Мяч на белорусской стороне

telogreechka

А. Суздальцев пишет...

Давно ожидаемый визит белорусского президента в Сочи все-таки состоялся. Как всегда, без интриги не обошлось. С середины августа в высшем руководстве Беларуси шли разговоры о вероятном появлении А. Лукашенко на черноморском побережье Кавказа для неформальной встречи с В. Путиным. Дело в том, что российско-белорусский саммит назревал по объективным причинам, ее повестка складывалась буквально на глазах и во многом определялась быстро ухудшающейся экономической ситуацией в республике.

«Как ты попросишь, как тебе и откажут» (народный юмор)

колобок

Нельзя сказать, что экономические проблемы, которые в последние годы буквально осаждают белорусские власти, были бы в новинку как руководству республики, так и экспертам-экономистам. Часть этих проблем унаследована еще с советского прошлого и связана со структурой белорусской экономики, другая часть представляет из себя проявления так называемой белорусской экономической модели, которая на самом деле представляет из себя скорее смешанную, частично рыночную и частично командно-административную модель, но большинство экономических проблем республики являются следствием странной и несистемной экономической политики администрации А. Лукашенко и его советников (Прокопович, Ермакова, ныне отставленный Ткачев и т.д.).

Отрицательное сальдо внешней торговли, низкий покупательский спрос, слабость белорусского рынка, неустойчивость национальной валюты, внешние долги, традиции неограниченной денежной эмиссии, низкий уровень золотовалютных резервов, убыточность солидной части производств, традиции перекрёстного субсидирования, постоянная угроза банковского кризиса и банкротства основных банков и т.д. и т.п., напоминают стаю щелкающих зубами голодных волков, годами несущихся вскачь за А. Лукашенко, который, надо отдать ему должное, с известной долей везения обычно уходил от экономического кризиса, перехватывая кредиты или беззастенчиво реэкспортируя российскую нефть. Однако в январе-феврале прошлого 2011 года «волки» взяли режим А. Лукашенко в кольцо и стали рвать его, как отбившуюся от стада овцу. Только финансовая помощь Москвы удержало экономику республики над гранью пропасти, а теракт от 11 апреля 2011 года отбросил стихийный социальный протест.

К началу сентября 2012 года официальный Минск оказался в окружении старых «знакомых» — дефицит валюты, пик выплат по внешним долгам, распоясавшаяся денежная эмиссия, подгоняющая, с одной стороны, среднюю заработную плату к 500 долларам, а с другой стороны подталкивающая девальвацию белорусского рубля (кто кого опередит?).

Стоит отметить, что, в принципе, основные экономические угрозы никуда не исчезли с лета 2011 года. Как и в конце прошлого года, так и в первом полугодии 2012 года ситуацию спасли «внесистемные доходы». Проще говоря, контрабанда нефтепродуктов. Она позволяла выйти на положительное сальдо во внешней торговле и как-то контролировать валютный рынок. Однако уже с апреля 2012 года белорусская афера с растворителем оказалась в центре внимания не только в Беларуси и России, но и в Европе, где внимательно наблюдают за ситуацией в Таможенном союзе – Едином экономическом пространстве.

1

Как мы и предполагали, Москва не пошла на публичный скандал, а, проведя расследование, приняла ряд мер, наиболее заметными из которых можно считать перекрытие поставки сырья и подготовку ввода экспортных пошлин на растворители и разбавители. С другой стороны, обратило на себя внимание процедура принятия данных решений. Российское руководство не вступало в какие-либо длительные переговоры с белорусскими властями. Решения принимались фактически в одностороннем порядке, Минск в лучшем случае только информировали, что понятно: деваться А. Лукашенко все равно некуда. Афера с растворителями в очередной раз подтвердила главный вывод в отношении Беларуси: республика целиком зависит от внешней экономической поддержки.

Обиду за сутки до саммита в Сочи высказал белорусский премьер М. Мясникович:

мясникович

«4 августа ушла последняя железнодорожная цистерна с этими так называемыми растворителями. Если у наших стратегических партнеров есть сомнения, не надо нас подозревать в недобросовестных отношениях, мы прекращаем эту работу. Мы взяли такие обязательства и выполняем их… Мы предлагали российской стороне: давайте посмотрим, поскольку мы не нарушили ни одного положения единого Таможенного кодекса Таможенного союза. Сказали, что, если у вас есть сомнения, давайте думать, может быть, вводить пошлины. Но нельзя запретить вид деятельности, потому что у кого-то возникают сомнения. Если считается, что беспошлинная продажа наносит какой-то экономический ущерб или это упущенная выгода для какой-то стороны, то давайте будем смотреть, может быть, квоты, пошлины вводить».

Это называется «поймали с поличным» и М. Мясникович отбивается, как старый вороватый кот, которого застукали за кражей сметаны. Более того, белорусский премьер обижается, что Москва просто запретила обворовывать свой бюджет, когда белорусская стороны только вошла во вкус. Спрашивается, если, как уверяет М. Мясникович, Беларусь «не нарушала ни одного положения единого Таможенного кодекса», то что мешала тому же М. Мясниковичу договориться с российским руководством еще в 2011 году, когда для Минска открыли доступ к российским энергоносителям, в отношении операции по смене таможенных кодов на единой таможенной границе Таможенного союза?…

Руководство республики взяли, как простых карманников, но оно по-прежнему изображает непонимание, удивление и невинность… Неужели республика действительно не может жить честно и ей для элементарного выживания необходимо обворовывать соседей, ловчить на таможне, грабить транзит, клянчить у союзников и тут же обшаривать соседские карманы?

Выводы не сделаны.

страус

Создавшаяся в начале последнего квартала 2012 года ситуация в экономике республики позволяет утверждать, что белорусское руководство оказалось неспособным признать реальные причины кризиса 2011 года и, как следствие, предприняло все меры для того, чтобы уклониться от выполнения условий предоставления кредита АФ ЕврАзЭс. В итоге, в республике ничего не поменялось, страна по-прежнему находится в условиях кризиса 2011 года и внешнее благополучие последних месяцев было достигнуто только за счет российской экономической поддержки и махинаций с экспортом нефтепродуктов. Как только возможности получения денег за контрабанду нефтепродуктов исчезла, экономика почти мгновенно стала «тонуть», как «Титаник».

Две последние недели А. Лукашенко занимался исключительно экономическими проблемами, пытаясь буквально в пожарном формате сформировать хотя бы что-то похожее на реалистичный план по выходу из усугубляющегося на ходу положения.

2

Было проведено несколько открытых и закрытых совещаний, буквально мечется вновь назначенный на должность Главы АП РБ Андрей Кобяков, которому, судя по откликам с мест, поручили представить некую экономическую программу. Официальная пресса ответила на экономические озабоченности властей оптимистическими опусами в стиле «задачи поставлены, за работу товарищи!», но проблема в том, что такого рода агитки только раскачивают ситуацию в стране.

Дело в том, что в экономике, как на войне. Если не хочешь встретить жесткого сопротивления при захвате того или иного объекта, не тревожь его, не посылай разведку, не ищи подходов, не давай понять противнику, что ты проявляешь к данному участку фронта какой-либо интерес. Иначе тебя ждет созданная по всем правилам засада и разгром.

Если бы белорусские власти действительно желали сохранить социально-экономическую ситуацию в стране более-менее стабильной, не вызывать, как в 2011 году валютный и потребительский ажиотаж, не провоцировать вкладчиков вытряхать свои депозиты, то вряд ли в конце августа и начале сентября они бы начали бить в пропагандистский бубен и шаманить с криками «Все будет хорошо!».

3

Ведь, по идее, вряд ли белорусские власти не понимают, что о них думают в народе.

Все дело в том, что граждане Беларуси как раз неплохо знают свое руководство и если оно уверяет, что «Цена на коммуналку (бензин, сахар, растительное масло и т.д.) будут стоять непоколебимо», то это означает одно: хватай мешки -деньги и бегом в магазин или обменник валюты. Хотя… Умных людей в руководстве республики действительно мало.

Ждать больше нельзя

5

К концу первой декады сентября к экономическим рискам добавились риски политические – стране началась подготовка к досрочному голосованию. Два тренда (экономический и политический) совпали, что не обещает властям ничего хорошего.

Выборы должны пройти в стабильной социально-экономической обстановке. В противном случае властей ждут пустые избирательные участки со всеми вытекающими для вновь назначенного парламента последствиями. Так что времени для организации традиционной засады в Сочи в формате: «Здравствуйте Владимир Владимирович, а мы тут отдыхаем. Надо же, какое совпадение. Кстати, о деньгах...», уже не осталось.

11 сентября А. Лукашенко позвонил В. Путину и попросил о встрече. Нет нужды объяснять, что российский президент давно готов к неформальному саммиту без галстуков, так как у него на столе лежат несколько предложений, от которых А. Лукашенко в создавшихся условиях вряд ли сможет отказаться.

Но прежде всего стоит посмотреть, как выглядит белорусская ситуация из Москвы:

— А. Лукашенко сидит на кредитной игле и контрабанде. Внутренних ресурсов для перелома ситуации без структурных реформ республика не имеет. Для более-менее стабильного существования Беларуси необходимо, чтобы ежегодно в республику поступало не менее 3 млрд. долларов дополнительной безвозмездной помощи. Экономической поддержки в 6-7 млрд. долларов в год, которые республика официально получает от России, ей не хватает. Проблема в том, что каждый год потребности Беларуси во внешней именно безвозмездной (!) помощи растут. Малейшая валютно-финансовая неустойчивость почти мгновенно отражается на социально-экономической и политической стабильности в республике. Именно на этот фактор по традиции и напирает А. Лукашенко на встречах с российским руководством.

— А. Лукашенко не готов идти на реформы, аргументируя тем, что в нынешних бесконечно «сложных временах» идти на реформы означает ввергнуть экономику республики в крах. При этом сознательно умалчивается, что как раз благодаря политике белорусского президента экономика страны и балансирует не первый год на грани краха. Чтобы подготовить белорусскую экономику к реформам, включая приватизацию, ей, по идее, необходима помощь, но когда помощь оказывается (кредиты, открытый доступ к российской нефти, игнорирование белорусской контрабанды), т.е. начинается новый благополучный цикл (как с августа 2011 г.), то потребность в реформах, естественно, отпадает (и так «все хорошо», «все нам завидуют», «все у нас учатся»). Все обещания по приватизации «Беларуськалия», «МАЗа» и т.д. мгновенно переводятся в разряд «на нас давят» и «смотрят голодными глазами на наши предприятия», что не мешает белорусской стороне на очередном уже негативном «цикле» смотреть «голодными глазами» на российские деньги и энергоносители. Проблема в том, что частота подобного рода иждивенческих циклов сокращается на глазах, сливаясь в череду «кризис – кредит(подачка) – кризис и т.д.».

— А. Лукашенко полностью провалил военно-стратегическую составляющую российско-белорусской интеграции. Белорусская армия находится в ужасающем состоянии, ПВО развалилось и не прикрывает территорию страны, граница с НАТО прикрыта только частично. Как говорится, в республике много генеральских дач и мало исправных танков и самолетов, что понятно в условиях, когда силовые ведомства ориентированы не на внешние угрозы, а на внутренние.

— А. Лукашенко находится в международной изоляции, причем эта изоляция уже не связана только с западным вектором. Есть проблемы и с партнёрами по ОДКБ. В тоже время, если внимательно наблюдать за высшим слоем белорусского руководства, то возникает ощущение, что в окружении А. Лукашенко есть силы, которые вполне устраивает расширение внешней блокады республики, так как лично они не имеют иллюзий в отношении своего внешнеполитического потенциала. Данная часть правящего класса инстинктивно ощущает угрозу от внешнего мира и готова расстаться с надеждой на внешнеполитическую легитимизацию правящего режима. В тоже время объективно «Чучхеизация» белорусской экономики (импортозамещение, требование компенсаций за вступление соседей и партнёров по интеграции в ВТО и т.д.) обязательно должна быть увязана с политикой ограничения внешних связей на фоне демагогических заявлений о готовности к установлению контактов со всем миром. С другой стороны, усиление политико-экономической зависимости от России рано или поздно приведет к блокированию лимитрофного внешнеполитического курса Беларуси.

Кстати, данный процесс уже идет – политические заключенные продолжают сидеть и открытый торг с Европой за их освобождение не ведется. У Минска остается все меньше возможностей для реального, а не имитационного маневра на Запад.

Между тем, на руках у В. Путина интеграционный график, включающий появление с 1 января 2015 года (год очередных белорусских президентских «выборов») Евразийского Союза, где забронировано место для Беларуси и о чем широко извещена мировая общественность. А. Лукашенко прекрасно осведомлен о российских планах форсирования интеграции и на словах неоднократно их поддерживал… Более того, он верит, что сможет поиграть на этом, так как ему нужны деньги и срочно.

15 сентября 2012 года, Сочи

putin_lukashenko

Почва для российско-белорусских переговоров исключительно вязкая и временами напоминает трясину, где партнеры, несмотря на несоизмеримые весовые категории, аккуратно и вежливо топят друг друга. Этим и объясняется то, что А. Лукашенко начал разговор с В. Путиным с проблем безопасности – приоритетной для России темы.

Вопрос о прикрытии западной границы, которую вдруг, как по заказу, атаковали нелегальные мигранты, рвущиеся на Запад, ситуация в ОДКБ, где после очередного обострения отношений с Киргизией Минску очень нужна поддержка Москвы — все это должно было втянуть В. Путина в нужное для А Лукашенко переговорное русло. На фоне вопросов безопасности экономические проблемы должны были выглядеть какими-то несущественными и незначительными неприятностями, о которых не стоит и говорить, а, только, слегка коснувшись, пролонгировать и даже легитимизировать белорусский опыт обворовывания соседей.

Однако утянуть В. Путина в переговорную трясину не получилось… Российский президент имеет богатый и многолетний опыт общения с А. Лукашенко. Стороны говорили на разные темы: один о перспективах интеграции, второй о четвертом транше, растворителях и финансовых проблемах. Они не слышали друг друга и каждый остался при своем. Вывод один: Россия готова и дальше поддерживать Беларусь в условиях активного, а не декларативного участия республики в ТС-ЕЭП, выполнения ранее взятых на себя обязательств по реформированию экономики. Мяч по-прежнему на белорусской стороне. Или Минск рассчитывает на то, что ему засчитают очки просто так?

----------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх