Рокировка российского тандема: белорусский аспект II часть

Рокировка

(продолжение)

Предложенный в первой части данного материала («Рокировка российского тандема: белорусский аспект. Iчасть, 01.10.11) вопрос об объективной готовности Беларуси участвовать в инициированных Россией интеграционных объединениях на постсоветском пространстве получил неожиданное «подкрепление» в виде опубликованной 4 октября в газете «Известия» статьи В. Путина «Новый интеграционный проект для Евразии ? будущее, которое рождается сегодня».  Видимо, по счастливой случайности, в пятницу 7 октября перед российскими журналистами выступил белорусский президент, который изложил собственное мнение об интеграционных перспективах, объявленных российским премьером.

Напомним, что В. Путин, основываясь на положительных , по его мнению, результатах начала деятельности Таможенного Союза и Единого экономического пространства (последний проект еще предстоит запустить), предложил ориентироваться на более высокий уровень интеграции – Евразийский экономический Союз, который в перспективе должен обеспечить создание единого экономического пространства от Атлантики до Тихого Океана (Евразийский Союз).

Фактически одновременно бывший второй и будущий четвертый президент России предложил этапы  выхода экономической интеграции в рамках ЕврАзЭс на континентальный уровень: через большую координацию экономической и валютной политики (Валютный Союз?), присоединение к Таможенному Союзу Киргизии и Таджикистана, развитие интеграции в разноскоростном и разноуровневом формате.

По версии В. Путина Таможенный Союз и Единое экономическое пространство позиционируются в качестве партнеров для диалога с Евросоюзом, результатами которого должны стать общее трансконтинентальное экономическое пространство, зона свободной торговли и т.д.

Стоит отметить, что В. Путин не остановился на конкретных экономических дивидендах, на которые могут рассчитывать участники проекта Евразийский Союз, а сделал упор на универсальную взаимовыгодность нового интеграционного образования, претендующего на роль панацеи от всех экономических невзгод и кризисов, продолжающих потрясать мировую экономику. Тем не менее, можно быть уверенным, что цена Евразийского Союза для России будет огромной.

В данном случае мы не планируем оценивать инициативу Путина по созданию Евразийского Союза ни в контексте российской предвыборной кампании, ни в формате диалога России и Евросоюза, ни в более глобальном масштабе – в рамках формирования новых линий противостояния в Евразии, вокруг которых и должны развиваться основные конфликты XXIвека.  Нас интересует реакция белорусского политического класса, включая его правящие круги, на данное предложение российского премьера в рамках уже высказанного вопроса – готова ли Беларусь к реальной интеграции?

Между тем, реакция белорусского политического класса оказалась вполне прогнозируемой. Региональная интеграция, инициируемая Россией, Минску не нужна.

На экспертном уровне инициатива В. Путина была рассмотрена в «стратегическом» формате и отвергнута: «российская экономика» не модернизирована», «зависимость бюджета страны от продажи сырья и энергоносителей», «отсталая экономика», «сырьевой придаток Евросоюза» и т.д. Россия не устроила белорусских экспертов и в плане развития демократии. Участие РБ в ТС и ЕЭП, по мнению Р. Яковлевского (http://www.naviny.by/rubrics/politic/2011/10/04/ic_articles_112_175327/) обрекают белорусскую экономику на поглощение российским капиталом.

С последним мнением можно, конечно, согласиться, но при этом необходимо помнить, что, с учетом жестокого инвестиционного голода в условиях разлагающегося авторитарного режима, белорусскую экономику и так постепенно «подъедают» арабы, турки, австрийцы и прочие китайцы, способные, естественно, многое привнести в плане технологий и демократии.

В целом, независимое экспертное сообщество усмотрело в интеграции по В. Путину традиционную экспансию Москвы, что понятно, так как прозападный белорусский политический класс видит будущее своего государства исключительно в формате европейской интеграции. Причем, путь, предлагаемый Москвой – идти на интеграционный блок с Евросоюзом всем вместе и на равных, категорически неприемлем для белорусской стороны вне зависимости от причастности к власти или оппозиции, так как в предложенном формате не остается места для традиционного лимитрофного балансирования Минска между Востоком и Западом, пресловутого геополитического белорусского «моста» между Москвой и Брюсселем, который никогда и не будет «построен».

Само собой, от традиционного белорусского посредничества на российских энергоносителях не остается и следа.

Любопытно то, что отношение правящих кругов республики к инициативам В. Путина не особо отличается от «стратегических» выкладок независимых экспертов. По объективным причинам белорусские власти в большей степени озабочены платой за свое участие в новом интеграционном проекте, т.е. на первом месте решение тактических, а не стратегических задач.

Если абстрагироваться от традиционной ревности А. Лукашенко к В. Путину, тем более в столь болезненной для белорусского президента сфере, как интеграционной (А. Лукашенко привык себя считать величайшим интегратором постсоветского пространства), то можно отметить удовлетворенность белорусского истэблишмента новой инициативой В. Путина. Фактически Минск в очередной раз пригласили за стол и принесли меню. Дело за малым – место у стола подразумевает кормежку, надо только «выбрать блюда».

Именно на задачах «освоения» новых интеграционных дивидендов и акцентировал свое внимание А. Лукашенко, выступая 7 октября перед российскими журналистами. В частности, отметив, что Беларусь «готова участвовать» в интеграционных проектах с Россией, белорусский президент в тоже время сразу уловил новые возможности для получения очередных дотаций и преференций («И не только я, и Назарбаев, и другие, поддерживали и толкали: давай, давай Россия! (в смысле, плати – А.С.)».

А. Лукашенко вполне искренен, что естественно, ведь главный интерес заключается в том, чтобы Россия давала своим партнерам по интеграционным проектам побольше денег, энергоносителей, ресурсов и открывала собственный рынок.

Но белорусский президент не был бы сам собой, если бы он в очередной раз не поставил определённые условия для участия Белоруссии в очередном интеграционном проекте под эгидой России:

«Если Беларусь увидит декларируемые равные условия для граждан, бизнеса и предприятий (в рамках ЕЭП с 01.01.12 – А.С.), то будет считать, что определилась правильно. Если нет равных условий, то какой для нас смысл от ЕЭП»

(http://naviny.by/rubrics/politic/2011/10/07/ic_news_112_377989/).

Естественно, в данном случае ничего не говорится о том, что равные условия для всех субъектов хозяйствования подразумеваются исключительно на российском рынке и, прежде всего, в отношении доступа к российским энергоносителям. Белорусская сторона никогда публично не декларировала предоставление равных условий для российских и казахстанских предприятий на своем рынке. Более того, республика остается мировым рекордсменом по количеству ограничительных мер для российского экспорта и бизнеса – более 22. Стоит напомнить, что в разгар экономического кризиса 2011 года официальный Минск, вопреки всем ранее подписанным соглашениям в очередной раз попытался закрыть собственный рынок от вывоза товаров. Нет никаких равных условий для инвесторов в допуске к белорусским промышленным активам.

Белорусская сторона очень активна в пробивании равных условий в освоении чужих ресурсов и рынков, при этом она тщательно оберегает свою ресурсную базу (калийная соль) и собственный рынок. Любопытно то, что А. Лукашенко считает такой подход Минска вполне обоснованным, так как, мол, «белорус не так избалован огромными богатствами».

Это, безусловно, ложный довод. Беларусь как раз избалована чужими ресурсами и привыкла к иждивенческому формату их потребления.

Но, с другой стороны, хотя белорусский президент и отмечает, что Евразийский Союз не угрожает независимости стран, в него входящих, так как страны «вправе выбирать», у Минска как раз выбора и нет. Потребность в ресурсах, получаемых от очередного интеграционного проекта столь огромна, что участие Беларуси в этих проектах практически запрограммировано. У Минска пока нет альтернативы.

Естественно, входя в «Восточное партнерство», белорусское руководство рассчитывало на то, что интеграционная альтернатива у Минска появится.

Это критически важно для понимания российским политическим руководством стратегических перспектив участия республики в интеграционных проектах на постсоветском пространстве. Дело в том, что белорусское участие будет всегда с оглядкой на Брюссель и настроено на извлечение максимально возможных экономических выгод при минимальных обязательствах со своей стороны. Об углубленном участии Минска в российских интеграционных проектах не может быть и речи…

Опыт участия Минска в создании Союзного Государства, интеграционного проекта, в потенциале логичного и поэтапного, а на практике превратившегося благодаря множественным исключениям в бесформенное и неуправляемое образование- помесь недостроенного Таможенного Союза (экономическая часть проекта) с непринятым Конституционным актом (политическая часть проекта), продемонстрировал, каким образом интеграционный конструкт трансформируется в механизм по получению односторонних преимуществ.

С белорусской стороны обычно обеспечивается только статусные решения – подписание соглашений, их ратификации и требование предоплаты.

Подобный же поведенческий стереотип прослеживается в каждом очередном интеграционном проекте.

Требуя от России максимум уступок, Минск крайне болезненно воспринимает аналогичные требования в свой адрес. Этот факт не укрыть от российского политического класса.

На российский политический класс тяжелое впечатление произвело предоставление Минску в январе 2011 года, за год до ввода в действие Единого экономического пространства, права пользования российской нефтью по внутренним российским ценам. Фактически, белорусская сторона уже получила равные с россиянами права на доступ к российским ресурсам. Однако постоянные требования Минска изъять из цены на нефть так называемую премию являются как раз попыткой получить исключительные права на российском рынке и закупать российскую нефть дешевле, чем российские компании – экспортеры.

Получив вожделенный доступ к российской нефти, Минск отказывается брать на себя часть издержек на ее добычу и переработку, бешено лоббируя собственные интересы в ущерб интересам партнеров. Фабула премии проста и понятна: издержки добычи нефти в России более высокие по сравнению с добычей арабской нефти. Это самая дорогая добыча на планете, с ней может сравниться только нефть Аляски. Чтобы как-то ослабить железную хватку издержек, в нефтяной отрасли России применяется перекрестное субсидирование ,и часть цены переходит на нефтепереработку. Но белорусы ведь российскую нефть перерабатывают у себя, в Беларуси. Требуя равенства, они оказываются «всех равнее».

Пример с постоянной истерикой Минска в отношении нефтяной премии, введенной на нефть, экспортируемую в Беларусь, является ярким свидетельством отсутствия у белорусской правящей элиты какой-либо реальной потребности в развитии интеграционных процессов.

Между тем, с 1 января 2012 года две республики и одна федерация должны войти в этап строительства Единого экономического пространства. Полное выполнение всех заключенных соглашений должно, по идее, создать единый экономический ландшафт с единой сугубо рыночной экономикой. Все эти провинциальные белорусские и казахстанские экономические модели будут очень быстро демонтированы. Ситуация приобретет еще более напряженный характер, если Россия все-таки вступит в ВТО.

Стоит напомнить, что участие РФ в ВТО может круто изменить весь формат ТС и ЕЭП. Между прочим, белорусское руководство также беспокоит вступление РФ в ВТО.

В любом случае конфликт неизбежен. На определенном этапе сумма политических обязательств по выполнению интеграционных соглашений превысит экономические дивиденды от участия в проектах. Нечто подобное уже произошло в российско-белорусской интеграции, когда возник вопрос о создании структуры власти Союзного Государства, где с одной стороны президенты России, которые худо-бедно, но меняются, а с другой стороны — пожизненный правитель, который уже давно по своим функциям не вписывается ни в какие современные стандарты президентской власти. Никому ведь не придет в здравом уме поручать наднациональные органы славянскому Каддафи.

****************

Справедливости ради стоит отметить, в российском общественном мнении только пробивает себе дорогу понимание того, что оказывая огромную экономическую помощь и поддержку Беларуси, Москва не просто «держит на плаву» экономику страны, далекой от самодостаточности, но фактически экономически подготавливает ее для «ухода на Запад».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

А. Суздальцев, Москва, 09.10.10

---------------------------

* —  http://politoboz.com/content/rokirovka-rossiiskogo-tandema-belorusskii-aspekt-ii-chyast

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх