СИСТЕМА. Срейдили

sistema

Ярослав РОМАНЧУК пишет...

Следственный комитет Беларуси обвиняет председателя наблюдательного совета Белорусской калийной компании Владислава Баумгертнера и его коллег в злоупотреблении властью и служебными полномочиями. Белорусские силовики уличили россиян в том, что они в корыстных целях нанесли большой вред государственным, общественным интересам Беларуси, а также ущерб в особо крупном размере ОАО «Беларуськалий» и ЗАО «Белорусская калийная компания».

Бэтмен и Джокер

Бэтмен и Джокер

Конфликт вокруг главы «Уралкалия» только разгорается. Стороны обмениваются эмоциональными выпадами и обвинениями. Белорусская сторона открыто обвинила основного собственника «Уралкалия» в попытке грубым рейдерским способом захватить ОАО «Беларуськалий». И не только белорусскую сырьевую компанию, но также преступным рейдерским способом захватить мировой рынок калийных удобрений. Во как!

Белорусская официальная пропаганда представляет свои действия, как действия спасителей мирового калийного рынка. Мол, рвачи и рейдеры из «Уралкалия» не только обманули доверчивых белорусов, но также покусились на благополучие калийных производителей других стран. Поэтому белорусские власти арестовали не просто мошенников, которые крали информацию у белорусских партнеров и совершали сделки за их спинами, а настоящих злодеев глобального рынка. Следственный комитет РБ примеряет одежды Бэтмена, который спасает мир от российской калийной напасти.

Российская сторона устами вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова обвинила официальный Минск в нарушении союзнических отношений. Посол России в РБ А. Суриков усмотрел в действиях силовых структур дискредитацию белорусской власти. Российский МИД высказался в том же духе, пригрозив изменениями графика российско-белорусских контактов на политическом уровне. Минэкономразвития стращает принятием «ответных шагов». Депутаты Думы возмутились такой практикой деловых переговоров, а председатель комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов заявил, что Беларусь нарушила «элементарные правила приличия». Влиятельный председатель совета директоров «Уралкалия» Александр Волошин назвал обвинения в адрес В. Баумгертнера нелепыми и возмутительными. Осталось дождаться мнения президента РФ Владимира Путина.

Что бы ни сказал глава России, на лицо несколько нелицеприятных фактов о состоянии законности и институтов в так называемом Союзном государстве РБ и РФ, а также в Таможенном союзе.

Первое — острый дефицит культуры цивилизованного диалога с обеих сторон.

Чуть что — начинается жесткое информационное противостояние, газовая, молочная, нефтяная, сахарная и т.д. войны.

Второе — полное отсутствие доверия между основными дисижнмейкерами.

Доверия хватает разве что на проведение официальных встреч, саммитов, для принятия красивых деклараций.

Третье — полное недоверие к судам и правоохранительным органам друг друга.

Они политизированы, ангажированы и используются распорядителями чужого для выяснения отношений с корпоративными или политическими оппонентами. Унижением Таможенного союза и Союзного государства является тот факт, что для решения серьезных споров Россия и Беларусь в судебном порядке, по закону, а не по понятиям, вынуждены обращаться в суд Лондона, Стокгольма или Парижа. Другой инстанции, которой бы доверяли обе страны, просто нет.

Четверное — крайне низкое качество корпоративного управления и культуры.

Белорусская калийная компания — это же была структура, созданная по принципу 50:50. Этот принцип часто не работает, когда делают бизнес родные браться, а тут «Уралкалий» с жестким олигархом-миллиардером С. Керимовым с одной стороны и государственная монополия Беларуси с другой. Российский партнер имеет репутацию типичного российского корпоративного хищника, ну а за белорусской компанией стоит вся мощь государственного аппарата.

Прочность партнерства проверяется не во время дележа прибыли, а в кризисе, когда накрывает волна убытков, низкого спроса и неплатежей. Белорусская калийная компания была обречена на конфликт. Случилось то, что регулярно происходит со странами ОПЕК, когда ее члены нарушают принятые обязательства по поставкам нефти сверх установленных квот. При этом никому и в голову не придет арестовывать представителей друг друга за подобные нарушения.

Эгоистические интересы национальных государственных компаний часто оказываются важнее международных договоренностей, особенно если вероятность наказания и выплаты компенсации очень низка.

Действовали, как все олигополисты

БКК

Глобальный рынок — это не сюси-пуси, а жесткая конкуренция. Жесткая, но по правилам. Эти правила прописаны в законах. Они одинаковы для всех и не допускают фаворитивизма в отношении одних и дискриминации других. За соблюдением закона следят независимые, объективные, непредвзятые силовые структуры и суд. Это в идеале, которого в мировой экономике, к сожалению, осталось мало. Практически ушли в прошлое времена корпоративных джентльменов, которые совершали многомиллионные сделки, даже не имея договоров на бумаге, а под честно слово. Сегодня ситуация усложняется, если речь идет о сырьевых монополиях, которые, к тому же, являются государственным бизнесом. Это как раз кейс «Беларуськалия» и «Уралкалия».

Жила-была себе олигополия. Ее участники вступили в ценовой сговор, что в условиях контроля более 40% мирового рынка является примером хищнического, явно не рыночного поведения. Белорусско-российская олигополия успешно воевала на внешних рынках с канадцами (Potash Corp, Agrium Inc), немцами (Kali&Salz) и американцами Mosaic ULC. В рамках Белорусской калийной компании российская и белорусская компании делили мировой рынок, оказывали давление на покупателей, заставляя их покупать удобрения по более высоким ценам. Они «воевали» с конкурентами, заключая выгодные себе сделки с государственными структурами, не чураясь работы с посредниками. При этом ни социальное белорусское государство, ни тем более российские олигархи не беспокоились по поводу судьбы бедных китайцев, индийцев или бразильцев, которые из-за существующих схем вынуждены были платить втридорога за необходимые удобрения. Ни «Уралкалий», ни «Беларуськалий» не выступили с инициативой помочь Китаю и Индии преодолеть бедность и отказаться от работы с государственными посредниками, которые, как известно, никогда благотворительностью не занимаются.

Калийные удобрения — это не пирожки, которые покупают миллионы потребителей. Это специфический товар, спрос на который, особенно в Азии и Южной Америке, формируют крупные государственные или уполномоченные чиновниками компании. Торговля калийными удобрениями в таких условиях — это еще в большей степени контролируемый распорядителями чужого (политиками и чиновниками) рынок, чем нефтепродукты. Белорусско-российская олигополия приспособилась к условиям функционирования мирового рынка. Что-что, а договариваться с распорядителями чужого развивающихся стран россияне и белорусы умеют. Сами такие, поэтому вся система стимулов для покупателей удобрений была использована на полную мощность.

О корпоративной этике для всех участников этого рынка не было и речи. Впрочем, такие ситуации широко распространены. Когда проводят тендеры в рамках госзакупок (вооружение, удобрения, сырьевые ресурсы, в том числе с/х товары), даже корпорации развитых стран используют не только рыночные инструменты для получения выгодных контрактов.

Вот совсем недавно американскую авторитетную корпорацию JPMorgan обвинили в слишком выгодном для компании найме детей высокопоставленных китайских чиновников. Явно не из любви к китайской культуре делали это американцы, которые громко говорят об этике бизнеса и обучают ей весь мир. Белорусская калийная компания была не лучше и не хуже — как все. И вот случился конфликт, который вылился в скандал с заключением Баумгертнера под стражу.

Рейдерство или жесткая рыночная конкуренция?

Рейдерство

Главное обвинение белорусской стороны бывшему партнеру звучит правдоподобно даже для взыскательной американской публики — рейдерство со злоупотреблением инсайдерской информации. За совершение торговых сделок с использование инсайдерской информации американское правосудие отправило за решетку не одного миллиардера. Вопрос заключается в том, было ли инсайдерство в конфликте между «Уралкалием» и «Беларуськалием» для рейдерского захвата российской структурой своего бывшего белорусского партнера?

Напомним, что рейдерство — это недружественное, часто силовое поглощение предприятия против воли его собственников. Под этим термином понимается создание таких правовых, финансовых и административных условий, которые позволяют для рейдера резко уменьшить стоимость активов, чтобы купить его за бесценок.

Мог ли Керимов даже в сговоре с другими акционерами «Уралкалия» захватить «Беларуськалий»? Нет, конечно. Акции белорусского сырьевого монополиста не котируются ни на одной бирже. Поэтому нет формальных оснований говорить об обвале акций белорусского монополиста. Цена одной акции ОАО «Беларуськалий» — это по-прежнему решение не рынка, а распорядителей чужого. Наконец, решение о продаже «Беларуськалия» принимает у нас один человек — Александр Лукашенко, а его «рейдить» человек типа Керимова явно не может.

Представить ситуацию банкротства «Беларуськалия» также невозможно. За ним стоит вся мощь белорусских государственных финансов. Росчерк пера президента страны — и ОАО «Беларуськалий» получает из бюджета, Банка развития или «Беларусбанка» столько кэша, сколько надо для расчета с долгами.

Белорусская калийная компания — это самостоятельное юридическое лицо. Оно не владеет недрами ни Беларуси, ни России. Эта структура выполняла техническую работу по организации продаж сырьевых компаний. Выход российского партнера из этой структуры, ее банкротство или ликвидация никак не означает рейдерства в отношении «Беларуськалия». Правда, есть один важный аспект деятельности этой структуры. Если под гарантии ОАО «Беларуськалий» Белорусская калийная компания брала кредиты, то в случае ее банкротства или ликвидации долги должен возвращать «Беларуськалий».

Уже после ареста Баумгертнера и оглашения суммы ущерба в 100 млн. долларов появилась информация из белорусских органов о кредите в 1 млрд. долларов, который был взят ОАО «Уралкалий» под товарные потоки Белорусской калийной компании. Мы пока не знаем правовых подробностей этой сделки, и грозит ли её срыв финансовыми проблемами для «Беларуськалия». Если да, то размер ущерба от действий российского партнера оценивается в сумму в 10 раз больше изначально заявленной.

Здесь уместно вспомнить один важный факт.

Юридически руководителем Белорусской калийной компании был не арестованный Баумгертнер, а белорусский чиновник Валерий Иванов. По согласованию с президентом Беларуси он был назначен на пост генерального директора ЗАО «Белорусская калийная компания» 5 марта 2012 г. Он имел право подписи и полного контроля над деятельностью ЗАО «Белорусская калийная компания». До этого были другие белорусские чиновники, но это не меняет процедуру принятия решения в рамках БКК.

Если нет факта подлога и фальсификации подписи В. Иванова (об этом белорусские органы не сообщают), то как БКК мог заключить сделки в ущерб ОАО «Беларуськалий»? Почему россиянам полностью отдали сбыт? Почему не проводился регулярный аудит сделок и финансовых операций, а если проводился, то почему вдруг возникла проблема рейдерства? То ли это преступная халатность белорусских представителей в БКК, то ли это факт их обмана российскими партёрами. Для выяснения всех подробностей калийного конфликта этот вопрос очень важно выяснить.

Таким образом, мы видим, что о рейдерском захвате ОАО «Беларуськалий» российской структурой не может быть и речи. Для подтверждения этой версии нет оснований.

А вот что может быть, так это работа российских представителей в БКК на свою материнскую компанию «Уралкалий». Здесь для установления справедливости важно понять, кто первый пошел на сторону, т.е. начал продавать калийные удобрения не через БКК, а напрямую, кто первым занялся ценовым демпингом и нарушил обязательство эксклюзивных поставок на внешний рынок только через БКК.

«Уралкалий» утверждает, что первой начала белорусская сторона, а представители ОАО «Беларуськалий» заявляют, что это «Уралкалий» через свою структуру Uralkali-Trading S.A. Позицию белорусской стороны мы уже знаем, а вот Керимов и «Уралкалий» пока молчат о сути своих претензий к бывшим белорусским партнерам. Россияне просто заявили о невозможности совместной работы, но не представили фактов.

Каким бы ни был ответ Керимова, это едва ли тянет на правовое основание для арестов представителей российской стороны. Если уж российские и белорусские калийщики начали работать самостоятельно, игнорируя БКК, то нужно было бы просто ликвидировать эту структуру и мирно разойтись, но сохранение олигополии для Беларуси, т.е. ситуации ценового сговора в переговорах с потенциальными покупателями, стало сердцевиной стратегии развития этого рынка. Как часто бывает в неправовых государствах, в ход пошли все средства, которые были под рукой или которые попали в сети правоохранительных органов.

Обвинения «Уралкалия» в рейдерском захвате внешних рынков сбыта абсурдны. Каждый поставщик калийных удобрений вправе определять свою ценовую и сбытовую политику. ОАО «Беларуськалий», как самостоятельное предприятие, само должно выходить на внешние рынки, устанавливать контакты с потенциальными покупателями, конкурировать всеми законными и даже «неформальными» средствами с россиянами, в первую очередь, в Китае и Индии.

Если белорусская сторона за столько лет не сумела воспитать и подготовить менеджеров калийного бизнеса мирового уровня, то винить она должна не Баумгертнера или Керимова, а себя.

Белорусские государство кичится тем, что оно без частного рынка под руководством распорядителей чужого может конкурировать даже со странами ЕС, а тут даже 10 человек для самого важного, стратегического белорусского предприятия подготовить не смогли. Если российские бизнесмены обвели их вокруг пальца и с развалом БКК забрали с собой весь сбыт калийных удобрений, все контакты и коммерческую информацию, то кого же назначал на критически важные позиции в калийном бизнесе Лукашенко?

Сегодня мировой калийный рынок просел. Спрос на удобрения сокращается. При падении цены до 300 долларов за тонну Беларусь даже при сохранении объемов 2012 г. потеряет более 1 млрд. долларов валютной выручки. Это очень чувствительный удар по всей белорусской экономической модели, около 60% экспорта которой приходилось на пять сырьевых товаров. Диверсификацию экономики белорусские власти провалили. Сейчас валится один из сырьевых столпов её относительной стабильности.

Первое. Срывать свой гнев на Баумгертнере или Керимове не имеет смысла, да и может обернуться «непредвиденными» последствиями для других секторов экономики нашей страны. Российские олигархи и их политические партнеры в правительстве вполне могут пойти на ассиметричный ответ. Поэтому задержанного нужно выпустить и переводить дело в сугубо правовое поле.

Это значит обратиться в арбитражный суд в Стокгольме или Лондоне и там доказывать на цифрах, фактах и документах вину «Уралкалия». Ни Кремль, никто на Западе или Востоке не поверит в объективность белорусских правоохранительных органов и суда. Рано или поздно обиженные и оскорбленные россияне подготовят ответ, от которого наша экономика попадет в рецессию.

Второе. Надо серьезно, профессионально заняться «Беларуськалием». Это значит, что на пост генерального директора нужно назначить настоящего профессионала, возможно даже иностранца, под выполнение определенных качественных показателей. Уверен, что среди честных шведов, датчан или австралийцев такого человека найти можно. И к нему приставить трех талантливых белорусских юношей, которые бы учились искусству управления большой сырьевой корпорацией.

Третье. В нынешних правовых условиях нужно на 10 лет вести мораторий на приватизацию данного предприятия или вхождения его в некие совместные структуры. Для осуществления наблюдения за деятельностью руководства рекомендую ввести в состав совета директоров двух представителей от работников предприятия, которые могли бы следить за деятельностью назначенных менеджеров и блокировать определенные решения (например, по открытию зарубежных оффшоров и предоставлению им эксклюзивных прав на экспорт белорусских калийных удобрений).

Наконец, нужно создать комиссию по оценке деятельности белорусских управляющих в ОАО «Беларуськалий» и структур, которые это предприятие создало. По причине важности нашего калийного гиганта для страны в комиссию должны войти не только представители властей и контрольных органов, но и работников данного сектора экономики, независимых экспертов и авторитетных международных организаций.

*************************

Надо срочно делать работу над калийными ошибками и идти вперед. К сожалению, пока наши власти ведут себя по-пацански, по-дворовому. Не к лицу это независимой, уважающей себя стране в центре Европы.

---------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх