Круговорот "тунеядцев" в колхозной природе

Александр Лукашенко, напутствуя вновь назначенных на свои посты местных руководителей, сделал несколько категорических заявлений

Константин Скуратович | belrynok.by

Начальство, поставленное вышестоящими бюрократами над простым работником, на самом деле имеет полномочия и интересы, которые в обычной экономике принадлежат только хозяину предприятия.

Александр Лукашенко, напутствуя вновь назначенных на свои посты местных руководителей, сделал несколько категорических заявлений. Например, такое: не следует ломать голову о приватизации, «надо заставить каждого на своем рабочем месте делать то, что он должен делать».

В последнее время лидер не скупится на указания и рекомендации, но всякая такая максима часто оставляет после себя недоумение. Например, что на самом деле ты должен делать на своем рабочем месте? Если твое предприятие производит конкурентоспособную продукцию, ты должен работать не покладая рук и не отказываться от сверхурочных. А если производится неконкурентоспособная продукция, предназначенная только для пополнения сверхнормативных запасов предприятия, как быть?

Отказаться от выполнения производственного задания? То-то и оно, что у начальства может быть и всегда находится своя точка зрения на сей счет, которая чаще всего расходится с элементарной логикой и здравым смыслом. Начальство, поставленное вышестоящими бюрократами над простым работником, на самом деле имеет полномочия и интересы, которые в обычной экономике принадлежат только хозяину предприятия. К этой простой мысли давно пришли ученые, включая Маркса и Энгельса. Например, Маркс в работе «К критике гегелевской философии права» отмечал, что бюрократия всегда превращает правительственные должности в свою частную собственность: «Бюрократия имеет в своем обладании государство, спиритуалистическую сущность общества: это есть ее частная собственность». Спиритуалистическая в данном контексте означает духовную, трансцендентную первооснову действительности, которая никем не оспаривается и не опровергается.

На этот счет можно спорить, можно проявлять солидарность с Марксом или Бакуниным, опровергать их, что может быть по белорусскому законодательству квалифицировано как разжигание социальной розни, но следует заметить, что их попытки «очеловечить государство» провалились. Что касается современной Беларуси, то любой эксперт МВФ, оценивая роль государственной бюрократии в экономике, может сказать – у них все давно приватизировано. Вся экономика давно стала частной собственностью государственной бюрократии.

Существует различные подходы к частной собственности. Например, считается, что собственник руководствуется соображениями эффективности. Если он действует в рыночной конкурентной среде. Государство-собственник, не всегда. Чаще всего оно имеет иные интересы и не обязательно преследует выгоду в качестве стратегической цели. Оно прекрасно может обойтись без этих инструментов, достигая устойчивости своей власти «иными методами». Например, бюрократия в продолжение большей части мировой истории выживала за счет отказа от эффективной экономики. Тем не менее, процветала.

Для нашего случая (отказ Лукашенко от реформ, приватизации в пользу укрепления исполнительской дисциплины) есть пример из официальной статистики. Так, в июле 2016 года было уволено 963 работника по причине «ликвидации организации, сокращения численности или штата работников», что могло бы служить косвенным свидетельством оптимизации штатного расписания, созданию адекватной требованиям производственной структуры. В это же время «за прогул и другие нарушения трудовой дисциплины» уволено 2344 человека.

В 2,4 раза больше. С одной стороны, мизерные цифры увольняемых по «реформаторской статье» показывают, что власть от реформ отказалась, но не убывающее количество увольняемых нарушителей дисциплины говорит о том, что она не отказывается от бредовой идеи совершенствования однажды сделанного.

В этом смысле данные по отдельным отраслям являются очень характерными. Например, в сельском хозяйстве «по сокращению» уволено 7 человек, а «по дисциплине» — 883 человека. При этом уволено всего 8026 человек (по прекращению контракта, по собственному желанию, по выходу на пенсию), но принято на работу 12 678 человек. Таким образом, коэффициент замещения работников (отношение числа принятых к числу уволенных) составил 158%. И это в сельской местности, постоянно страдающей от нехватки кадров. Кадры нашлись, судя по всему, в лице тех «социальных иждивенцев» которых мотивировал к общественно-полезному труду пресловутый указ Лукашенко. Но есть причины, не позволяющие считать эту мотивацию устойчивой. Что подтверждается высоким количеством увольняемых нарушителей дисциплины, которые никуда не исчезают. После дежурного увольнения они трудоустраиваются в соседних хозяйствах, или даже в прежнее, поскольку сельскохозяйственные организации, как правило, не могут заинтересовать работников ни хорошей зарплатой, ни условиями труда.

Единственное, что обещается принимаемому на работу, это безразличное отношение к дисциплине его труда. Хозяйства на деле не ценят своих работников, а работники – свои рабочие места. В итоге причудливым образом осуществляется кругооборот нарушителей дисциплины в колхозной природе. Иных способов удовлетворения потребности в кадрах у хозяйств нет, а у «тунеядцев» нет иных способов получить хоть какую-нибудь работу.

----------------------------------------------------------------------------

Коллаж: belrynok.by

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх