Налоговые инспекции уже рассылают "письма счастья". Брестчанка рассказала, как оказалась в тунеядцах

тунеядка

Алла Верстова | "Брестская газета"

Брестчанка, получившая престижную профессию, не смогла найти нормальную работу в нескольких городах Беларуси. Недавно брестская налоговая инспекция досрочно прислала ей письмо с предложением уплатить налог на тунеядство.

Учиться, учиться и еще раз учиться

Марина рассказала корреспонденту «БГ», что окончила БНТУ по специальности «инженер-оценщик», училась на стационаре. Распределение университет не предоставлял, поэтому поиск работы девушка начала месяца за четыре до окончания вуза. Благо в последнем семестре лекций не было, что позволило ей вплотную заняться собственным трудоустройством.

Работу в Минске она искала по объявлениям. После нескольких неудачных попыток устроиться по близкородственным специальностям она нашла столичную фирму, куда требовались оценщики. Отправила свое резюме на указанный электронный адрес, после чего ей перезвонили и пригласили на собеседование.

Марина подчеркнула, что, прежде чем ее взяли на работу, пришлось пройти несколько стадий отбора: «Заполнила еще одну анкету и прошла на время тест, состоявший из задачи по специальности и вопросов на логику. А после этого мне объявили, что предстоит обучение, после которого будет экзамен. По его итогам возьмут лишь часть претендентов, отсеяв примерно половину. Ежедневно занималась на курсах и сдала экзамен с вполне приличным результатом. Меня позвали на финальное собеседование, после которого взяли на работу».

Уже работая в фирме, Марина получила диплом об окончании университета и стала готовиться к аттестации, которая дает право независимой оценки автомобилей. Только после ее прохождения оценщику выдается печать. Аттестацию на оценку авто Марина прошла с первого раза. После чего получила еще и свидетельство на оценку недвижимости.

А после учебы — в отпуск за свой счет

Казалось бы, все складывалось замечательно. Молодой специалист без опыта работы по специальности сразу нашла ее в солидной столичной фирме. Однако прошло совсем немного времени и работников созвали на собрание, где зачитали список тех, кого отправляют в отпуск за свой счет. В их числе назвали и Марину, потребовав с нее написать заявление с открытой датой окончания отпуска.

«Как будто это отпуск по моей инициативе! — недоумевала девушка. — До сих пор непонятно, зачем предприятие дополнительно набирало кадры, отправляло нас на учебу, заплатив за это изрядные деньги. Ведь, по их словам, получалось, что все настолько плохо, что руководство вынуждено таким образом сокращать расходы. Но нас, мол, не увольняют, мы просто должны немного подождать, пока ситуация стабилизируется. Нам обещали, что даже могут периодически отзывать из отпуска по мере появления работы. С октября по февраль меня, да и остальных, не вызвали ни разу».

В отпуск без содержания отправили не только новичков, но и сотрудников, проработавших несколько лет и имевших все нужные аттестаты. У них зарплата была больше, чем у начинающих, и для экономии средств их тоже заставили написать заявления на отпуск за свой счет.

«Время шло, а никакого просвета не появлялось, никто не мог сказать, когда нам предоставят работу, — вспомнила Марина. — И уж, конечно, никого не волновало, на какие деньги нам жить. Хорошо, что зарплату мужу выплачивали… В феврале я уволилась, потому что мой муж-хоккеист стал играть за команду Молодечно, и я поехала за ним».

То ли работа, то ли рабство

По словам нашей собеседницы, в Молодечно вообще устроиться на работу оказалось нереально. Там было предприятие по оценке имущества, и, конечно, первым делом девушка пошла искать работу туда. Но в отделе кадров ей ответили, что никто им не требуется. Мол, фирма сейчас будто на вулкане и, наоборот, сокращает штат.

«Вообще впечатление от поисков работы в Молодечно удручающее. Если кто и требовался, то лишь доярки на сельхозпредприятия да рубщики и обвальщики мяса, — рассказала Марина. — Несмотря на все усилия, работу я так и не нашла. В центре занятости мне ничего не предложили».

Через некоторое время супруга девушки перевели в Витебск. В областном центре ей удалось найти работу по специальности. Вот только радость была недолгой.

«Оказалось, в этой фирме по оценке жуткая текучка кадров, — пояснила вчерашняя студентка. — Периодически сюда набирали молодежь для выполнения всей черновой работы. Пахать приходилось как неграм на плантации. Свою работу я знала и не боялась трудностей. Но руководитель имел манеру едва ли не ежедневно вызывать молодых сотрудников на ковер и давать нагоняй за то, к чему они чаще всего вообще никакого отношения не имели. От напряжения и несправедливых обвинений у меня нервный тик начался, постоянно находилась в состоянии стресса».

По признанию Марины, неизвестно, на сколько бы еще ее хватило, но тут ее мужу перестали выплачивать заработную плату. Совсем. Прожить вдвоем на те гроши, что платили ей, оказалось невозможным. В сентябре 2015 года они переехали в Брест, откуда Марина родом. Но найти здесь работу по профессии ей не удалось… И вообще ничего более менее подходящего. От безысходности они вместе с мужем открыли ИП.

Приведи двух тунеядцев — и получи скидку?

Пока искали помещение, закупали все необходимое, делали ремонт, преодолевали бумажную волокиту, Марина не работала. Первым рабочим месяцем для них стал ноябрь.

В декрет президента №3 от 2 апреля 2015 года «О предупреждении социального иждивенчества» собираются внести изменения, в результате которых список плательщиков сбора на финансирование госрасходов станет меньше. Пока известно лишь то, что неработающие мамы получат возможность не платить сбор, пока ребенку не исполнится 10 лет, вместо прежних семи. Местные Советы депутатов смогут освобождать от сбора в случае трудной финансовой ситуации в семье.

Вот так и получилось, что в прошлом году она отработала менее 183 дней. Она убеждена, что «письмо счастья» с требованием оплаты госрасходов пришло ей так быстро, потому что она регистрировала ИП.

«В базе отсутствовали сведения о перечислениях, которые по моему личному номеру соцстрахования вносились до открытия ИП, — отметила Марина. — Почему-то информации о моей работе в Витебске у них не оказалось. Что же это за такая единая база?! В общем, мне учли лишь те взносы, которые в прошлом году я заплатила как ИП».

Если она привезет справку о работе и зарплате из Витебска, то выплату ей уменьшат. Но она посчитала, что на билеты туда и назад будет потрачено больше обещанной ей скидки. Налоговая сделать такой запрос на витебское предприятие отказалась.

«За то, что пришла сама и, как говорится, с собаками меня разыскивать не пришлось, сняли еще 10%, — сообщила Марина. - Только сначала из 3,6 млн были вычтены внесенные мной за прошлый год налоги, а потом уже от оставшейся суммы взяты 10%. Мне сказали, что до 1 июля я должна внести налог на тунеядство в размере 2,5 млн рублей».

По ее мнению, «письма счастья» сейчас приходят из налоговой не только тем, кто по какой-то причине полгода и более не работал. При ней в кабинет буквально ворвался мужчина, бросил уведомление на стол и стал бурно доказывать, что никакой он не иждивенец и под действие декрета не подпадает.

«Ощущение, что попала в начало 30-х годов прошлого века, — призналась Марина. - В налоговой на стенах плакаты с призывами сдавать тех, кто торгует без свидетельства о регистрации в качестве ИП. Ну и всякий бред про иждивенцев на теле государства. Им осталось лишь предложить привести с собой еще двух тунеядцев, чтобы самому получить скидку. Вопрос о том, может ли жена быть домохозяйкой, решается только в семье. Государство не вправе лезть в эти вопросы. Если я и была на иждивении, пока не работала по причине отсутствия возможности трудоустройства, то никак не у государства».

6

-----------------------------------------------------------------------------

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх