Задание на зиму 2012-2013

ot_medvedya_ne_uydesh

...Все как всегда: казна пуста и денег кот наплакал. Проблема в том, что в преддверии зимы 2012—2013 года перед белорусским руководством в очередной раз оказалось слишком много проблем, которые оно объективно не в силах решить. Если сказать более откровенно, власти республики вообще не могут что-то решать, так как лишены ресурсов, времени и не имеют четко выверенного плана действий...

Как только вы встанете на нашу точку зрения, мы с вами полностью согласимся. (Моше Даян)

Зимняя сказка

Зимняя сказка

Интересно то, что наличие в весьма сложном и противоречивом внешнем имидже России образа столь грозного и непредсказуемого зверя, как медведь, придает определенную пикантность переходу к зимнему политическому сезону. Автор в данном случае далеко не первый, кто использует столь колоритный персонаж в политической публицистике. Все дело в том, что Косолапый зимой, как правило, тихо и мирно спит в своей берлоге, посасывая вкусную лапу, а не занимается изнурительными переговорами о запасах шишек.

Лес зимой, естественно, отдыхает от медвежьего внимания. Волки с западной опушки безбоязненно, не ожидая получить затрещину от геополитической медвежьей лапы, быстро осваивают ближайшие к берлоге перелески и поляны. Кабаны, оголодав на опушках, могут рассчитывать на богатые желудями дубравы, в корнях которых и притаилась медвежья берлога.

Ликуют зайцы, которые могут беспрепятственно обгрызать кору лесного малинника – традиционной медвежьей столовой, не очень заботясь о том, что за обглоданные кусты им может не поздоровиться. Заодно зайцы развлекаются игрой в «кошки-мышки» с волками, демонстрируя свою договороспобность и готовность заодно поиграть в некий зоологический диалог.

Однако никто в постсоветском лесу не забывает, что во время зимнего политического сезона медведя все-таки не стоит беспокоить, так как сладить с медведем-шатуном, которого какие-либо политические или экономические проблемы подняли с постели, практически нет никакой возможности. Видимо, кто-то из ближайших соседей забыл кошмар «газового Нового года» 31 декабря 2006 года и даже надеется его повторить со всеми вытекающими для них приятными последствиями …

Стоило бы помнить, что по традиции, в России политический сезон завершается к 15-20 декабря. Часть политической элиты федерации покидает страну вместе с отпускниками, которые в последние две недели месяца штурмуют аэропорты Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и других региональных центров огромной державы. Пляжи Мальдивов и Маврикия, как и заснеженные Альпы, влекут представителей российской элиты за тысячи миль от родных полей.

Другая часть («патриоты») удаляются в свои заснеженные загородные резиденции для блаженного отдыха. Наиболее активные представители российской политической элиты отдают должное экзотической зимней рыбалке и охоте в северных районах европейской России. Политическая жизнь замирает до середины января, что вполне согласуется с зимними политическими сезонами в ЕС и США, но входит в явное противоречие с китайским внешнеполитическим расписанием.

К этому христианскому, а на самом деле крестьянскому политическому ритму давно привыкли.

Однако в 2012 году «Медведю» будет не до новогодних радостей. Помимо массы внешнеполитических проблем, декабрьские встречи с руководством Беларуси должны, по идее, закрыть постепенно накопившиеся в российско-белорусских отношениях проблемы. Не скажешь, что эти проблемы носят первостепенный характер для Москвы, но косвенно могут серьезно отравить атмосферу предновогодних вечеров. Дело в том, что для российского руководства одной из первостепенных задач остается интенсивное формирование интеграционной группировки ТС-ЕЭП –ЕЭС, где наличие Беларуси является обязательным компонентом.

Так что главная цель «зимней кампании» — успешные переговоры. В ином варианте нас ждет весьма сложный период очередной «холодной войны», который, по ряду объективных причин, не может себе позволить ни Россия, ни Беларусь.

Зачем?

Зачем?

Тем не менее, несмотря важность переговоров между Москвой и Минском, зима начинается с мелкой интрижки в стиле колхозных посиделок: белорусский президент в интервью агентству Рейтер прошелся по здоровью своего российского коллеги, что само по себе оказалось не очень по-союзнически.

Естественно, вопрос о здоровье третьего президента России представляет особый политический интерес как в России, так и на Западе, но не президенту страны-союзницы об этом рассуждать публично. Зачем?

Пожалуй, в современной истории (после 1648 года), только в годы войн главы государств позволяли себе публично пройтись по интеллектуальным и физическим данным своих коллег-оппонентов. Широко известна заочная дискуссия между А. Гитлером и У. Черчиллем.

Гитлер считал премьера Великобритании «пьяницей» (между прочим, в 1990-е годы белорусский президент неоднократно делал такие же намеки в отношении первого президента России Б. Ельцина), а У. Черчилль ввел практику во время выступления в Палате общин рассуждать об идиотизме фюрера. Но это в годы войны…

В мирное время, как уж отмечалось, главы государств от такой практики по традиции старательно уклоняются, так как в противном случае вполне можно получить в ответ собственную растиражированную историю болезней.

Сейчас, к примеру, ответным залпом из российских СМИ нет никакой проблемы накрыть состояние здоровья того же весьма разговорчивого А. Лукашенко… Со всеми последствиями для его имиджа. Ведь то, что не могут по традиции главы государств, вполне могут себе позволить СМИ, что они регулярно и делают…

Придется повторить, что в мирное время считается недопустимым для высшего должностного лица распространяться о здоровье своих зарубежных коллег, так как физическое здоровье президента/премьер-министра считается составной и весьма важной частью его легитимности. В этом плане заявление А. Лукашенко можно расценить, как попытку подорвать доверие граждан России к своему президенту и подтолкнуть политическую ситуацию в РФ к определенной нестабильности.

Стоит напомнить, что Россия все-таки отличается от Беларуси. Автор этих строк очень хорошо помнит шок, который накрыл высшее руководство республики, когда в конце марта 2006 года у А. Лукашенко случились очень серьезные проблемы со здоровьем.

В федерации худо-бедно имеется вполне устойчивая политическая система и если что случится с первым лицом, то есть кому временно подхватить власть и никаких эксцессов не будет. В Беларуси согласно Конституции, если что произойдет с А. Лукашенко, к власти до выборов должен прийти премьер-министр, что с учетом позиции «семьи», будет фатальным для судьбы М. Мясниковича.

М. Мясникович

Столь некорректные действия главы белорусского государства к коллеге по президентской должности в очередной раз убеждают мировую общественность, что во главе Беларуси оказался человек не государственного масштаба, а некая случайная, и как не раз выяснялось, исключительно болтливая личность.

Видимо, все-таки А. Лукашенко не мог удержаться от выпада в адрес В. Путина, чем, помимо того, что раскрылся раньше времени, одновременно дал возможность мировым СМИ ощутить в целом неблагоприятный климат в отношениях между главами государств. Безусловно, это неприятное событие не может не повлиять на атмосферу российско-белорусских отношений в преддверии целой серии интеграционных саммитов, намеченных на декабрь в Москве.

Необходимо зафиксировать тот факт, что в Москве дали политическую оценку фактам белорусской контрабанды бензина на европейские рынки без выплаты в российский бюджет экспортной пошлины. Формально, позиция Минска прозрачна – таможенную границу пересекали растворители и разбавители.

Согласно соглашениям по Таможенному союзу, данные нефтепродукты можно вывозить беспошлинно и представляется, что А. Лукашенко в Москве будет держаться данной позиции до последнего. Это правильная с его точки зрения аргументация, но есть проблема. Дело в том, что после прохождения белорусских таможен, уже на территории ЕС, растворитель исчезал, как дымок сигареты и везде, во всех таможенных документах той же Латвии, можно увидеть только бензин.

Для российского руководства ситуация вполне понятная и даже привычная. Нельзя сказать, что Москва разозлена, скорее она разочарована, так как в декабре 2010 года А. Лукашенко был вовлечен в новый интеграционный проект практически с «белого листа». Что было в российско-белорусских отношениях, а было немало негативного, то демонстративно забыли и похоронили. Однако все вернулось… Минск — ненадежен.

Москва преисполнена желанием, нет, не наказать Минск, а восполнить убыток. Отказ поставить в 2013 году 23 млн. тонн нефти, предоставив на 5 млн. тонн меньше, является попыткой перенаправить российские энергоносители на мировые рынки в обход Беларуси. Требует загрузки новый нефтепровод БТС-2, решение о строительстве которого было принято после российско-белорусского нефтяного кризиса 2007 г.

Российская нефть начинает покидать Беларусь — это крайне опасная тенденция для Минска.

Месяц решений

Месяц решений

Наступивший декабрь должен оказаться месяцем принятия если не судьбоносных решений для Республики Беларусь, но весьма принципиальных как для участия Минска в интеграционном проекте ТС- ЕЭП, так и для элементарного выживания белорусской экономики и белорусского государства.

Что, опять?

78

Все как всегда: казна пуста и денег кот наплакал. Проблема в том, что в преддверии зимы 2012—2013 года перед белорусским руководством в очередной раз оказалось слишком много проблем, которые оно объективно не в силах решить. Если сказать более откровенно, власти республики вообще не могут что-то решать, так как лишены ресурсов, времени и не имеют четко выверенного плана действий.

План, который Минску настойчиво предлагает Кремль в формате соглашений по Единому экономическому пространству, неприемлем для белорусского руководства, так как он уничтожает белорусскую экономическую модель – основу существования правящего в республике режима.

Беларусь в ноябре устами своего премьера отказалась от приватизации. Стоит напомнить, что еще в начале лета уже завершающегося года, А. Кобяков, занимая пост посла Беларуси в Москве, заявлял, что прямая связь между условиями кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс и приватизацией должна быть нарушена. Эту версию выхода из соглашений постоянно озвучивал глава белорусского государства, неоднократно напоминая, что он с содроганием вспоминает реакцию белорусской общественности и номенклатуры на окончательную продажу в декабре 2011 года ОАО «Белтрансгаз». Прошел год, приватизация остановлена, что вовсе не значит, что белорусские власти не будут просить дать им 4 транш кредита АИ ЕврАзЭс 7 декабря.

Здесь мы в очередной раз сталкиваемся с еще одним белорусским феноменом: Минск, подписав соглашение и получив благодаря ему максимально возможный объем материальных благ, обязательно меняет правила игры. Это непременное условие, которое необходимо учитывать, как на межгосударственном уровне, так и в коммерческих делах.

Есть и второй феномен, очень характерный для белорусского политического класса: в целом, с подозрением относясь к постепенному сползанию к кредитному коллапсу (Беларусь в этом году активно перекредитовывается), он категорически не приемлет продажу производственных активов зарубежным инвесторам. Власти используют и стимулируют данные настроения, предъявляя себя в качестве эффективного менеджера, способного вдохнуть новую жизнь в старые цеха, набитые древним оборудованием. Модернизация должна, по видимому, быть заменой соглашений по ЕЭП и вывести республику к 2015 году на новый технологический уклад, позволяющий белорусской экономике доминировать на рынке России, вступившей в ВТО . Тогда А. Лукашенко сможет навязать свою политику ЕЭП и ЕЭС. О модернизации белорусских производственных активов А. Лукашенко будет говорить и на декабрьских встречах в Москве, уверяя, что 23 млн. тонн нефти необходимы для активизации модернизации.

Модернизация

Модернизация

Понятно, что программа белорусской модернизации пока остается пропагандистским лозунгом, призванным с одной стороны смикшировать информационный эффект от запущенной в 2012 году программы Евросоюза «Европейский диалог о модернизации Беларуси». С другой стороны, как уже отмечалось выше, модернизация должна стать ответом Минска на соглашения, принятые в рамках ЕЭП.

Однако, поражает то, что ничего пока не сделав в плане модернизации, белорусское руководство уже трубит о неких успехах и даже о каком-то бесценном белорусском опыте – модернизация может идти сама по себе – без солидных внешних инвестиций и новейших технологий, только благодаря закупкам заурядного оборудования и решениям белорусского руководства.

Но проблема в том, что белорусское руководство вообще не может что-то решать. В лучшем случае режим может только демонстрировать свою беспомощность. Стоит для примера обратить внимание на эмоциональное поведение белорусского президента во время последних посещений белорусских предприятий. Он картинно удивлялся и поражался разрухе и нищете, низким заработным платам, дефициту специалистов.

На месте принимались карательные меры, которые вообще-то недопустимы для уровня главы государства, но зато демонстрировали его незаменимость. По идее, белорусскому президенту осталось доярок и дворников контролировать на их рабочих местах. Понятно, что на самом деле это не управление, а его имитация, так как эффективное руководство строится не на вездесущности контроля и неотвратимости наказания, а на выстраивании процессов, которые просчитаны на всех этапах и выполнение которых является не только обязательным, но и выгодным для исполнителей.

Ручное управление в стиле административных накачек и угроз, является не только признаком того, что в современных политических условиях никакая авторитарная модернизация не возможна в принципе, но и символизирует отсутствие реальных макроэкономических решений, способных вывести экономику республики на инновационный курс. До настоящего времени поддержка России остается незаменимой…

Нефть, деньги, кадры

Нефть, деньги, кадры

Решение проблем обеспечения республики дешевой российской нефтью, стабильности национальной валюты и сохранения квалифицированных кадров являются критически важными и не терпят отлагательства.

Однако решение данных проблем можно найти не в Минске, а только в Москве. Насколько белорусская сторона будет квалифицированно докладывать свои нужды и обосновывать свои просьбы – настолько республике будет оказана поддержка. Именно в этом формате будут проведены декабрьские встречи в Москве.

На самом деле, основа проблемы исключительно нефтяная. Именно от доступа к дешевой российской нефти зависит поступление в страну конвертируемой валюты, что в свою очередь должно снизить девальвационные ожидания среди населения и обеспечить рост заработной платы, что, в свою очередь, должно остановить миграцию рабочей силы.

Экономика Беларуси буквально висит на российской нефти. С нефти начинается рабочий день ее руководства и им заканчивается. Нефтью занята правящая «семья» и приближенные олигархи. Нефть лежит в основе основной проблематики российско-белорусских отношений. С целью, во что бы то ни стало пробиться к российской нефти, Минск и декларировал в середине 1990-х годов политику интеграции с Россией, последние полтора десятилетия пытаясь продавать своё союзничество исключительно за нефть. Без нефти буквально на глазах нарастает негативное сальдо белоруской внешней торговли, без нефти белорусская экономика медленно и неотвратимо умирает.

Как уже отмечалось, проблема поставки нефти в 2013 году является исключительно политической и не связана с возможностями белорусских НПЗ по переработке нефти, которые непременно завышаются. За последние 15 лет белорусские власти навязали России просто невиданный объем поставки нефти – более 20 млн. тонн. Для примера, экономика Германии импортирует не более 140 млн. тонн нефти в год, т.е. в 7 раз больше, чем РБ, но при этом ВВП Беларуси меньше ВВП Германии в 50 раз. Даже при понимании того, что большую часть импортируемой нефти республика в виде нефтепродуктов экспортирует дальше на европейские рынки, нефтяной статус Беларуси поражает. Республика представляет собой огромную нефтяную пиявку, присосавшуюся к российским нефтяным коммуникациям и готовую высосать буквально все, что есть в российских недрах.

Эта иступленная, можно сказать, истеричная уверенность белорусской стороны, что они имеют какие-то особые права на российские энергоносители, олицетворением которой в последние недели в очередной раз стал вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко, и вызывает беспокойство российского руководства. Стремление белорусской стороны «выбить» необходимые им ресурсы стало приобретать поистине мистический характер. Помимо традиционной «продажи нищеты» и уверений, что «белорусский народ не поймет», если президентской «семье» и белорусскому нефтяному олигархату сократят поставки российской нефти, В. Семашко 28 ноября т.г.сделал попытку использовать традиционный шантаж, заявив, что Минск вернется к завозу на белорусские НПЗ нефти из Венесуэлы.

Однако, не далее, как 19 мая, выступая в Лондоне В. Семашко заявил: «В свое время венесуэльская нефть сыграла положительную роль в Беларуси… Если бы не было поставок венесуэльской нефти в прошлые годы, то, наверное, не состоялось бы соглашение о создании единого рынка нефти и нефтепродуктов. Сегодня, слава Богу, это соглашение состоялось, и мы получаем нефть на хороших условиях от наших партнеров по ТС и ЕЭП.

На каких условиях — вы знаете: это без пошлины и квотирования, а также других подобных ограничений. Так что все в мире не проходит бесследно и взаимосвязано. Так что поставки венесуэльской нефти сыграли хорошую службу. И мы всегда признательны и благодарны нашим венесуэльским партнерам» (http://www.belaruspartizan.org/economic/211461/).

Итак, Минск не скрывает, что завоз в 2010 г. нефти из Венесуэлы был пропагандистской акцией, призванной оказать давление на российскую сторону для того, чтобы прорваться к дешевой российской нефти. Все возвращается?

Москва не прореагировала. Ведь на самом деле доступ белорусской стороны к беспошлинной российской нефти был обеспечен не угрозой завоевания венесуэльской нефтью нефтяного рынка Восточной Европы (были и такие в 2010 году «аналитические» разработки), а задачами строительства нового интеграционного проекта.

Стоит напомнить, как в конце октября текущего года из Минска раздались осторожные намеки о возможности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Однако и этот зондаж Минска был проигнорирован Москвой, но продемонстрировал, что в белорусском МИДе плохо с аналитикой. Дело в том, что пока белорусское руководство видело в теме признания независимости новых закавказских государств постоянный предмет торга с Москвой, политика России в отношении Сухума и Цхинвала ощутимо изменилась…

Понятно, что белорусская сторона такого рода заявлениями словно прощупывает российского партнера – а вдруг клюнет, проявит интерес, начнет переговоры?

Но самом деле белорусскому руководству нечего предъявить Москве. Тем не менее, у Минска на будущих переговорах в Москве есть серьезный союзник – ТС-ЕЭП. Прорваться к российским ресурсам под «зонтиком» интеграционного проекта – главное задание А. Лукашенко от своего олигархата и белорусской номенклатуры на зиму 2012—2013 г.

Не будите медведя-шатуна.

----------------------------------------

А. Суздальцев

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх