Задание на осень 2014

лукашенко

А. Суздальцев пишет...

Юбилей президента Республики Беларусь прошел удивительно тихо. Нет, конечно, в ближнем кругу шестидесятилетие А. Лукашенко было отмечено с положенным размахом – масштабный стол, солидные подарки и прочие традиционные нескромности, отражающие специфику и происхождение данной венценосной семьи, но руководство страны обошлось без какой-либо поздравительной кампании в республиканских СМИ...

Необходимо отметить, что замалчивание юбилея в республиканском медиа-пространстве не означает, что белорусский президент вдруг заболел скромностью (понятие «скромный Лукашенко» равносильно понятию «крокодил-вегетарианец»), а скорее говорит о желании бессменного главы белорусского государства выглядеть вечно молодым президентом и не идти на пятый президентский срок в формате пенсионера.

Однако, как раз юбилеем А. Лукашенко закончился летний политический сезон, который всегда считался только паузой на политическом поле, когда основные игроки европейской и российской политической арены находятся в отпусках. Но в 2014 году на фоне разгорающейся на Украине гражданской войны политическое лето оказалось вполне насыщенным. В этом плане интересно соотнести его итоги с прогнозами.

«Задание на лето 2014»

Обратимся к началу июня текущего года: «Надвигающийся летний политический сезон, по традиции в Европе и России считается «сонным» или «отпускным». В Беларуси руководство республики обычно использует летние месяцы для сельского и военно-патриотического пиара. А. Лукашенко вместе с солидной свитой будет перемещаться по полям и фермам, обучая потомственных крестьян азам полеводства и животноводства.

Но главным событием сезона должно стать празднование 70-летия освобождения Беларуси. По идее, учитывая округлость даты, 3 июля на парадной трибуне должен присутствовать президент России. Соответствовать моменту должен и военный парад, что представляет определенную проблему для МО. Во всяком случае задача получения военной техники из России и Китая, включая авиационной, остается весьма актуальной задачей для белорусского руководства.

Но главные задачи на лето для белорусских властей остаются прежними: с одной стороны пытаться и дальше дистанцироваться от украинского кризиса, одновременно наращивая контакты с П. Порошенко. С другой стороны, постепенно входить в предвыборную кампанию 2015 г. К осени должен определиться её сценарий. Белорусские власти еще не поняли, что их судьба сейчас напрямую связана с украинским кризисом. Они сами пристегнули себя к тонущему украинскому «Титанику», рассчитывая при этом не только выплыть, но и присвоить багаж пассажиров. Однако сделать это будет сложно…» (http://politoboz.com/content/zadanie-na-leto-2014, 01.06.2014).

Как видим, А. Лукашенко продолжает двигаться в заранее выбранном политическом фарватере. Летние публичные агрономические лекции получили свое логичное завершение в пропаганде бахчеводства в Беларуси на примере личного участка (в республике действительно можно выращивать арбузы, но из-за нехватки солнца они несколько кисловаты).

Интересным оказался формат празднования 70-летия освобождения Беларуси, которое усилиями его организаторов в итоге оказалось не белорусским, а российским мероприятием, что может быть было бы правильно рассматривать в историческом контексте, но не в политическом. В общем, перестарались…

Главными событиями празднества оказались ограниченный визит В. Путина, который отказался от присутствия на трибуне парада в окружении семейства А. Лукашенко, и солидное участие в военной процессии представителей российских вооруженных сил с образцами военной техники. Естественно, всех интересовали «Искандеры», о которых белорусское руководство грезит не первый год. Стоит напомнить, что минувшим летом А. Лукашенко заявил о готовности белорусского ВПК производить белорусский аналог ЗРК С-400 Триумф.

Интересно то, что в параде 3 июля не присутствовала китайская военная техника, хотя не является большим секретом желание официального Минска построить в Беларуси завод по сборке китайских истребителей. Почему-то А. Лукашенко, после запуска автосборочного производства в Борисове, уверовал, что можно и боевую авиатехнику собирать из машинокомплектов. Вот только куда он будет её продавать? В так называемое «Исламское государство»?

Хотя, с другой стороны, производят же в Беларуси полные аналоги российских «дронов» (комплектация частично белорусская), по белорусской традиции считая копию собственными отечественными разработками.

Контрабанда

Лето оказалось весьма урожайным в отношении извлечения республикой и, прежде всего, семейством А. Лукашенко, дополнительных доходов из России. К уже ставшему традиционным промыслу нефтепродуктов, выработанных из российской нефти, которые продолжают уже под видом битума и прочих наименований вывозить на европейский рынок, обкрадывая при этом российский бюджет, во все больших масштабах присоединилась обыкновенная контрабанда.

Однако необходимо отметить, что контекст традиционной белорусской контрабанды, которую практиковало белорусское руководство еще с времен российско-белорусской таможенной зоны (1995 г.) радикально изменился. Если раньше, в 1990-е годы правящие круги республики развлекались поставкой куриных окорочков и сигарет на российский рынок напрямую, то после введения сначала фитосанитарных ограничений для украинских продуктов питания, а затем и объявления продуктовых санкций в отношении Евросоюза и ряда стран Запада, контрабанда была конвертирована в вид посредничества и приобрела политический характер.

Превратив республику в контрабандную «тропу» для западных поставщиков на российский рынок, А. Лукашенко несколько поменял свой статус. Для той же Польши, где закрытие российского рынка сказалось на отечественных производителях в наибольшей степени, белорусское посредничество оказалось столь востребованным, что в Минске тут же оказался министр торговли РП, с которым в белорусской столице было быстро заключено полное понимание в деле смены гражданства польских яблок и другой огородной продукции. Следом потянулись и другие крупные оптовые фирмы из стран Евросоюза, не желающие терять свои ниши на российском рынке.

В итоге, у официального Минска возникло ощущение своей особой значимости в роли продавца и регулятора доступа на российский рынок, что должно было, по идее выразиться в политических дивидендах на европейском политическом поле. Но, как оказалось, Европа, с удовольствием воспользовавшись упаковочными мощностями белорусских логистических центров, тем не менее, не готова видеть в А. Лукашенко в качестве партнера, не говоря уже о большем, сохраняя к нему несколько брезгливое отношение… Как к контрабандисту. Так в советское время относились к фарцовщикам, чьими услугами пользовались, но гнушались сесть с ними за общий стол.

В данном случае очередной виток контрабандного промысла А. Лукашенко (стоит отметить, что 100% контрабанды в Россию сейчас идет через структуры, которые «крышуются» УД президента РБ) поставил перед российским руководством три вопроса:

– можно ли и дальше считать А. Лукашенко союзником (Союзное государство России и Беларуси) и партнером по евразийском интеграции? В принципе, если вспомнить судьбу последнего транша кредита ЕврАзЭс и обещанного в мае кредита в 2 млрд. долларов, возникает ощущение, что в Москве знают ответ на этот вопрос. Вопрос стал особо нетерпим после очередных интриг А. Лукашенко вокруг Евразийского экономического союза – белорусский президент науськивает президента Казахстана против Москвы, используя старика в качестве лоббиста интересов партнеров России по евразийской интеграции;

– есть ли необходимость переосмысления оценки развития белорусского общества и политического класса, включая формальных и официальных оппонентов правящего режима, которые, судя по заявлениям в электронных СМИ и Интернете, исключительно доброжелательно отнеслись к контрабандному бизнесу руководства страны? Данный нюанс исключительно важен, так как он может выступить в качестве индикатора не только настроений в среде белорусского населения, которые вполне могут носить антироссийский характер, но и специфического иждивенческого подхода к той же России. Ярким примером можно считать мнение генерального директора «Санта Бремор» А. Мошенского: «При введении санкций против ряда стран-поставщиков Россия сделала шаг, в общем-то, логичный: дала возможность нейтральным странам, таким как Беларусь и Казахстан, извлечь из этого пользу. Иначе для чего Таможенный союз? Кроме того, такая позиция Беларуси и Казахстана твердо была обозначена на переговорах, и в конечном счете ее удалось отстоять» (http://charter97.org/ru/news/2014/9/5/114342/).

Невольно хочется спросить: Это на каких же переговорах Россия позволила своим «союзничкам» её обворовывать и грабить?

Данное заявление исключительно точно характеризует настроения в среде белорусского истэблишмента, где интеграцию с Россией воспринимают, как возможность для контрабанды против партнера и союзника. Их не волнует негативный имидж Беларуси, белорусского бизнеса и белорусов, который закрепляется в России, так как они живут по принципу «грабь сегодня – завтра уже не дадут».

Перед нами современная Беларусь;

– деятельность А. Лукашенко в сфере контрабанды носит почти демонстративный характер. Причем поражает не только размах контрабанды, которая льется на российский рынок, но издевательский характер реакции Минска. В частности, в ответ на упрек В. Путина в отношении того, что под видом белорусской продукции в Россию поступает польский товар (26 августа, саммит в Минске), белорусские СМИ, как к говорится, не моргнув глазом, заявили, что российского президента обманули, подсунув ему возвратную тару. На фоне сотен фур, направляющихся в Россию через Беларусь, такого рода объяснения Минска рассчитаны для доверчивых идиотов. Как говорится, не могли ничего другого придумать. Представляется, что и морские креветки белорусского производства также приходят в «оборотной таре». Стоит напомнить, что отработанная гофротара становится макулатурой, подлежащей 100% утилизации.

Видимо, на фоне украинской гражданской войны в политике белорусского руководства закрепилась установка, что пришло время безнаказанности. Этот момент исключительно важен, так как отражает настроения А. Лукашенко именно в прошедший летний период. Белорусское, как впрочем и казахстанское, руководство пришли к выводу, что Россия, непрерывно атакуемая западными санкциями, не только лишилась политического маневра, но и обречена на поражение, что угрожает ей потерей статуса великой державы. Это привело российских «союзников» в состояние политического нетерпения, так как Минск и Астана считают себя первыми в очереди на уже открытое разграбление поверженной России. Однако, как выяснилось к концу первой недели сентября «союзники» явно поторопились… Вместо России стала рушиться Украина.

Украина

Украинский вектор белорусского руководства, активно развивающийся в летний политический сезон, формально оказался удачным. Минск удалось закрепить в качестве переговорной площадки контактной группы, что в итоге, безусловно, содействовало заключению соглашения о перемирии от 5 сентября. Апофеозом украинской политики А. Лукашенко стал саммит Россия-Украина-ЕС, проведенный 26 августа. Впервые за всю историю президентства А. Лукашенко Минск оказался на первых местах в мировых сводках новостей в позитивном формате. Осталось полученный позитив конвертировать в нечто более существенное. Однако здесь есть определенные проблемы…

Политическая конвертация

Проблема в том, что если на саммите 26 августа А. Лукашенко, как говорится, засветился хотя бы в начале съезд гостей и открытия диалога, то 5 сентября контактная группа вообще обошлась без него. Причина понятна – в августе все внимание было сосредоточено на В. Путине и П. Порошенко. Кроме того, российский президент, помахав в самом начале саммита фальшивой белорусской накладной на польский товар, одним махом не только унизил белорусского президента, но и фактически выключил его из диалога. А. Лукашенко показали его место… Саммит от 26 августа стал бенефисом В. Путина. Но и после подписания протокола о прекращении огня о белорусском президенте вспомнили только отдельные комментаторы в России. В данном случае российский президент, предложив свой «монгольский» план установления мира, снова оказался впереди. А ведь А. Лукашенко имеет на руках некоторые «домашние» разработки, но видимо изначально Москва и Киев не приняли бы формулу мира из рук белорусского президента. Видимо, на каком-то этапе это понял и белорусский президент.

Более того, основные мировые информагентства проигнорировали белорусского президента, отмечая только белорусскую столицу, как место встречи контактной группы. На этом фоне усилия белорусских СМИ, уверявших, что А. Лукашенко внес «огромный вклад» в успех последней встречи контактной группы, выглядят несколько жалко. Фактически, белорусское руководство посредством белорусских СМИ вынуждено само напоминать о своем «вкладе» в установление перемирия на востоке Украины, что унизительно…

Объективности ради необходимо отметить, что все-таки то, что Минск стал переговорной площадкой по украинской гражданской войне, безусловно, является заслугой А. Лукашенко. При этом, на фоне кровопролития в Донбассе, все возможные политические дивиденды, которые белорусский президент получит от своего пусть даже косвенного содействия в установлении перемирия на Востоке Украины, можно считать справедливыми.

Однако, произошло невообразимое… После 26 августа постоянные телефонные переговоры между президентами России и Украины стали обыденной и ежедневной практикой. Посредники оказались не нужны… А. Лукашенко понимает это и вновь уклоняется от статуса посредника уже в интервью телеканалу «Россия–1»: «Просто сделал то, чего хотели все… Порошенко хотел в Минске провести этот саммит. Он в Россию бы не поехал, вы же это понимаете. Это не я кричал: давайте, приезжайте в Минск. Это идея была Порошенко. И без Путина эта встреча здесь бы не состоялась»(http://www.rg.ru/2014/09/06/lukashenko-site.html).

В общем, можно сказать, что белорусский просто мимо шел, а тут саммит в кустах… Естественно, такая демонстративная скромность А. Лукашенко, который известен своими забавными похвальными спичами в свой адрес, вызывает подозрения. Откуда столь демонстративное заискивание перед Москвой?

Что происходит?

Для объяснения того, что происходит, необходимо вновь обратиться к интервью А. Лукашенко российскому каналу: «Я слушал и Владимира Владимировича (Путина), и Порошенко, много с ними встречался, и мы обсуждали эту проблему. Вы, россияне, говорите о федерализации, те говорят о децентрализации. Я говорю: слушайте, давайте разберемся – а какая здесь разница? Никакой! Просто в названии! ... Все сходится к тому, что регионы Украины должны получить большую самостоятельность. Какую? Надо сесть за стол и договориться, и в конституции это закрепить. А как обозвать – будет децентрализация или федерализация, или автономию кто-то получит – это дело двадцать пятое. Но об этом потом говорят, не под грохот канонад, пушек и рев реактивных самолетов, поэтому весь вопрос в том, чтобы прекратить бойню. Когда это все образуется – жизнь все расставит на свои места» (Там же). Стоит напомнить, что совсем недавно, весной и в июне белорусский президент демонстрировал полное неприятие федерализации Украины и весьма эмоционально отвергал сам принцип федерализации, за который в то время активно выступала Москва. И вот прошло два – три месяца и позиция Минска радикально изменилась. Что случилось?

Случилось то, что и следовало ожидать – армия Украины разбита и фактически потеряла способность продолжать свою «антитеррористическую операцию». Именно успехи ополченцев заставили официальный Киев сесть за стол переговоров с «террористами», говорить об «особом статусе» мятежных регионов. ДНР и ЛНР оказались фактически легитимизированы. Более того оказалось, что для Киева уже нет проблем с русским языком, можно амнистировать своих политических и военных противников. Кроме того, несмотря на все весенние клятвы украинского истэблишмента не садиться за стол переговоров с Россией, пока Москва не вернет Крым, властям республики пришлось не только вступить в диалог с Кремлем без каких-либо предварительных условий, но и стремится закрепить контакт с президентом России…

Понятно, что заключение перемирия на Востоке Украины – успех Москвы, который невозможно смикшировать даже новыми западными санкциями. Отсюда и заискивающее интервью А. Лукашенко, виртуальные поклоны сторону Кремля и видимый невооруженным взглядом страх. Просчитался… причем в очередной раз.

Задание на осень

Выбор сценариев у А. Лукашенко небольшой. В принципе, в своем очередном западном дрейфе на фоне бушующей украинской трагедии, Минск оказался совсем рядом с «точкой невозврата». У автора этих строк нет сомнений, что если бы Донецк и Луганск были взяты, то мы увидели бы другого А. Лукашенко.

Но интрига еще не закончилась. А. Лукашенко в период очень сложного и опасного своими кризисами осеннего политического сезона будет старательно лавировать на фоне политического противостояния между Россией и Западом. Впереди газовый конфликт, уклониться от которого Киеву, Брюсселю и Москве практически невозможно.

Нет сомнений, что Москва извлечет уроки из украинской гражданской войны и политика России на постсоветском пространстве будет существенно меняться. Впишется ли А. Лукашенко, который продолжает ждать от России серьёзную финансовую поддержку в преддверии очередных проблем с курсом белорусского рубля, в изменения внешнеполитического курса России, покажет будущее. Но можно сказать, что никогда еще А. Лукашенко не вступал в новую избирательную кампанию со столь сомнительным багажом…

------------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх