Про "понты" и Беларусь...

понты

Никогда не понимал чудаков, ставящих себе цель во что бы то ни было стать тысячником. Или тысячнегом , говоря великим и могучим языком Интернета. То есть пользователем ЖЖ, которого добавили в друзья тысяча других пользователей. Декларируемая почетность звания «тысячник» уходит корнями в прошлое. Когда-то, на заре ЖЖ, когда пользователей популярного ныне сервиса было не так уж и много, стать тысячником означало, что твой журнал пользуется невероятной популярностью у читателей. И дорога к такому признанию была не из легких.

Сегодня, когда количество ЖЖ-аккаунтов исчисляется миллионами, стать тысячником можно буквально за пару дней.

Элементарно, Ватсон: заходишь в профиль какого-нибудь популярного блогера, копируешь ники его друзей и френдишь их одним списком. Кто-нибудь из них обязательно зафрендит и тебя тоже. Тех же, кто этого не сделает, удаляешь из списка, заходишь в профиль к другому блогеру и снова повторяешь ту же операцию. И так пока количество зафрендивших тебя пользователей не приблизится к заветной тысяче.

Способом этим сегодня пользуются многие, поэтому количество тысячников в блогосфере растет чуть ли не по экспоненте. Правда, такими же темпами идет и процесс инфляции самого понятия «тысячник».

понты_2

Блогеры, ведущие журнал не ради того, «чтобы был», относящиеся к своему детищу всерьез, давно это поняли и не стремятся к дешевым френд-накруткам. Блажен тот блог, что собирает тысячу читателей за счет своего содержания, а не за счет хитрож...пости его владельца!

Обладатели же пустопорожних блогов, гонорящиеся своей принадлежностью к армии тысячнегов , просто гонят понты. Им не важно, читает ли хоть кто-то из этой тысячи их журнал и есть ли там вообще что читать: «Тысячнег — это звучит гордо!» А дальше хоть ресурс не расти.

Политика государства, направленная на поддержание гонора любой ценой, напоминает мне тактику подобных ЖЖ-юзеров. Ледовые дворцы и чистые улицы, «Дожинки» и агрогородки — все это, конечно, выглядит красиво и даже дурманит головы некоторым заполошным гражданам из стран-соседок по СНГ. Но любой юзер, поставивший себе цель разобраться, какой ценой рисуется эта благообразная картинка, рано или поздно придет к неизбежному выводу: все это понты.

Когда в городе с населением в 200 тыс. человек с помпой и фанфарами открывается ледовый 7-тысячник, а потом город не знает, что делать с этой гаргариной, приносящей гнетущие убытки, — это понты.

Когда в школах отменяют занятия и учителя, вместо того чтобы сеять разумное, доброе, вечное, идут убирать улицы к «Дожинкам» — это понты.

Когда колхоз гонит детей на уборку картошки, которая потом все равно сгниет и по весне придется завозить египетскую, — это тоже понты.

Не говоря уж о давешнем трубеже про зарплату в $ 500.

А сколько понтов накручено вокруг кризиса! Утверждение, будто бы в кризис мы вошли последними, а выйдем из него первыми, звучит красиво. Заверение в том, что кризиса у нас нет вообще, звучит еще красивее. От этого веет не просто понтами, а — как выразился бы мой сосед, знающий толк в разговорном русском, — понтами галимыми.

Так и хочется крикнуть кому-то там, наверху: слушайте, а может, хватит с нас этих понтов? Перед кем мы рисуемся своей «уникальной» моделью, «чудом» своим кого хотим удивить? Не как на чудо смотрят на нас, а как на чудаков. Так, может, заживем, наконец, нормальными людьми, а не дутыми тысячнегами , не сильными и процветающими титанами самобытности, которых почему-то кругом хотят «нагнуць» и «задушыць»? Может, вернемся от пустопорожнего гонора к содержанию? Всем и каждому стало бы легче, ей-богу!

---------------------------------

БелГазета

Дмитрий Растаев

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх