Почему возникла пауза в переговорах правительства Беларуси с МВФ?

Один из проблемных вопросов белорусской повестки переговоров по новой программе сотрудничества с МВФ – реформа госсектора

Татьяна Маненок / «Белрынок»

Один из проблемных вопросов белорусской повестки переговоров по новой программе сотрудничества с МВФ – реформа госсектора. Белорусские власти не решаются приступить к реформе госпредприятий, в то время как те продолжают продуцировать проблемы для всей экономики.

«В целом можно говорить, что у нас некая пауза в наших переговорах по заключению новой программы с МВФ», — не стал скрывать первый заместитель министра финансов Беларуси Максим Ермолович, отвечая 30 июня на вопросы журналистов в кулуарах экономического семинара «Беларусь в ловушке медленного роста».

Заместитель председателя правления Нацбанка Беларуси Сергей Калечиц в ходе семинара пояснил, что у белорусского правительства и МВФ остались разные взгляды «по двум моментам: по скорости реализации реформ и степени влияния на социальные вопросы».

«По сути, вопрос в том, как быстро мы это сделаем. Но за этим стоят абсолютно разумные меры, которые создают основу для устойчивого и достаточно серьезного роста национальной экономики», — отметил С. Калечиц.

«Вопрос нейтральности собственности – ключевой при инвестировании»

Вместе с тем трудно было не обратить внимание на особую полемичность выступления представителя Минфина, когда речь зашла о госпредприятиях, которые, как было отмечено в ходе семинара, стали серьезным источником проблем для всей национальной экономики.

М. Ермолович подчеркнул, что нельзя руководствоваться ложным посылом, что все госпредприятия неэффективны, а все частные предприятия — эффективны. «Надо от этих внутренних предрассудков избавляться. Иногда в госпредприятие инвестировать выгоднее, если оно подтверждает свою эффективность», — сказал он.

При выборе инвестирования происхождение капитала не должно иметь большого значения, иначе мы можем запутаться в экономических приоритетах, заметил М. Ермолович. «Вопрос эффективности — ключевой, а вопрос нейтральности собственности – тоже ключевой вопрос при инвестировании», — подчеркнул первый замминистра финансов.

Эффект от сокращения директивного кредитования слабый

Отрадно, что сегодня правительственные чиновники не скрывают причины недавнего экономического бума в Беларуси. Экономический рост в Беларуси, который наблюдался с 2007 года, был достигнут за счет беспрецедентного уровня бюджетных инвестиций, отметил М. Ермолович.

Стимулировали этот рост директивное кредитование программ по модернизации предприятий, масштабная программа жилищного строительства, льготное кредитование населения и т.д. Но в последние годы ситуация на внешних рынках резко поменялась. В результате финансовое положение предприятий-экспортеров резко ухудшилось, многие из них столкнулись с проблемами кредитования.

А вот нынешний небольшой экономический рост впервые за долгое время в Беларуси не стимулирован искусственно, отмечали чиновники. «Сегодня впервые нет стимулирования экономического роста ни со стороны правительства, ни со стороны Нацбанка», — констатировал М. Ермолович.

Однако хотя сейчас правительство и придерживается политики сокращения директивного кредитования, эффект от этого пока очень слабый. «Выключив механизмы стимулирования экономического роста, мы надеялись, что получим от экономики ответ в виде перераспределения ресурсов от неэффективных предприятий в пользу эффективных. Однако пока этого почти нет. Ресурсы есть, но эффективных инвестиционных проектов очень мало, поэтому и рост пока скромный», — считает М. Ермолович.

Возможности поддержки экспорта ограничены

При этом стимулирование экспорта отечественных предприятий правительство по-прежнему считает одной из своих приоритетных задач. Но здесь его возможности весьма ограниченны.

По сути, единственным механизмом поддержки экспорта сегодня является снижение процентных ставок по экспортным контрактам и страхование таких контрактов. По словам М. Ермоловича, правительство этот инструмент активно использует: открыта кредитная линия Банка развития на цели экспорта высокотехнологической продукции, работает «Белэксимгарант», который своими страховыми контрактами помогает продвигать наш экспорт в страны с высокими рисками.

«Однако каких-то бюджетных мер поддержки экспорта я предложить не могу. Прямые субсидии на поддержку экспорта обречены: при их использовании мы попадем с той стороны на антидемпинговые пошлины. И в результате эффект от такой поддержки будет нулевой для предприятий-экспортеров и отрицательный для государства», — заявил замглавы Минфина.

По его словам. можно придумать огромное количество способов по стимулированию экспорта, «но даже при наличии ресурсов и возможностей мы ограничены условиями, которые действуют в отношении разнообразных субсидий экспорта».

«Поддерживая экспорт, надо помнить: у нас не стоит задача продать товар любой ценой. У нас стоит задача — получить хорошую стоимость. Если же поддержка государства превышает полученную сумму от экспорта, то смысла в таком экспорте нет», — заметил в этой связи С. Калечиц. «Так что лучший стимул для экспорта – эффективная работа предприятий», — резонно заметил он.

Ставки снизили, а кредиты не берут

«Действительно, ситуация парадоксальная: снижаются ставки, с одной стороны, благо инфляция позволяет это сделать. Ставка по коммерческим кредитам составляет 15% годовых, по портфелю в целом с учетом льготных — меньше 10%. При этом Нацбанк покупает иностранную валюту на рынке достаточно активно. Это связано с намерением не допускать чрезмерного укрепления рубля, с одной стороны, а с другой — у нас тоже есть валютные долги и мы хотели бы не просто их рефинансировать, но и погашать», — рассказал С. Калечиц.

В качестве источника валюты выступает население, отчасти, это та валюта, которая была приобретена в прошлые годы, когда Нацбанк поддерживал курс, добавил он.

«Все это сформировало профицит ликвидности у банков. Мы видим: темпы роста профицита и темпы кредитования отличаются. Имея достаточный объем ресурсов, банки не могут активно кредитовать бизнес. Это связано с отсутствием интересных идей и проектов, а также и непростой финансовой ситуацией у предприятий», — пояснил С. Калечиц.

По его словам, уменьшения свободной ликвидности благодаря активизации кредитования не ожидается. «Процесс, который мы ожидаем — замещение валютных кредитов рублевыми, — он будет более активно идти, чем рост кредитования. По мере, как будет снижаться ставка по рублевым кредитам, такое «переворачивание» будет идти все активнее», — констатировал С. Калечиц.

Растут проблемные активы банков

В 2016 году проблемные долги в банковской сфере Беларуси выросли до 15% с 6,8%, а в последнее они достигли 13,6%.

Нацбанк поясняет рост проблемных долгов ухудшением ситуации в экономике. «Было бы удивительно, чтобы проблемные долги не росли. Ухудшение ситуации произошло на крупных предприятиях, — не секрет, в большей части проблемный долг сформирован на госпредприятиях. Модернизация экономики была проведена за счет дорогих кредитных ресурсов, часть из них валютные, — таким образом реализовывался валютный риск, часть – по высоким процентным ставкам», — пояснил С. Калечиц.

Однако само по себе наличие проблемных кредитов в Нацбанке не считают проблемой. Важнее то, насколько банки управляют рисками, насколько созданы резервы, и здесь ситуация неплохая.

«Ряд должников — крупные системообразующие предприятия, кто прошел серьезную модернизацию. Они бы развивались, но долги по инвесткредитам тянут вниз, нет оборотного капитала. Как только начинают просматриваться решения и финансовые потоки – подключаются банки, им интересно как-то долги вернуть. Несколько банков готовы объединить усилия и взять долги с дисконтом. В соответствии с законодательством это сложно сделать. Поэтому готовятся решения, которые позволят решить эти нормативные задачи», — рассказал С. Калечиц.

Он сообщил, что в целях купировать риски неплатежеспособности госпредприятий предполагается расширить полномочия Агентства по управлению активами в части управления долгами и, возможно, сферы их работы.

«Вы видите, как мы проводим секьюритизацию обязательств госпредприятий, чтобы не перекладывать эту нагрузку на банки, не создавать предпосылок для кризисных явлений в банковском секторе», — отметил в свою очередь М. Ермолович.

По его словам, сначала надо четко понять, в каком состоянии находятся предприятия. «Это не значит, что сейчас мы не понимаем. Но мы должны оценить их с позиции международных стандартов, понять их привлекательность с точки зрения внешних инвестиций. Дальше вариантов много: для части привлекательных активов будем искать инвесторов, для части предприятий потребуются дополнительные меры по улучшению их финансовой деятельности», — отметил представитель Минфина.

Одно из подразделений Минфина уже занимается оценкой фискальных рисков госпредприятий. «Сейчас отработали методологию фискальных рисков, активно привлекаем к этой работе научное сообщество. На основании этой методологии будем проводить оценку фискальных рисков, чтобы иметь общую картину по каждому крупному госпредприятию», — рассказал М. Ермолович.

Сформировать проект отчета по фискальным рискам Минфин планирует по итогам 2017 года. Эту работу министерство рассматривает в качестве важной составляющей реформы госпредприятий, — отметил М. Ермолович.

Кроме того, по его словам, реформа госпредприятий предполагает внедрение механизма корпоративного управления предприятиями. Над этим преимущественно работает Госкомимущество, но Минфин тоже старается по мере необходимости участвовать в этом процессе.

Единственный выход – раскрепощение деловой инициативы

«Что может помочь Беларуси выбраться из экономического тупика? Может быть, нужно принять кардинальные меры по привлечению инвесторов и для этого растиражировать условия, созданные для резидентов парка «Великий камень», на всю страну?» — поинтересовались у чиновников участники семинара.

«Создать такой оффшор и предоставить льготы мы не сможем. Единственный выход в этой ситуации – раскрепощение деловой инициативы, способность инициативного предпринимательского сектора привлечь имеющиеся в стране ресурсы. В том числе и абсорбировать высвобождаемую с предприятий рабочую силу», — подчеркнул М. Ермолович.

По его словам, пока высвобождаемая рабочая сила не абсорбируется новыми предприятиями. «Что делать в этой ситуации? Единственное, и это уже проходили другие страны – предоставить хороший уровень социальный защиты и раскрепостить деловую активность. Мы над этим работаем и видим в этом перспективу», — подчеркнул первый заместитель министра финансов Беларуси.

ЕС готов помочь Беларуси справиться с экономическими вызовами

Экономические вызовы являются главным барьером для развития Беларуси, подчеркнула глава представительства ЕС в Минске Андреа Викторин, открывая семинар. По ее словам, среди высших должностных лиц Беларуси есть консенсус относительно того, что экономика страны нуждается в реформировании. «Может быть, только слово «реформы» они не очень любят использовать», — сказала представитель ЕС.

Она отметила, что международные организации окажут поддержку Беларуси для преодоления экономических вызовов.
В частности, в 2017 году предполагается подписать контракт Беларуси со Всемирным банком на 3 млн. евро на оказание помощи в реализации дорожной карты структурных реформ.

Также должен быть подписан контракт между Нацбанком Беларуси и одним из центральных банков Евросоюза о реализации проекта, который будет направлен на повышение институционального и профессионального потенциала центробанка Беларуси.

Дипломат также сообщила, что планируется подписать контракт Беларуси и ПРООН на 9 млн. евро о содействии развитию экономики на местном уровне.

Наконец, намечено подписать контракт между Беларусью и ЕБРР на 6 млн. евро на реализацию проекта, который предполагает предоставление консультационной поддержки малому бизнесу Беларуси. «Как человек, родившийся в Германии, могу сказать, что именно малый бизнес является фундаментом развития любой экономики. Надеюсь, и в Беларуси будет прогресс в этой сфере», — отметила Андреа Викторин.

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх