Республика Беларусь, словно оглохла...

lula_shos

А.Суздальцев рассуждает...

(публикуется — без дополнений, фото и цитат...)

8 мая 2012 года А. Лукашенко выступил с Посланием белорусскому народу и Национальному Собранию. Любопытно, что появление президента в зале нижней палаты белорусского парламента совпало с 6500 днем его правления. Стоит напомнить, что пришел Александр Григорьевич на пост президента республики согласно действовавшей в 1994 г. Конституции Республики Беларусь, которая отводила ему максимум два срока общей продолжительностью 3650 дней. Потом, видимо, понравилось…

Исходя из того, что белорусский президент явно демонстрирует желание стать несменяемым главой белорусского государства и, возможно, как коллега Ким Ир Сен, управлять страной даже из гроба, нам предстоит еще не раз обратиться к анализу его очередного Послания к народу и депутатам. Других ведь официальных источников, кроме Послания, позволяющих более-менее объективно определить процессы, составляющие пусть медленную, но объективную эволюцию белорусского политического режима, почти нет.

Однако, судя по вялой реакции на Послание в самом белорусском обществе – несколько дежурных статей в официальных и оппозиционных СМИ на фоне демонстративной пассивности и игнорирования со стороны народа, от белорусского президента не ждали и, что исключительно важно, не ждут ничего нового. Это плохо.

Шоумен убил политика

Действительно, республика словно оглохла. Первый признак – абсолютно неважно то, что говорит белорусский президент. Все что он говорит, всеравно не укладывается в правила формальной логики. К примеру, говорится о сохранении контроля над ценами, но тут же, об их росте до уровня российских и украинских (в 8 раз?). С одной стороны призываются инвестиции, но с другой стороны практически прекращается системная приватизация. Перечень такого рода противоречий можно продолжить.

Поразительно то, что никто этому не удивляется. Иногда кажется, что если А. Лукашенко прямо с парламентской трибуны объявит соседям войну, то это в лучшем случае только позабавит публику. Люди не слышат, что говорит глава государства. Обсуждают его внешний вид, включая, естественно, «мешки под глазами», костюм.

Безусловно, «политическая глухота» представляет для властей серьезную проблему, которая практически не поддается решению, так как является «эхом» долгого процесса постепенного разочарования белорусского общества в главе государства, а также попутно активно распространяющегося понимания того, что от А. Лукашенко мало что зависит как в социально-экономической жизни республики, так и на внешней арене.

В принципе свою политическую объектность белорусский президент полностью проявил 8 мая во время выступления перед депутатами и дипломатическим корпусом, мгновенно меняя свой облик, словно Гудвин Великий и Ужасный, от добросердечного отца нации до угроз в каком-то маргинальном формате «Вы же меня знаете».

Поразительное шоу разворачивалось на фоне демонстративного и унизительного заискивания перед послами Евросоюза. Экономическая Утопия Даже поверхностный анализ речи А. Лукашенко позволяет утверждать, что белорусские власти озабочены исключительно двумя проблемами: деньгами, вернее их вечной нехваткой, и В. Путиным. Все остальные вопросы оказались вторичными.

Если в основном монологе белорусский президент еще мог себе позволить порадоваться стабилизации курса белорусского рубля, то в ответах депутатам (как ни странно, почти все вопросы депутатов оказались исключительно удачными и даже острыми) А. Лукашенко был более «прозрачен» и не столь оптимистичен.

Денег нет и не предвидится. Стоит обратить внимание на то, что самой незначительной по объему в речи белорусского президента оказалась часть о модернизации республиканской экономики, вместившая в себя набор пожеланий «Надо-надо бы» и угроз со стороны Таможенного союза – Единого экономического пространства.

Концептуальная основа модернизации по-белорусски поражает: «Суть нашего экономического курса — создание новых высокопроизводительных рабочих мест на действующих и вновь создаваемых предприятиях, стимулирование самозанятости, предпринимательства и инициативы, повышение ответственности каждого за себя, свою семью и свою страну». И все проблемы решены… Вообще-то рабочие места ну ни как не могут быть «высокопроизводительными». Что эти «места» производят? (двоечники).

Кроме того, остается загадкой, как новыми рабочими местами можно удержаться в конкурентной среде ЕЭП, дополненном участием России в ВТО. В принципе, исходя из «нового слова» белорусской экономической науки получается, что выход на новый технологический уклад вполне можно заменить какими-то общественными работами – мостить дороги, копать судоходные каналы, осушать болота, или вообще заняться «самозанятостью» в самом широком смысле этого слова. В общем, работа ради работы. Занял себя чем-то на твой взгляд полезным и высокопроизводительным и считай, что модернизация белорусской экономики уже состоялась. Вот заняли себя, к примеру, белорусские олигархи и их дочери растворителями и разбавителями, и, в итоге, их личное благосостояние растет как на дрожжах.

Стоит отметить, что депутатский корпус проявил завидную зрелость и понимание создавшейся ситуации и не задал президенту по проблеме модернизации ни одного вопроса. Удивляться нечему. Модернизация белорусской экономики в современных политических и социально-экономических условиях невозможна в принципе. Это утопия, призванная продемонстрировать, что «и у нас все как у людей».

В реальности речь может идти только о борьбе за равенство на российском рынке, о доступе к российским энергоносителям, о новых российских дотациях и преференциях, которые, как оказалось, «являются базовыми условиями функционирования Единого экономического пространства» (за счет России, конечно), об очередных и бесконечных компенсациях за вход России в ВТО (непонятно почему за низкую конкурентоспособность белорусских товаров, как огня опасающихся конкуренции, должна расплачиваться Россия).

Трудно вести речь об инвестициях, которые, «как всегда», буквально «ломятся» в Беларусь, но против которых ведут настоящий бой неутомимые, но всегда анонимные белорусские бюрократы-партизаны. Подобно своим легендарным предкам, бюрократы, упиваясь своей безнаказанностью, объявили настоящую «рельсовую волну» эшелонам с долгожданными инвестициями, пуская под откос проект за проектом… Все это может показаться абсурдом, если бы не было частично правдой… С одной стороны инвестиций нет, а если инвестор появляется, все боятся брать на себя ответственность. Система, созданная А. Лукашенко, неработоспособна.

Но на самом деле вопрос, конечно, не стоит о модернизации белорусской экономической модели, а о сокращении или в перспективе прекращении экспорта рабочей силы. Массовая миграция белорусской рабочей силы в соседние государства оказалась самым мощным оружием против мифа о белорусском экономическом чуде. Так что столь своеобразная версия модернизации белорусской экономики имеет исключительно политическую заданность.

Задача сохранения авторитарного режима проглядывает и в очередной интерпретации А. Лукашенко белорусской версии приватизации: «Это нормальный процесс — когда предприятия, в том числе государственные, продаются и покупаются. Так происходит и в Беларуси. Мы отказались от всяких списков объектов, подлежащих приватизации. И не потому, как некоторые сегодня пишут, чтобы из–под полы распродать государственную собственность. Абсолютно не поэтому! Мы заявили о том, что опубликование заранее списков приватизируемых предприятий — это унижение работников, которые работают на этих предприятиях. Люди у нас очень болезненно на это реагируют. И я это знаю, мне не единожды об этом говорили». Стоило все-таки объяснить, что за люди столь болезненно реагируют – рабочие, получающие мизерные заработные платы на госпредприятиях или директора этих реально уже давно псевдогосударственных заводов и фабрик, обросших посредническими фирмами по образцу бессмертного «геркулеса», пропускающими через свои счета государственные дотации и субсидии.

Именно белорусский директорат, почувствовав, что запахло реальным собственником, устроил осенью прошлого года тихий номенклатурный бунт, совмещенный с саботажем, против надвигающейся благодаря требованиям Антикризисного фонда ЕврАзЭС приватизации. В частности, появились многочисленные «липовые» бизнес планы и «протоколы намерений» с «липовыми» западными инвесторами.

Заявляя о фактическом прекращении приватизации А. Лукашенко демонстрирует, что он плоть от плоти той самой властной белорусской номенклатуры и директората, которым никакие реформы не нужны. Но деньги нужны. Поэтому можно с известной долей иронии относиться с такого рода заявлениям главы белорусского государства: «Я недавно прочитал в средствах массовой информации, что один из «деятелей» в России, ведя переговоры по акционированию МАЗа, говорит о том, что белорусская сторона уж слишком большую цену «заломила». Но если тебя цена не устраивает — не ходи сюда! Давайте будем работать как работаем и будем конкурировать. МАЗ сегодня — успешное предприятие, прекрасно реализует свою продукцию, мы не торопимся с его приватизацией». Как поворотится, без проблем. «Будем конкурировать», только где? На российском рынке? Белорусском? Или общем рынке ЕЭП? Думается, что после неудавшейся сделки по покупке МАЗа, продукция Минского автозавода может конкурировать только на собственном складе, так как нигде, кроме российского рынка ее продать невозможно. А за вход на рынок принято платить.

Между прочим, «деятель», о котором упомянул А. Лукашенко, это никто иной, как глава корпорации «Ростехнологии» Сергей Чемизов, управляющий активами в три — четыре Беларуси. У Чемезова как раз все нормально. Продается ведь не КАМАЗ, а МАЗ. Не Чемезову, а Лукашенко нужны деньги… Не «Ростехнологии», а белорусский Минфин продолжает клянчить третий транш АФ ЕврАзЭс. Не устраивает – не ходи сюда! В общем, все в руках А. Лукашенко: нужны деньги – продаст, не нужны – не продаст. Думается, что белорусский президент желает получить деньги, ничего не продавая. Но вряд ли это получится с только что взошедшим в очередной раз на российский президентский пост В. Путиным.

"Душитель"

С четвертым российским президентом, как стало понятно из Послания, все безнадежно. Реакция на избрание В. Путина у белорусского президента оказалась в формате небезызвестного персонажа культового фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Нет у Вас ничего против Кости Сапрыкина» — «Если кто-то надеется, что вот, если Путин пришел, завтра нас начнут душить, петлю на шею накинут, — не дождутся. Мы будем прогрессировать только в лучшую сторону. По крайней мере, такого курса мы будем придерживаться в отношениях с Российской Федерацией… это вообще унизительно — обсуждать эту проблему… Нет ресурсов ни у России, ни у Путина, чтобы задушить Беларусь. Во-вторых, это себе во вред, и Россия никогда на это не пойдет». Насчет отождествления себя с Беларусью, А. Лукашенко вряд ли кого удивит. Понятно, что человек, уверенный в том, что он олицетворяет республику, никогда по своей воле не бросит «штурвал» государственного корабля, даже если Беларусь давно, как «Титаник» налетела на Александра Лукашенко и медленно идет на дно, эвакуируя за борт самое ценное — молочно-товарные фермы и агрогородки. Насчет того, что у России и В. Путина нет «ресурсов» для «удушения» Беларуси (!), то одной этой вполне искренней фразы А. Лукашенко, в которой четвертому российскому президенту уготована роль почти мистического оккупанта и душителя, блестяще демонстрирует истинный уровень отношений между руководством двух стран.

Невольно возникает вопрос: что случится с республикой, если у В. Путина и России, наконец, появится этот пресловутый «ресурс»? Тем более, что мы не знаем, что в данном случае имеет в виду белорусский президент под термином «ресурс»… Но даже это не главное. На самом деле суть проблемы в том, что белорусский президент воспринимает российско-белорусские отношения в формате «удушения». При этом главным «душителем» выступает Владимир Путин, который в настоящее время имеет, по мнению А. Лукашенко, проблемы с мылом и веревкой… А завтра?

Думается, что белорусский президент прекрасно понимает, что главный ресурс все-таки время. Время, отпущенное на вхождение в ТС-ЕЭП, уже подходит к концу. Никакой Н. Назарбаев не поможет… Одна надежда, что Запад бросится на помощь. Отсюда и тезис, который в очередной раз прозвучал в речи А. Лукашенко, о том, что республика медленно и упорно, но идет к демократии и «не надо Беларусь подгонять в столь сложном процессе». Понятно, что на самом деле белорусский президент просит, причем, весьма униженно, время, которое ему нужно, как воздух. Отсюда и намеки, что все политические заключенные будут выпущены к 3 июля текущего года в рамках уже не раз озвученной амнистии, заверения, что Евросоюз и контакты с ним являются для республики исключительно важным «вектором» и самое главное, очередное заявление белорусского президента о том, что «Беларусь готова к диалогу». Учитывая, что зале нижней палаты парламента присутствовали практически все послы Евросоюза, А. Лукашенко не мог не использовать такой шанс для возобновления контактов с Брюсселем в открытом, а не закрытом, как сейчас формате. Стиль обращения А. Лукашенко к европейским послам («которые любят Беларусь») поразил своим раболепием. Так бывает от безысходности, когда охотник уже идет по следу и не до сохранения «лица»… В. Путин буквально гонит А. Лукашенко на Запад. Маятниковые движения белорусского президента постепенно загоняют его в геополитические тиски.

А что делать? Как выбираться из лимитрофной щели? Никак. Не знает А. Лукашенко, как реально менять статус государства. Нет у него для этого ни денег, ни времени. Остается уповать на патриотизм населения, благо он бесплатный.

---------------------------------------------

А.Суздальцев

* — http://politoboz.com/

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх