Куда пропали 350 000 "тунеядцев"?

Расходы на администрирование взимания налога с граждан, неработающих 183 дней в году, вряд ли превысят собранную в результате сумму.

Елена Данейко | DW

15 ноября в Беларуси — срок уплаты «налога на тунеядство». Так в стране назвали декрет президента «О предупреждении социального иждивенчества», подписанный 2 апреля 2015 года. Согласно ему, белорусы, не участвующие более полугода в финансировании госбюджета, при этом не имеющие оснований для освобождения от налогов, обязаны заплатить сумму в 20 базовых величин.

Опрошенные DW эксперты уверены, что экономический и воспитательный эффект несопоставим с расходами по сбору налога. Но замминистра финансов Максим Ермолович, отвечая на вопрос, сколько государство потратило на администрирование «налога на тунеядство», на Октябрьском экономическом форуме заявил: «Поверьте, — немного».

«Цели собрать деньги не было»

Цель введения налога, на взгляд эксперта Центра экономических исследований BEROC Екатерины Борнуковой, была «скорее воспитательная». Чиновники хотели либо заставить граждан, которые официально не работают, зарегистрироваться на бирже труда, либо выйти из тени работающих неофициально. Они высчитали, что в Беларуси 400 тысяч граждан трудоспособного возраста, которые не числятся ни на какой работе, и тут же заявили, что все они — потенциальные плательщики нового налога.

По логике властей, предполагалось также заставить платить налоги зарабатывающих с помощью маятниковой миграции, например, в России, где учет работающих белорусов не ведется, поясняет эксперт.

Она обращает внимание на то, что под декрет подпадают и женщины, выбравшие для себя роль домохозяек. Количество зарегистрированных безработных в Беларуси действительно выросло, но реальной картины безработицы официальные данные все равно не отражают, по ее оценке, они в четыре-пять раз выше.

«50000 — это выстрел в воздух»

Понять, сколько денег собрали, невозможно, это усиленно скрывают, констатирует Борнукова. По ее мнению, есть основания не доверять чиновникам, утверждающим, что сейчас IT-технологии позволяют организовать сбор налога и выявление подлежащих его уплате относительно дешево. Ведь речь идет о сведении большого количества баз данных (то есть по многим критериям человек может не платить этот налог), и работа чиновников стоит денег.
Известно, что извещения на уплату налога налоговые службы разослали 50 тысячам граждан, однако, сомневается эксперт, вряд ли все они заплатят, и впереди еще много трат, в том числе «на отлов» плательщиков.

Сравнивая ситуацию в Беларуси с международной практикой налогообложения, Борнукова указывает на то, что государство, по сути, наложило на своих граждан штраф за то, что они не работают, а это является нарушением прав человека, принуждением к труду. В конечном счете, полагает она, сам факт существования этого налога позорит страну на весь мир.

Принципиально согласен с Екатериной Борнуковой и главный редактор белорусской «Экономической газеты» Леонид Фридкин:

«Новый налог вводили под предлогом восстановить социальную справедливость и пополнить бюджет, а заодно припугнуть „теневиков“.

Однако и то, и другое вряд ли получилось: цифры не бьют.

Налоговая нашла 50 000, остался вопрос — где еще 350 000?»

Схемы ухода от нового налога отрабатываются

86e1d3eeaa6be278a64ac0e765688452_новый размер

Кроме того, он уверен, что из найденных налоговой службой потенциальных плательщиков половина отобьется, представив оправдательные документы. Фридкин обращает внимание на то, что декрет принят задним числом, то есть в этом году еще не все запаслись необходимыми справками, но в следующем таковых будет больше. В 2016 году, по его подсчетам, государство рассчитывало собрать около 84 млн долларов, но в реальности соберет максимум 10 млн.

Схемы ухода от нового налога отрабатываются. Например, муж, имеющий свою фирму, может урезать свою зарплату, оформить на работу жену, положив ей минимальный заработок. Также фиктивно устраиваются на работу и в других случаях, даже не имея родственников-владельцев собственных предприятий.

Единственная возможная польза от этой кампании — выявление тех, чьи расходы превышают официальные доходы, что в будущем позволит государству предъявить им свой счет, считает Фридкин. Однако, замечает он, это можно было сделать, даже не вводя новый налог. Ведь это и так входит в обязанности налоговой службы.

«Налог на тунеядство» вредит имиджу Беларуси

Вред же от кампании, на взгляд Фридкина, очевиден. Например, государство демонстрирует свое отношение к институту брака: в развитых странах семьям предоставляется вычет, если, например, муж содержит неработающую жену. В Беларуси же в таком случае муж платит двойную цену: налог за себя и за жену.

Эксперты также указывают, что все белорусы, покупая любые товары и услуги в Беларуси, платят налоги, следовательно, уже хотя бы по одной этой причине им нельзя предъявлять претензии по статье «неучастие в финансировании госрасходов».

«Я абсолютно уверен, что расходы, связанные с выявлением „тунеядцев“, и вся эта кампания повлекла за собой такие материальные и имиджевые потери для Беларуси, которые не компенсируются никакими собранными суммами», — резюмирует эксперт.

-----------------------------------------------------------------------------

© content.foto.google.com

Фото носят иллюстративный характер

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх