"Корпорация Беларусь"

лукашенко+семья+коррупция

Андрей Суздальцев пишет...

Состав «корпорации» относительно узкий и включает несколько сотен проверенных номеклатурщиков, олигархов и силовиков, выживание которых, иногда и в физическом смысле, непосредственно связано с Лукашенко...

Суровые годы уходят
Борьбы за свободу страны,
За ними другие приходят —
Они будут тоже трудны.

(к/ф «Собачье сердце»)

 

Почему-то именно такого рода ассоциации — в духе произведения М. Булгакова «Собачье сердце», навеяло новогоднее «поздравление» белорусского президента. Исходя из текста выступления, прозвучавшего за десять минут до наступления Нового 2016 года, Лукашенко не приветствовал народ республики с праздником, а скорее угрожал ему вероятными напастями, которые окружили Беларусь, как упыри и вурдалаки Хому (Гоголь, «Вий»).

Согласно прогнозам главы белорусского государства в наступившем году войны и кризисы будут нещадно угрожать республике: «За последний год мир не стал спокойнее. От терактов и военных конфликтов гибнет всë больше людей… Очевидно, что старый миропорядок рушится. Идëт новый передел мира, который не принесëт людям ничего, кроме бед и страданий» (А. Лукашенко, 31.12.15).

Учитывая, что внешняя угроза (украинский кризис) была избрана главным лозунгом предвыборной кампании 2015 года, об итогах которой белорусский президент, естественно, тоже упомянул в своем новогоднем «поздравлении», то в данном случае мы сталкиваемся с традицией, присущей белорусскому руководству, повторения политехнических приемов, ранее уже продемонстрировавших свою эффективность. Если «проскочило» несколько месяцев назад на выборах, то почему бы не воспользоваться старыми лозунгами и в начале нового 2016 года…

Создание мифа об эффективном государстве, где обеспечена безопасность населения («мы ещё острее ощущаем огромную ценность спокойствия, мира и согласия в нашей стране. К великому счастью, нам удаётся уберечь Беларусь от войн, терроризма и внутренней смуты»), напрямую связано с личностью самого А. Лукашенко, который, говоря о себе как безусловном избраннике белорусского народа утверждает: «Мы вместе выбрали мир и порядок, спокойствие и предсказуемость, свободу и независимость Беларуси».

В данном случае нас вряд ли обманет местоимение «мы», которым активно пользуется А. Лукашенко, виртуально объединяя себя и народ, а скорее, прикрываясь народом. Позиционирование собственной персоны в качестве главного хранителя мира, порядка, а также стабильности и национального суверенитета на фоне бесконечного «мирового кризиса» и «военных конфликтов» является типичным для любого авторитарного лидера, что, попутно, позволяет несменяемому главе государства обращаться к очередному поколению граждан республики, вступающих в самостоятельную жизнь, с хорошо знакомым призывом потерпеть: «Сегодня всем нам непросто. Войны и раздоры в мире ведут к кризису в экономике. В двадцать первом веке все страны связаны между собой тысячами нитей. Беды и неурядицы ближайших и дальних соседей немедленно бьют и по нашей стране». Точно с таким же «утешением» А. Лукашенко обращается к белорусскому электорату уже третье десятилетие: сначала к уже почти ушедшему старшему поколению, которое так монолитно голосовало за него в 1994 г., а потом и к родителям нынешнего молодого электората. В основе такого «терпеливого» призыва лежит тезис о бесконечном мировом экономическом кризисе, постоянно отбрасывающему граждан республики от нормального, сопоставимого с соседями из Евросоюза, уровня жизни.

Солидарность

Естественно, в современных условиях, в рамках уже пятого президентского срока, призыв к населению быть солидарным с правящим сословием («сегодня всем нам непросто») выглядит лицемерным. Трудно требовать от простого труженика, экономящего на чем только можно и десятками лет ожидающего лукашенковского «рая» в формате белорусского телевидения, понимание проблем, которые приходится решать главе республики, в то время когда белорусский президент освоил, в конце концов, все многочисленные апартаменты Дворца независимости, что тоже было ему «непросто»… Это же относится и к пресловутой команде А. Лукашенко.

Призывы солидарности от А. Лукашенко на двадцать втором году президентства однозначно свидетельствуют о провале внутренней политики правящего режима. Ведь, если бы к сегодняшнему дню в стране была создана эффективная экономическая модель и республика лидировала по уровню жизни хотя бы в региональном масштабе, то ни к какой солидарности и единству призывать не приходилось бы. Оно было бы по факту. Но А. Лукашенко взывает: «Нет никаких сомнений – если мы сохраним единство общества, то, как и в прежние годы, преодолеем любые трудности и испытания», чем подтверждает мнение, что власть, несмотря на внешний стабильный имидж, слаба, так как ищет поддержки и склонна «переводить стрелки» на внешние негативные политические и экономические факторы.

Но главное, в данном случае, не очередные призывы А. Лукашенко. Эту риторику мы слышим все годы его бесконечного президентства. Дело в том, что призывами к солидарности и единству белорусский президент демаскирует важнейшую проблему современной Беларуси – раскол правящей группировки, включающей в себя, как самый ближний круг доверенных лиц А. Лукашенко, так и высшую и частично среднюю номенклатуру, банковское сословие, олигархат, директорат и силовой блок. Иными словами, речь идет о тех, кто считает себя «хозяевами Беларуси». Ведь данный призыв к единству и солидарности в первую очередь относится к этим реальным «хозяевам» Беларуси.

«Корпорация Беларусь»

Белорусский президент за долгие годы своего правления, как классический авторитарный лидер, постепенно и неуклонно ломал региональные номенклатурные кланы, столь традиционные для Беларуси конца XX века. Выходцы из Витебска, Гродно и Гомеля, а также Бреста, реально угрожали узкой в то время группировке, дорвавшейся до власти.

Пытаясь в первые два президентских срока опереться на земляков, т.е. практически сформировать собственный, в данном случае могилевский клан (колхозный трайбализм), А. Лукашенко очень быстро убедился в ограниченности кадрового ресурса Могилевской области и невысоком квалификационном уровне выходцев с востока республики.

Учитывалось и то, что «чиновный» Минск годами упорно не принимал «могилевских», едва ли не в глаза называя их «колхозанами» (политический сленговый термин, вполне укоренившийся в современной Беларуси).

Но постепенно «кадровый клубок» стал нарастать. В республике третье десятилетие усилиями самого А. Лукашенко и его ближайшего окружения шла кадровая ротация и тщательный отбор, пока власть не без труда и не без ошибок собрала ограниченную касту преданных людей.

Данный процесс оказался не лишен своеобразных кадровых революций, отражающих неспешное формирование идеологии правящей группировки. В частности, постепенно от власти были отлучены представители левых взглядов, клюнувших на социальную демагогию «раннего» А. Лукашенко. Понятно, что левых, прежде чем отбросить на политическую обочину, пропустили через белорусский «парламент», где они, как и в других законодательных органах стран постсоветского пространства, быстро превратились в политических клоунов.

Следом, из правящего сословия не спеша убрали ярых сторонников российско-белорусской интеграции. Оставшиеся былые «подпевалы» союзному государству постепенно переформатировались в критиков российской «жадности», а затем и «неадекватной имперской политики».

В итоге, постепенно была сформирована очень своеобразная, присущая исключительно Беларуси, идеологически однородная группа, прямо скажем, не глупых, умеренно националистических деятелей, тесно связанных друг с другом и прямо заинтересованных в функционировании созданной в республике политико-экономической модели, которая обеспечила им долю во власти и в доходах – так называемая «корпорация Беларусь».

«Корпорация обреченных»

Состав т.н. «корпорации» относительно узкий и включает несколько сотен проверенных номеклатурщиков, олигархов и силовиков, выживание которых, иногда и в физическом смысле, непосредственно связано с А. Лукашенко. В свою очередь, белорусский президент вполне может на них положиться, так как буквально все члены данного правящего сословия где-то, когда-то, пусть и в разной степени, но обязательно преступили закон. Иными словами, все «дольщики» «корпорации» — заложники белорусского президента. Отсюда и великолепная управляемость всего властного блока согласно формуле: «либо беспрекословная подчинённость и преданность --либо тюрьма».

Необходимо отметить, что мафиозная структура правящего сословия является все-таки палкой о двух концах. С одной стороны, как уже отмечалось выше, система оказывается весьма эффективной, функционируя в формате жесткой вертикали, но абсолютно исключает какую-либо инициативу на любом уровне, что с усложнением задач, стоящих перед госаппаратом и экономикой страны, заводит страну в тупик.

С другой стороны, постепенно в сознание оппонентов режима, а также и гражданского общества проникает понимание, что вся властная структура наполнена людьми, которые по умолчанию поголовно являются уголовными преступниками. Кроме того, ряд высокопоставленных лиц являются откровенными лоббистами стран Запада и могут вполне пойти по другим статьям, связанным с обеспечением национальной безопасности… Но, даже не это главное. Само осознание того, что в команде А. Лукашенко, включающей не только олигархов, высших номенклатурщиков или директорат, но и лиц, обслуживающих режим (к примеру, представителей проправительственных СМИ, депутатов или экспертных кругов) нет людей не замаранных коррупцией, разворовыванием государственных средств и ресурсов, а также занимающихся пропагандистским прикрытием неблаговидных дел правящей группировки, не только переворачивает все восприятие политического режима в Беларуси, но и объясняет консерватизм белорусских властей и недоговороспособность высшего руководства страны.

Реплика

Криминальный характер «корпорации Беларусь» может сыграть ведущую роль в случае смены политического режима, так как это будет настоящим подарком для пришедшей на место режима А. Лукашенко новой власти, что, естественно, когда-нибудь обязательно произойдет. Новая власть, которая, естественно, будет крайне заинтересована в собственной легитимизации и имидже справедливой и карающей силы, получит возможность, не тратя сил и времени, просто скопом интернировать всё правящее сословие. В течение нескольких дней эти люди, спасая себя, расскажут о своих коллегах буквально все. Тем более, что многие собирают компромат на друг друга.

«Корпорация вампиров»

«Корпорация» жизнеспособна и состав её «дольщиков» стабилен только тогда, когда обеспечено непрерывное поступление ресурсов. Если сравнить белорусскую экономику с паутиной, то представители правящей группировки оказываются в роли многочисленных пауков, которые «отсасывая» финансы и оперируя ресурсами на местах, в феодальном формате передают часть «добычи» на более высокий уровень.

Понятно, что большая часть изымаемых ресурсов попадают в руки «корпорации» посредством устоявшихся и частично легализированных коррупционных схем.

Коррупция является составной и неотъемлемой частью белорусской экономической модели: каждый банк часть операций проводит в «тени»; абсолютно все псевдо государственные предприятия (давно фактически приватизированные правящей династией) обросли фирмами-посредниками, через которые проходит сырье и комплектация, а также сбыт продукции; вся система управления экономикой республики, за последнее десятилетие постепенно трансформировавшись в своеобразный и неповторимый слав госкапитализма и социалистической плановости, на самом деле ориентирована исключительно на извлечение дохода буквально из всего, символизируя государство-вампира.

Особую роль в общей системе выполняют таможня, которая выступает в роли своеобразной финансово-ресурсной «вассальной лестницы», распределяя доходы от конфиската и контрабанды по всей вертикали власти. В данном случае, уже существующая контрабандная отрасль белорусской экономики, ориентированная на поставки подсанкционных товаров из стран ЕС, Молдовы и Украины на российский рынок и находящаяся «в откупе» у белорусских олигархов, находится вне общей системы «Корпорация Беларусь», представляя из себя типичную феодальную «вотчину» правящей «семьи», где «вассалам» «позволено» зарабатывать на государственном поле, но с обязательной «данью» сюзерену.

В отношении государственной «крыши» нет никаких преувеличений. Стоит напомнить, что европейская и иная подсанкционная продукция, за которой буквально охотятся российские санитарные власти, как правило, имеет белорусские государственные сертификаты, т.е. белорусские власти не скрывают, что они «в доле».

Реплика

 

Удивляться тут нечему, так как такого рода случаев в истории немало. Стоит вспомнить, что в XVI веке английская королева Елизавета I Тюдор внесла свой вклад в финансирование знаменитого кругосветного рейда капитана Френсиса Дрейка. Пират прибыл из похода через три года и привез объем добычи, соразмерный с годовым государственным бюджетом королевства. Королеву совершенно не смутило то, что сокровища были добыты грабежом и кровью, и она демонстративно проигнорировала возмущение посла Испании, когда лично посетила корабль знатного пирата. Ведь до этого королевство экспортировало только шерсть… Англия была нищей окраиной Европы.

Нечто подобное происходит и в современной Беларуси – стране, не имеющей изначально или уже потерявшей в последние десятилетия собственные ресурсы, включая квалифицированную рабочую силу и весьма умеренный интеллектуальный потенциал, но обладающей правящим классом, демонстрирующем, по польскому образцу, почти имперские амбиции и колоссальный ресурсный аппетит. Беларусь для столь многочисленной и отмобилизованной правящей группировки слишком мала и бедна. Развернуться негде…

--------------------------------------------------------------------------

Источник

Фото с официального сайта
президента Беларуси

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх