Постсоветское пространство. Прогноз 2013. Белоруссия

без вариантов

А. Суздальцев

Согласно официальной версии белорусских властей 2012 год считается вполне удачным для республики. Государственные средства массой информации заявляют, что республика находится в периоде выхода из сложного экономического кризиса 2011 года, в который ее экономика попала под воздействием мирового экономического кризиса. Между тем, экономистами, экспертами и властями республики внутренние причины прошлогоднего экономического кризиса в Беларуси так и не были проанализированы.

Постепенному выходу из рецессии содействовали рост экспорта российской сырой нефти по внутрироссийским ценам, начало строительства АЭС (в 2011 году Россией был выделен кредит в 10 млрд. долларов) и первые транши кредита Антикризисного Фонда ЕврАзЭС (Первый транш — 880 млн. долларов США, и 3 транша по 440 млн. долларов США). Общий же уровень дотаций и преференций со стороны России в 2012 году превысил 8-9 млрд. долларов. Тем не менее, жизненный уровень населения остается критически низким. Белоруссия является одной из самых бедных стран Европы.

В 2012 году А. Лукашенко по примеру предвыборной кампании 2010 г. вновь заявил о необходимости доведения средней заработной платы до 500 долларов США, что, однако, не вызвало ожидаемого руководством республики энтузиазма у населения, которое хорошо запомнило, что полученные осенью 2010 г. 500-долларовые зарплаты через несколько месяцев были отняты девальвацией национальной валюты и всплеском инфляции.

В экономической сфере власти в 2011—2012 году провели ряд необходимых мер в правильном направлении: перешли к рыночным принципам ценообразования, частично упростили налоговую систему и административные процедуры, но все эти меры не изменили сути белорусской национальной экономической модели, основанной на допуске к дешевым российским энергоносителям и российскому рынку, закрытости белорусского рынка и монопольных позициях государственного сектора. Однако, несмотря на то, что условиями получения кредита АФ ЕврАзЭс должны были стать ряд структурных реформ, включая приватизацию в объеме 2,5 млрд. долларов в год, имеющих логическую связь с соглашениями о вступлении РБ в Единое экономическое пространство, основные задачи реформирования белорусской экономики оказались нереализованными. Вместо исполнения условий предоставления кредита ЕврАзЭС в 2012 году властями республики активно проводилась политика государственного протекционизма, деприватизации (национализации), импортозамещения.

Белорусская экономика продолжает задыхаться без зарубежных инвестиций и высокоэффективных новейших технологий. Объявленная властями модернизация белорусского промышленного потенциала во многом носит декоративный характер и сводится к тиражированию устаревших производств. По этой причине в белорусской экономике постепенно набирают обороты процессы деиндустривализации и формирования миграционной экономики.

Руководство Белоруссии весьма болезненно относится к миграции рабочих кадров, массовому выезду из республики интеллигенции, молодежи и представителей бизнеса, но власти не в силах остановить процессы миграции. В наибольшей степени от неорганизованного экспорта рабочей силы пострадали строительная отрасль и предприятия машиностроения. В 2012 году в России постоянно находилось до 600 тыс. белорусских гастрабайтеров (следует напомнить, что общая численность трудоспособного населения в Беларуси достигает 4,2 млн. человек).

7 декабря 2012 года А. Лукашенко в поисках решений, ограничивающих трудовую миграцию из страны, подписал Декрет № 9, препятствующий увольнению рабочих с предприятий подвергающихся модернизации деревообрабатывающей промышленности.

В 2012 году Россия вошла в ВТО, что немедленно создало ряд проблем для ее партнеров по Таможенному союзу и Единому экономическому пространству. Российский рынок составляет 92% от рынка Таможенного союза и условия, которые взяла на себя РФ при вступлении в ВТО почти автоматически распространяются на всю интеграционную группировку. По этой причине белорусские власти справедливо опасаются, что конкуренция на российском рынке, куда идет практически вся продукция белорусской промышленности и сельского хозяйства, резко усилится, а спрос на белорусские товары снизится. Вместо ускорения экономических реформ и приватизации, руководство республики попыталось в очередной раз получить от РФ денежную компенсацию за якобы упущенные выгоды на российском рынке.

Финансово-ресурсная поддержка со стороны России в 2012 году достигла 8-9 млрд. долларов в виде кредитов, сниженных цен на импортируемые в республику энергоносители, преференции на российском рынке и т.д., включая два очередных транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС по 440 млн. долларов. Контрабандная схема поставок на рынок Евросоюза выработанного из российской нефти бензина под видом необлагаемых экспортными пошлинами растворителей обеспечила в первые три квартала 2012 года положительное сальдо внешней торговли. Однако, когда объем продажи растворителя/бензина стал снижаться, дефицит внешней торговли стал вновь стремительно нарастать. В частности, отрицательное сальдо в торговле Белоруссии со странами СНГ за 10 месяцев составило 5897,2 млн. долларов США (против 6199,9 млн. долларов США в январе-октябре 2011 года), в торговле с Россией — 9939,5 млн. долларов США (против 8321,2 млн. долларов США). Положительное сальдо внешней торговли со странами Евросоюза составило 8387,9 млн. долларов США (в январе-октябре 2012-го положительное сальдо составляло 5647,8 млн. долларов США) (http://afn.by/news/i/174844).

В настоящее время А. Лукашенко не является ньюсмейкером белорусского политического поля. Его заявления и мнения становятся все более несдержанные и откровенными, что, однако не вызывает должного отклика у белорусского населения, которое давно привыкло к эмоциональным высказываниям своего руководителя и не очень вслушивается в его слова. Суммарный рейтинг А. Лукашенко за весь 2012 год стабилизировался на уровне 29-30% и все попытки властей его поднять так и не увенчались успехом.

23 сентября 2012 г. в республике прошли парламентские выборы, по итогам которых был сформирован новый состав нижней палаты белорусского парламента. В парламент не прошел ни один оппозиционный кандидат в депутаты. Власти объявили, что на всех избирательных участках, за исключением одного, выборы состоялись, а официально объявленная явка избирателей составила почти 74%. Однако оппозиция считает, что итоги выборов сфальсифицированы, а электорат стихийно поддержал идею бойкота выборов, которую пропагандировала часть оппозиции.

В ходе предвыборной кампании наметились процессы раскола белорусской оппозиции на реформистское и радикальное крылья. Резко активизировалась белорусская политическая эмиграция, чье влияние на внутриполитические процессы в стране быстро нарастает.

Постоянное нахождение экономики в кризисном или предкризисном состоянии наносит тяжелый ущерб административным органам республики, ее общей управляемости и устойчивости. За последний год произошли серьезные изменения в государственном аппарате республики, изменились сферы влияния основных игроков на белорусском административном поле. В частности, снизилось влияние экономического блока во главе с премьер-министром Михаилом Мясниковичем, а также Администрации президента, но резко выросло влияние старшего сына А. Лукашенко, помощника белорусского президента по безопасности Виктора Лукашенко.

Основные надежды на решение глубоких экономических проблем белорусские власти связывают, с одной стороны с участием республики в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, а с другой стороны с получением кредитов из МВФ и других западных финансовых институтов. С этой целью руководство республики пытается вести две противоположные по смыслу и геополитическим приоритетам дипломатические кампании.

Балансируя на противоречиях между Востоком и Западом, А. Лукашенко всегда с успехом использовал так называемую «маятниковую политику», натравливая друг на друга, с одной стороны Москву, а с другой стороны Брюссель и Вашингтон. Однако в 2012 году, после ратификации в декабре 2011 года соглашений о вступлении Республики Беларусь в Единое экономическое пространство, Минск был вынужден отказаться от «маятниковой политики», опасаясь лишиться российской экономической поддержки. Расширение Евросоюзом визовых санкций против белорусского руководства, части белорусской номенклатуры, судей и олигархов оказалось поводом для ряда скандалов в белорусско-европейских отношениях. Руководство республики в отношениях с ЕС сделало ставку на политических заключенных, превратив их предмет торга.

В 2012 году белорусско-европейские отношения пережили два серьезных кризиса – выезд в феврале послов ЕС из Минска и белорусско-шведский кризис, связанный с незаконным проникновением шведского легкого самолета в воздушное пространство РБ. Оба инцидента были спровоцированы белорусской стороной, рассчитывающей на солидарность со стороны Москвы. Белорусское руководство использует тот факт, что Евросоюз не имеет скоординированной, развернутой и утвержденной политики по отношению к Минску.

К декабрю 2012 года появились сложности и в российско-белорусских отношениях. Контрабандная схема продажи бензина привела к суммарным потерям российского бюджета в 2 млрд. долларов США, белорусское руководство в одностороннем порядке изменило условия получения кредита АФ ЕврАзЭс, в течение года периодически возникали проблемы с поставками на российский рынок белорусских товаров по демпинговым ценам. С учетом того, что интеграционный вектор российско-белорусских отношений непосредственно связан с экономическим выживанием белорусского государства, решение возникших проблем стороны искали в формате интеграционного проекта Таможенный союз – Единое экономическое пространство – Евразийский экономический союз.

В 2013 году основные процессы в экономике и политике Белоруссии будут определяться и стимулироваться потребностями существующего в республике политического режима. Правительство А. Лукашенко будет активно искать необходимые ресурсы для поддержания неэффективной белорусской экономической модели и политические решения для сохранения контроля над Белоруссией. Для достижения социально-экономической стабильности в стране белорусские власти, используя участие Республики Беларусь в интеграционном проекте ТС-ЕЭС-ЕЭС, усилят давление на российское руководство, требуя наращивания экономической поддержки.

Рассматривая рост трудовой миграции в качестве угрозы для политико-идеологического имиджа республики, власти в 2013 году приложат все усилия для сокращения экспорта рабочей силы.

Процессы реприватизации и расширения контроля над бизнесом, а также создание административных холдингов и развития программы импортозамещения будут все больше вступать в противоречие с соглашениями о создании Единого экономического пространства. Белоруссия, испытывая постоянные потребности в ресурсах, будет, с одной стороны стремиться остаться в рамках интеграционного проекта ТС-ЕЭП-ЕЭС, но с другой стороны будет настаивать на особом привилегированном статусе своего участия в проекте, что позволит белорусскому руководству сохранить контроль над белорусским рынком и производственными активами. Российское руководство, сохраняя курс на интеграцию на постсоветском пространстве в числе своих основных приоритетов, будет вынуждено мириться с особой позицией Минска, продолжая наращивать ему поддержку.

****

В России используется два названия Беларуси. Одно относится к официальной сфере, где применяется официальное название страны – Республика Беларусь, как, впрочем и Республика Польша или Республика Литва, а также Соединенное королевство … и т.д. Данная норма утверждена Министерством юстиции РФ для официальных документов. В публицистике, научной , как впрочем и бытовой сфере используется привычная для россиян форма «Белоруссия» (слово из двух корней), что отвечает нормам русского языка, применяемого на территории России. В тоже время, в Беларуси, где русский язык является одним из государственных, что позволяет его менять, вполне законно используется слово «Беларусь». Кстати, русский язык, применяемый в Беларуси, с годами постепенно меняется и приобретает особую специфику. Отличия начинают проявляться, прежде всего, в ударениях. Меняют почти в государственном формате русский язык и на Украине, требуя, к примеру, чтобы говорили «в Украине», на что Киев не имеет права, так как русский язык на Украине не является государственным. Однако Украина требует от России менять ее русский язык, как считает Киев. С тем же успехом Киев мог бы менять английский или французский языки и требовать от Лондона и Парижа признания украинских интерпретаций и использования «украинизмов» где-нибудь в Кенте или Провансе. Слово Беларусь, как название страны, прижилось в Европе, хотя почти все соседи республики из ЕС в публицистике и на бытовом уровне называют ее по-своему, как привыкли за столетия и это не вызывает проблем со стороны белорусской общественности (не слышно претензий к Польше, Литве, Латвии и т.д.). При этом тот факт, что россияне продолжают называть Беларусь, как им привычно – «Белоруссия», вызывает в белорусском социуме жесткое неприятие и требование, чтобы все граждане России, 140 млн., от Калининграда до Владивостока меняли свой родной русский язык, как хочется кому-то в Минске (заставить). Такие попытки распространения белорусской юрисдикции на другое государство выглядят странно, тем более, что в белорусском языке название России используется национальное и никто на него не покушается. Думается, что вопрос о названии Беларуси используется определенными силами в РБ для унижения россиян, у которых отнимают права на их собственный язык, что приводит к натравливанию двух народов друг на друга.

--------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх