Верю — не верю

инвестор_

Ярослав РОМАНЧУК пишет...

Александр Лукашенко играет с населением, номенклатурой, бизнесом и иностранными инвесторами в игру «верю — не верю». Игра незамысловатая. Только, в отличие от традиционной, повсеместно известной карточной угадайки, в белорусской экономической политике действуют другие правила...

Не все игроки равны.

По решению президента можно карты не открывать, а ссылаться на его мнение. В особых случаях (глава страны также решает, когда они наступают) разрешается брать карты из колоды, а ненужные отбрасывать. Количество карт тоже определяет наш верховный источник справедливости и власти. Таким образом, белорусская модификация игры «верю — не верю» для Лукашенко называется «верю-не-верю-мне-решать-что-вам-показать».

У белорусов нет выбора игры. На всю страну — один стол. Хочешь, не хочешь — будешь играть. Кушать-то хочется. Проанализируем несколько последних раундов белорусской игры. Непросвещенному человеку практически невозможно понять, где блеф, а где правда, тем более сорвать куш и остаться на свободе.

Мелькают, мельтешат кадры

2

1. Кадровое обновление — верю иль не верю?  Да, новые лица в вертикали власти появляются. Молодой доктор экономических наук Кирилл Рудый стал помощником по экономическим вопросам. Недавно первым заместителем Нацбанка стал Тарас Надольный. Ему тоже даже сорока нет. В этой возрастной группе находятся зампреды Нацбанка Сергей Дубков, Сергей Калечиц, руководитель группы советников Нацбанка Андрей Бриштелев, начальник Главного управления монетарной политики и экономического анализа Дмитрий Калечиц, заместители министра финансов Владислав Татаринов и Максим Ермолович, замминистра экономики Дмитрий Голухов. Немало молодых лиц в Администрации президента и в силовых структурах. На их фоне 44-летний Николай Снопков выглядит чуть ли не старшим товарищем.
В общем, смена поколений идёт. Не так быстро, как хотелось бы. Иногда молодежь проигрывает ветеранам госслужбы в профессионализме, опыте и трудолюбии. Тем не менее, молодежь в органах госуправления явно не ностальгирует по «добрым светлым советским временам». Многие из молодых руководителей имеют вполне приличное образование. Они подкованы в современной экономической политике и хотят быть своими в европейских процессах. Да, они пока не могут открыто бросить вызов команде пенсионеров во власти, которых олицетворяют Петр Прокопович и Михаил Мясникович. Это лишь вопрос времени.

Как учит опыт России и Украины, молодой — не значит прогрессивный, либеральный, нацеленный на системные рыночные реформы по-честному. В своё время Чубайс, Гайдар и Кох тоже были младореформаторами. Украинская власть полна молодых руководителей до 35 лет. И что? Молодой распорядитель и потребитель чужого (политики и чиновник) может быть циничным, жадным, беспринципным, продажным и без тормозов. Как показывает практика переходных стран, молодые брали взятки, встраивались в экономику РОЗ (распил, откат, занос) ещё охотнее, чем старая советская партхозноменклатура.

Лукашенко может использовать молодежь для реализации своего видения системных трансформаций. Перераспределение госимущества и активов на десятки миллиардов долларов может вызвать бурю возмущений и негодований. Тогда многие из озолотившейся молодежи будут отправлены в отставку, а кто-то обязательно закончит номенклатурный путь на нарах.

Особо приближенным может быть уготована участь российского Сергея Кириенко, вандербоя (wonder boy), которого подставили на растерзание россиян после вопиющего дефолта 1998 года. Понятно, что его делали «старшие товарищи». У нас тоже так может быть. Вполне возможно, что в 2014 году, может даже в конце этого, если кризис не удастся задушить «правильными» статотчётами, нас ждет массовый исход пенсионеров из руководящих должностей исполнительной власти.

Итак, кадровому обновлению — верю, но качественному улучшению кадрового состава органов власти — не верю. Судя по принимаемым документам и решениям, молодежь пока себя не проявила. Потенциал есть, но угрозы и риски от молодежного оппортунизма тоже присутствуют. Не будем забывать, кто учил этих ребят жизни и экономике. Большинство из них ещё сегодня у власти в правительстве или в университетах, где экономическая наука утрамбована в жесткие рамки марксизма и левого кейнсианства.

Для раскрепощения потенциала молодежи на госслужбе нужно напомнить, что многие на ней сгорели, вернее, были сожжены самой жесткой системой. Она может перемолоть даже очень сильных людей. Поэтому ради здоровья и долгожительства стоит заинвестировать время, внимание и ресурсы в создание другой модели экономики.

Борьба с коррупцией как хронический Pr-проект

3

2. Победа над коррупцией — верю иль не верю?  Борьба есть, а победы нет. И не будет в существующих правовых рамках, при нынешней системе принятия решений и при теперешней структуре собственности. Распорядители и потребители чужого (политики и чиновники) ежегодно распределяют около $30 млрд. (общий бюджет государства), управляют активами на более чем $150 млрд., работают шлагбаумами, запорами и рубильниками. На этом и зарабатывают ежегодно миллиарды долларов.

Лукашенко выиграл первые президентские выборы на теме коррупции. Она стала для него тем, чем десять заповедей являются для христианства. Удивительно, как можно на одной теме ехать более 20 лет и пользоваться доверием 35-40% населения. И вот в очередной раз глава страны устроил разнос строительному сектору. Его диагноз беспощаден — «полная расхлябанность, разболтанность и коррумпированность». За что боролись, на то и напоролись.

Заметим, что Лукашенко постоянно говорит о борьбе с коррупцией, а не о победе над ней. Это как раз тот случай, когда целью является сам процесс, а не результат. Намедни в коррупционности и чуть ли не бандитизме были обвинены руководители энергетики. Страна увидела безобразное лицо коррупции при посещении главой страны предприятий легкой и деревообрабатывающей промышленности. Прокуратура открыто бьёт в колокола, показывая пальцем на сельское хозяйство. Мол, смотрите, это самый коррумпированный сектор экономики. В какой государственный приоритет не ткни — везде коррупция.

И что? Ничего. Как в том анекдоте о смене белья в советской армии: первый барак меняется со вторым. Так и у нас. Начальники из одного ведомства/региона/госорганизации меняют других. Кадровая ротация называется. Результат нулевой, но сколько эмоций, эфирного времени в СМИ, аналитических вкладок от самого процесса…

Итак, моё мнение по победе над коррупцией — твердое «не верю». Борьба и преимущественно её имитация будет продолжаться. Толпе нужен хлеб и зрелища. Гладиаторских боёв сегодня нет. Поэтому периодически нужно приносить в жертву электорату больших и малых начальников из категории распорядителей и потребителей чужого.

Борьба со складскими запасами и долгами как самобичевание

4

3. Модернизация экономики — верю иль не верю? Модернизация грозит превратиться в борьбу с коррупцией и принять затяжной, хронический характер. Термин «модернизация» — это же не число «пи». Его можно понимать и интерпретировать по-разному. Этим активно и занимается вся вертикаль, с подвыподвертом и элементами сложной эквилибристики. В результате распорядители чужого так домодернизировались, что, по словам Лукашенко, умудряются не продать даже то, что пользуется спросом. В народе про таких говорят, что у них руки не из того места растут.

Когда темпы роста производительность труда хронически в разы отстают от темпов роста реальной зарплаты;

Когда на борьбу с инфляцией бросаются триллионы дешевых кредитов;

Когда сотни миллионов долларов даются в руки тех, кто доказал свою способность производить только убытки и неликвиды;

Когда убыточные предприятия объединяются с убыточными в надежде получить прибыльные (типа математического «минус на минус будет плюс»);

Когда гонят вал, чтобы выбить дешевые кредиты, остаться на должности или победить в соцсоревновании;

Когда на борьбу с коррупцией и бесхозяйственностью назначают тех, кто причастен к их поддержке;

Когда никто в правительстве не понимает, чем аукнется для нас членство России в ВТО, но продолжает утверждать, что наши товары суперконкурентны, как и танки наши быстры, то мы имеем все основания утверждать, что у нас не только руки растут из пресловутого места, а и мозг там плотно укоренился.

Поэтому что бы ни поручал Лукашенко руководителям МВД, КГК, ОАЦ, КГБ и другим трех- и многобуквенным организациям, настоящего, реального обновления, ощутимого по объемам экспорта, увеличению долей на рынках, по рыночной капитализации компаний не будет.

Белорусский нео-госплан по своей природе порождает экономику РОЗ с её неизменными спутниками в виде коррупции, бесхозяйственности и расхлябанности.

Итак, моё мнение по модернизации экономики — твердое «не верю».

не верю

Власти прикидываются либерализаторами, но либерализации не делают. Нам пудрят мозги якобы устойчивостью банковской системы и национально валюты, но их нет. Нас пытаются сбить с толку яркими цифрами по росту инвестиций, но деньги на проекты и госпрограммы берут только в виде кредитов. Нас канифолят обещаниями про доступное жилье и стабильность цен, но при нынешней экономической политике квартиры будут доступными, а инфляция — до 2% в год только тогда, когда белорусы переправятся через реку Стикс в мрачное царство Аида.

Об этом важно помнить тем молодым ребятам, которые сегодня занимают достаточно значимые посты в системе государственного управления.

----------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх