. Эти компании, в свою очередь, дают взятки нашим политикам на федеральном и штатовском уровнях. Некоторые штаты заключили с частными тюрьмами контракты, гарантирующие заполняемость тюрем на 90%. В этом такой же смысл, как и в контрактах с пожарной службой, которые гарантировали бы определённый процент смертельных пожаров. И проблема не только в частных тюрьмах – компании извлекают деньги из всех видов тюрем.

8. Чёрные американцы занимают первое место по лишению свободы в мире.

Напомню, что в США 698 заключённых на 100 тыс. граждан, а в Китае только 121. Для афроамериканцев этот показатель должен составлять 1501 заключённых на 100 тыс. граждан. Только задумайтесь над этой статистикой на минутку. Чёрных американцев сажают в тюрьмы в 12 раз больше, чем всех китайцев. Каждый третий чёрный мужчина 20-29 лет, так или иначе, завяз в нашей тюремной системе. Если сравнить показатели лишения свободы афроамериканцев с аналогичными показателями других стран, то результат будет шокирующим.

Это можно выразить и яснее: наши тюрьмы дико расистские. Теперь понятно? Наша тюремная система имеет расистское происхождение, расистское прошлое, расистское настоящее и расистское будущее. Поэтому, если вы говорите: «Я думаю, что наша тюремная система отлично работает», то, на самом деле, вы признаётесь: «Я — суперрасист». Заключённые в нашем тюремном государстве состоят из 21% латиноамериканцев и 38% чёрных, хотя в США только 18% латиноамериканцев и 13% черных. Если добавить другие небелые расы, то наши безумные тюрьмы на 65% заполнены цветными.

9. Полиция призналась, что нацелена на цветных людей.

Нью-йоркская программа «остановка и обыск» — одна из самых известных попыток лишить свободы молодых цветных людей, которые не делали ничего плохого. Поэтому избавьтесь поскорее от либерально-вежливого взгляда на полицию. Фраза «арестовать за открытую бутылку пива» в отношении чёрного на самом деле означает: «арестовать за чёрный цвет кожи, а бутылка пива только упрощает оформление протокола». В Нью-Йорке 43% белых, но за открытые бутылки с алкоголем арестовывают только 7% белых. Я сам жил в Нью-Йорке и постоянно бродил с открытыми алкогольными бутылками, так что поверьте мне, белых меньше арестовывают не из-за отсутствия нарушений закона.

10. Тюремное заключение – не реабилитация.

Задача американских тюрем не заключается в реабилитации. Их задача – лишение гражданских прав. Во многих тюрьмах практически нет образовательных программ, и очень мало книг. Доступ в интернет редок и дорог. «Каким общественным интересам служат неграмотные заключённые? Какая общественная польза от невежества? Как исправляются люди в тюрьмах, если их образование запрещено законом? Кому, кроме самой тюрьмы, выгодны глупые заключённые?» — сказал один из самых старых политзаключённых Мумия Абу Джамаль.

11. Сексуальное насилие в тюрьмах.

Недавно в нашей стране начали открыто говорить о сексуальных злоупотреблениях в различных частях общества. Но в тюремно-промышленном комплексе они всегда существовали и прикрывались. Почти все заключённые женщины сталкиваются с обысками с раздеванием, включая досмотр половых органов. Это сексуальное насилие санкционировано государством. Это насилие используется, чтобы заставить людей чувствовать себя униженными и бессильными. И это необходимо немедленно отменить.

12. Заключённые используются для медицинских опытов.

«Обычно, рассказы о медицинских экспериментах на людях заканчиваются 1970-ми годами, когда стало известно об исследованиях сифилиса в Таскиги. Однако мой доклад показывает, что это неправильно. Практические эксперименты с заключёнными и уязвимыми людьми проводятся до сих пор», — написала Лаура Эпплман из Университеа Уилламетта. Мы все можем спать спокойно по ночам, зная, что в этой стране всё ещё есть человеческие лабораторные крысы.

13. Корпоративные СМИ поддерживают тюрьмы.

Корпоративные СМИ увековечивают представление, что преступность всегда выходит из-под контроля, призывая к ужесточению приговоров. «Даже в те годы, когда уровень убийств сократился вдвое, количество сообщений об убийствах росло в геометрической прогрессии», — пишет Дэвис. Таким образом, наши СМИ поддерживают не только зарубежные войны, но и внутренние тюрьмы.

«Тюрьма идеологически функционирует как абстрактное место, где содержатся нежелательные лица. Идеологическая работа тюрьмы – освобождение нас от ответственности за серьёзное рассмотрение проблем нашего общества, особенно связанных с расизмом и глобальным капитализмом», — пишет Анджела Дэвис. Тюремная система США – это не борьба с преступностью, а сама преступность.

Через сто лет никто не вспомнит, что сделал тот или иной мелкий правонарушитель, но все будут помнить, что США были крупнейшим тюремным государством в мире, ведущим вечную войну против собственного народа.


# - antizoomby

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх