ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ. Горная рента и горе-экономисты

кризис

Анатолий ПРОТАСЕНЯ

Экономика является сферой жизнедеятельности человека, которая создает материальную базу существования общества. Экономическая реальность подчинена действию экономических законов, которые возникают и существуют независимо от воли и сознания людей. Незнание либо игнорирование этих законов лицами, определяющими государственную экономическую политику, неизбежно приводит к негативным последствиям. Примером тому может служить экономическая политика, проводимая в отношении калийной отрасли.

В истекшем году в этой отрасли произошел ряд важнейших событий. В октябре с одной из иностранных компаний был подписан договор о строительстве на Старобинском месторождении нового калийного комбината. Двумя месяцами позже ОАО «Беларуськалий» выиграло конкурс на разработку Петриковского месторождения калийных солей, которое будет осваиваться совместно c иностранным инвестором.

Кроме того, в течение года главой государства неоднократно заявлялось о намерении продать ОАО «Беларуськалий» любому зарубежному покупателю, готовому уплатить за него 30 млрд. долларов. Указанные факты свидетельствуют о том, что наша калийная отрасль в недалеком будущем может оказаться в руках иностранного капитала.

В официальных СМИ такое развитие событий преподносится как достижение правительства в деле привлечения в экономику страны иностранных инвестиций и осуществления масштабного проекта по освоению недр Беларуси на принципах частно-государственного партнерства.

При этом руководством правительства заявляется о том, что развитие калийной отрасли с помощью зарубежного капитала является «фишкой пятилетки», тем самым отмечается исключительная эффективность такой политики для экономики страны.

На первый взгляд, так оно и есть. За свой счет иностранные инвесторы готовы организовать калийное производство, тем самым создать рабочие места, в будущем — платить налоги.

Однако если проанализировать экономическую сущность привлечения зарубежного капитала в калийную отрасль, то ни о какой эффективности экономической политики здесь не может быть и речи.

Да и пример государственно-частного партнерства является весьма неудачным. Такое партнерство, закон о котором мы никак не можем принять, призвано обеспечить честные правила игры на рынке и содействовать развитию национального бизнеса, а не разбазариванию природных богатств.

Заинтересованность же зарубежных компаний калийным бизнесом никак не является результатом успешной работы правительства в этом направлении.

О том, что зарубежные партнеры не торопятся строить в Беларуси заводы, фабрики или молочно-товарные фермы говорит хотя бы тот факт, что объем иностранных инвестиций в основной капитал по стране за 2011 г. составил только 2,2%.

Причина привлекательности калийного бизнеса для иностранных инвесторов кроется в другом. Согласно экономической науке, доходы в калийной, как и других отраслях промышленного производства, являются результатом деятельности человека. Однако в данной отрасли определяющее значение при формировании доходов имеет горная рента. Образуется она только в горнодобывающей промышленности.

Это независящий от экономической деятельности хозяйствующих субъектов доход от собственности на недра, возникающий в процессе их эксплуатации. Горная рента с точки зрения экономической теории представляет собой незаработанный доход, дарованный природой.

Она есть разновидность природной ренты, которая по выражению А.Смита «является произведением природы», а не человека.

В связи с этим экономическая политика правительства в отношении калийной отрасли заключается, по существу, в торговле дарами природы. А то обстоятельство, что месторождения калийных солей мы не продаем, а передаем в концессию, сути дела не меняет. Связано это с тем, что отличительной особенностью горной ренты от других видов ренты является её ограниченность запасами месторождений и сроком полной отработки этих месторождений, которые в отличие от других объектов концессии относятся к невоспроизводимым природным ресурсам.

В нашем случае концессия хотя и означает договор между государством и иностранным инвестором на передачу в промышленную разработку месторождений калийных солей за определенное вознаграждение сроком на 50 лет, но оговоренного периода времени концессионеру будет вполне достаточно, чтобы калийные комбинаты произвели полную выработку руды в пределах ее возможной добычи.

После чего стране достанутся лишь солеотвалы, загрязненная местность да никому не нужные корпуса рудников и обогатительных фабрик.
В связи с этим передача в концессию месторождений полезных ископаемых означает, по сути, их продажу, и в соответствии с логикой экономических законов должна восприниматься, оцениваться и применяться как крайняя и вынужденная для государства мера, которая может быть оправдана лишь двумя причинами:

1. Государство ни в настоящее время, ни в определенной перспективе не в состоянии по каким-либо причинам освоить объект концессии;



2. Деятельность концессионера будет более эффективна настолько, что это позволит государству получать больший доход, чем в случае, если бы объект концессии находился в его ведении.

В связи с этим для нашего государства никаких экономически обоснованных причин передачи месторождений калийных солей в концессию не имеется. Беларусь, являясь одним из лидеров в производстве калийных удобрений, имеет все необходимое для дальнейшего развития калийной отрасли без привлечения иностранных капиталов.

Поэтому передача калийных месторождений в концессию зарубежным компаниям, рассматриваемая через призму экономических законов, выглядит абсурдом.

Ещё более абсурдными с точки зрения экономики и здравого смысла являются планы по продаже ОАО «Беларуськалий». Причины продажи флагмана нашей промышленности, валютная выручка которого в прошлом году составила более 3 млрд. долларов, высшими должностными лицами государства в разное время назывались различные.

Одна из первых озвученных причин — продать ОАО «Беларуськалий», а на часть вырученных денег создать производство легковых автомобилей. Учитывая тот уровень развития автомобилестроения, который был достигнут в результате десятков лет жесточайшей конкуренции между ведущими мировыми автопроизводителями, пытаться променять отлаженный, высокодоходный бизнес на совершенно незнакомое для нас дело, выглядит, по меньшей мере, странно.

Ведь даже Россия с ее космическими технологиями, получив более 40 лет назад суперсовременный автомобильный завод концерна «Фиат», так и не смогла продолжить развитие этой отрасли и производить конкурентоспособную на мировом рынке продукцию. Да и мы в автомобилестроении не очень преуспели, раз собираемся продавать МАЗ. Не менее странным выглядит и то, что для организации указанного производства нужно что-то продавать, а не взять, допустим кредит, а еще лучше — найти инвестора в нужную сферу деятельности.

Второй причиной продажи ОАО «Беларуськалий» называлась возможность на вырученные от продажи средства в размере 30 млрд. долларов построить три таких предприятия как «Белкалий», после чего должны еще и деньги остаться.

На первый взгляд, звучит заманчиво и даже подтверждается несложными арифметическими расчетами. Так, если учесть, что на строительство комбината на Нежинском участке мощностью 1,1 млн. тонн KCL в год потребуется 1,5 млрд. долларов, то для строительства производства мощностью 1 млн. тонн KCL в год необходимо 1,3 млрд. долларов. Это несколько больше, чем по бытующему среди калийщиков неписанному правилу, согласно которому цена производства мощностью в 1 млн. тонн KCL в год должна быть равна 1 млрд. долларов.

Учитывая все это, а также то, что производство удобрений в прошлом году на ОАО «Беларуськалий» составило около 9 млн. тонн, можно сказать, что строительство аналогичного предприятия обойдется примерно в 10 млрд. долларов, а значит за 30 млрд. долларов теоретически можно построить три таких предприятия.

В связи с этим возникает вопрос: почему же тогда мы не занимаемся таким сверхдоходным бизнесом, как строительство новых калийных комбинатов? Почему Беларусь не стала самостоятельно строить второй калийный комбинат на Неженском участке Старобинского месторождения, а передала это дело россиянам?

Разве правительство не смогло бы для этих целей найти 1,5 млрд. долларов, причем деньги понадобились бы не сразу, а в течении 8-9 лет, т.е. по 150-200 млн. долларов в год?

Напомню, что примерно половина необходимой для строительства всего комбината суммы поступила в бюджет страны только как вывозная таможенная пошлина и только за прошлый год. Кроме того, в прошлом году ОАО «Беларуськалий» было получено 300 млн. долларов «азербайджанского кредита» и 1 млрд. долларов — от «Сбербанка России» и Евразийского банка.

Однако указанные кредиты были зачислены в золотовалютные запасы страны, а не пошли на развитие суперприбыльной калийной отрасли.

Почему?

Анализ данной ситуации показывает, что раз было принято решение продать ОАО «Беларуськалий», то правительство просто не могло поступить иначе. Когда-то Советскому Союзу, имевшему колоссальные материальные, научно-производственные и трудовые ресурсы, пришлось строить «Белкалий» (первое — четвертое рудоуправления) не сразу, а поэтапно, в течение более чем 20 лет.

Именно столько времени понадобилось, чтобы создать производственную базу и, что не менее важно, подготовить соответствующие профессиональные кадры для строительства предприятия и работы на нем.

Поэтому продажа «Белкалия» для Беларуси — это не просто продажа зданий, сооружений, оборудования и других основных средств, это еще и продажа интеллектуального потенциала в указанной сфере деятельности.

Продав данное предприятие, государство лишает себя профессиональных кадров, являющихся носителями системы знаний, опыта и традиций по успешному функционированию и развитию калийной отрасли, то есть лишает себя возможности строить новые калийные комбинаты.

Для воссоздания по-новому производственно-технического и кадрового потенциала, сравнимого с нынешним «Белкалием», государству потребуются долгие годы, упорство и огромные средства. Для Беларуси это окажется непосильной задачей.

Максимум, на что мы будет способны после продажи ОАО «Беларуськалий», так это торговать недрами. Называться это будет «реализацией совместных проектов», «привлечением иностранных инвестиций» либо ещё как-то по-другому, но суть от этого не поменяется — это будет торговля недрами.

В связи с этим было бы более уместно говорить не о том, что можно построить за деньги от продажи «Белкалия», а о том, какие убытки понесет страна от такой продажи из-за невозможности разрабатывать калийные месторождения самим государством в будущем.

На последнем совещании по вопросу развития калийной отрасли 8 декабря 2011 г. глава государства отметил, что для ускорения развития данной отрасли мы можем использовать «иностранный капитал, привлечь инвестора, имеющего самые современные технологии». Правда, здесь не совсем понятно, какими современными технологиями по производству калийных удобрений обладает господин Гуцериев, который получил в разработку Нежинский участок Старобинского месторождения.

В отношении ОАО «Беларуськалий» было сказано, что цена определена — 30 млрд. долларов. О каких-либо новых причинах продажи в СМИ на сей раз ничего не сообщалось.

Однако, причины эти очевидны — получение «быстрых денег» не заботясь о последствиях. И делается это не для того, чтобы вырученные деньги вложить в экономику. Более выгодного вложения этих средств для нашей страны чем то, куда они уже вложены, не получится. Новых калийных комбинатов государство, как видим, строить не собирается, а продав «Белкалий» — не сможет. Поэтому единственное разумное объяснение его продажи — использование вырученных средств на покрытие текущих расходов, то есть на «проедание».

Ради этого правительство жертвует самым доходным, успешным и перспективным направлением экономической деятельности.

Из всего этого следует неутешительный вывод о том, что никакой научно обоснованной экономической политики в отношении калийной отрасли в стране не имеется. Всё продать, при возможности подороже — вот и вся калийная политика. Но как бы мы ни старались заключить повыгоднее концессионные соглашения или продать подороже ОАО «Беларуськалий», в любом случае понесем убытки, так как вводим для себя посредника в сферу деятельности, где до того отлично справлялись сами.

А любому посреднику, как известно, нужно платить. Поэтому, передавая калийный бизнес зарубежным компаниям, государство теряет ту часть горной ренты, которую присваивает себе инвестор.

Данная величина ренты должна обеспечивать инвестору соответствующую эффективность инвестиций. В России концессионерам, в зависимости от видов полезных ископаемых, достается от 40% до 95% горной ренты. Беларусь здесь будет нести убытки в виде упущенной выгоды. Упущенная выгода в данном случае должна рассматриваться как величина, равная разности приведенных к одному временному периоду доходов от альтернативного вложения капитала.

Альтернативным калийному бизнесу явится вложение вырученных средств в золотовалютные запасы с их последующим расходованием на поддержание курса рубля, ледовые дворцы и т.п.

Поэтому, если допустить некоторое упрощение толкования данной ситуации, то можно считать, что размеры чистых доходов инвесторов будут соответствовать размеру убытков для нашего государства. И когда в калийный бизнес будут вложены десятки миллиардов долларов иностранного капитала, то даже при минимальной для инвесторов норме прибыли на вложенный капитал, потери для Беларуси со временем будут исчисляться миллиардами долларов.

Возможно у кого-то, возникнут сомнения по поводу правильности таких выводов, и это не удивительно. Решения по калийной отрасли руководством страны принимались не в один день. ОАО «Беларуськалий» был исключен из списка предприятий, не подлежащих приватизации, 10 июня 2010 г. уже на основании соответствующих планов правительства.

Так что время подумать было. В разработке, согласовании и утверждении различных предложений, технико-экономических обоснований и соответствующих решений принимала участие вся экономическая элита страны.

И вдруг — заявление о том, что все это не есть хорошо для экономики страны.

Быть может у официальных экономистов есть другая, своя правда?

А кто сможет лучше прояснить ситуацию и ответить на критику экономической политики, как не государственный орган, занимающийся разработкой и реализацией этой политики, то есть Министерство экономики Беларуси? В это министерство я и обратился с письмом, в котором изложил свои доводы о том, что передавать калийную отрасль в чужие руки нельзя, так как это приведет к многомиллиардным потерям.

Из Минэкономики пришел ответ о том, что «в настоящее время вопрос о том, передавать или не передавать иностранным инвесторам месторождения калийных солей, уже не является актуальным. Важнейшим направлением работы в данной области является выработка условий передачи месторождений».

В письме также говорится, что «пользование минерально-сырьевыми ресурсами не является бесплатным … в этой связи нельзя сказать, что Беларусь упускает свою выгоду и не получает доходов от передачи в пользование месторождений полезных ископаемых».

Однако сам факт получения доходов под сомнение и не ставится. Суть вопроса заключается в размере этих доходов. А если следовать такой логике, то можно, к примеру, утверждать, что сдавая в аренду квартиру в центре Минска, ее владелец не упускает свою выгоду, так как получает доход, даже если размер этого дохода составляет 1 доллар в месяц.

Помимо общих слов о том, что в калийной отрасли все делается правильно, каких-то других доводов, указывающих на ошибочность моих выводов в отношении экономической политики по данной отрасли, в письме Минэкономики не содержится.

Допуская, что экономистам-практикам непросто разобраться в тонкостях экономической теории, я обратился с аналогичным письмом в Институт экономики Национальной академии наук Беларуси, то есть государственное научное учреждение, которое по своему статусу занимается фундаментальными научными исследованиями в области экономической теории.

Ответ из Института экономики можно условно разделить на две части. В первой части практически полностью изложено содержание указа президента от 17.01.2012 № 37 «О разработке Петриковского месторождения калийных солей».

Как известно, ОАО «Беларуськалий» выиграло конкурс на разработку Петриковского месторождения. Согласно данному указу, осваивать его «Белкалий» будет совместно с иностранным инвестором. При этом предполагается, что за счет внешних источников будет профинансировано 50% стоимости всего проекта.

В связи с этим в письме делается такой вывод: «На основании вышеприведенной информации можно сделать вывод, что основным разработчиком Петриковского месторождения является ОАО «Беларуськалий» и Ваше утверждение о том, что «происходит передача калийного бизнеса зарубежным компаниям» не является корректным».

Замечание странное, так как к калийному бизнесу в Беларуси можно отнести:

1. ОАО «Беларуськалий», который в любой момент может быть продан, если кто-либо выложит «на бочку» 30 млрд. долларов;

2. Разработку Нежинского участка компанией «Славкалий» со стопроцентным иностранным капиталом;

3. Разработку Петриковского месторождения с привлечением в проект 50% иностранного капитала. Но если ОАО «Беларуськалий» будет продан, то и остальные 50% перейдут иностранному капиталу.

И если в связи с этим нельзя сказать, что происходит передача калийного бизнеса зарубежному капиталу, то как это можно назвать по другому?

Во второй части ответа содержится информация о нормативных актах по освоению месторождений и развитию минерально-сырьевой базы Беларуси.

При этом указано, что данные документы «разрабатывались специалистами Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь и специалистами подведомственных ему организаций, то есть профессионалами высокого уровня в сфере проведения геологических исследований, геолого-экономической оценки освоения месторождений полезных ископаемых, составления технико-экономических обоснований эффективности использования различных видов минерального сырья».

И на этом — всё.

В ответе нет ни экономических расчетов, ни теоретических выкладок, а лишь ссылка на безвестных гениальных специалистов, правда, по-другому профилю деятельности и в контексте тематики, отличной от обсуждаемой.

Таким образом, из ответов Минэкономики и Института экономики следует, что работники данных учреждений не могут либо не желают разобраться в экономической сущности передачи калийного бизнеса иностранному капиталу. Это дает основание полагать, что экономический истеблишмент страны не понимает разрушительных последствий экономической политики в отношении калийной отрасли для экономики Беларуси.

Продавая национальное достояние, мы лишаемся существенного базиса экономического развития. И если негативные последствия от продажи недр начнут сказываться лишь с годами, то последствия от продажи ОАО «Беларуськалий» наступят немедленно.

Правда, вырученные 30 млрд. долларов создадут на определенное время иллюзию благополучия и дадут возможность правительству не приступать к реформированию экономики, что еще больше усугубит ситуацию. Однако эти деньги рано или поздно закончатся, и перед государством опять станут те же проблемы, которые придется решать, но уже без существенного источника доходов.

Продажа ОАО «Беларуськалий» окажет также пагубное воздействие на предприятия машиностроения, производящие горное оборудование, а также на сотни предприятий среднего и малого бизнеса республики, являющихся его партнерами в области строительства, материально-технического обеспечения, а также оказания различного рода услуг.

Наивно полагать, что, к примеру, такой новый собственник, как Китай купит в Беларуси для приобретенного «Белкалия» хотя бы одну канцелярскую скрепку.

И наоборот, развитие калийной отрасли самим государством оказало бы благоприятное воздействие на национальный бизнес и экономику Беларуси.

Для этого руководству страны нужно срочно пересматривать свои решения по данной отрасли. В противном случае за такую экономическую политику придется расплачиваться всему белорусскому народу.

-----------------------
Источник:

* — http://naviny.by/rubrics/opinion/2012/03/11/ic_articles_410_177131/

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх