«Искандеры», «Искандеры»…
Сколько зарабатывают художники в России

Искандеры

А. Суздальцев пишет...

Очередные и даже традиционные в преддверии 70-й годовщины освобождения республики милитаристские заявления А. Лукашенко на фоне общей политической нестабильности, охватившей Восточную Европу, выглядят несколько неуместными. Мнение главы белорусского государства о том, что «Беларуси нужна мобильная армия с эффективным вооружением» вызывало определенное недоумение.

Во-первых:...

Во-первых, очень трудно понять, куда собирается быстро и «эффективно» передвигаться белорусская армия, демонстрируя свою «мобильность», если вся зона «мобильности» не превышает 500-700 км в поперечнике. Во-вторых, в современной войне победа достигается прежде всего в воздухе, а современной авиации Минск не имеет. В — третьих, нет необходимости в очередной раз напоминать, что единственный конфликт, в котором Беларусь имеет теоретическую возможность завязнуть – взаимный ракетно-ядерный удар между НАТО и Россией. Роль Беларуси в таком, к счастью все-таки маловероятном конфликте, мизерна, так как она никак не может повлиять на ход вероятных боевых действий.

Другое дело, если белорусское руководство вдруг столкнется с политико-социальным конфликтом, подобным восстанию на востоке Украины. В этом случае действительно потребность в силах быстрого реагирования, способных провести быструю и эффективную карательную операцию, возрастает многократно. В принципе, А. Лукашенко и не скрывает истинные цели «новой» армии: «Нам мобильная техника важнее, чем танки, самолеты и прочее. Мы не будем вести такую войну, как Россия, Америка и т.д. У нас, если вдруг, другая война — нам нужны эти мобильные многоцелевые машины, чтобы мы могли в любое время поехать куда надо и нанести непоправимый ущерб тому, кто сюда полезет».

Понятно, что «поехать» можно только до какой-то точки на карте Беларуси, так как буквально все соседи республики (Россия, НАТО) имеют все возможности для почти мгновенной нейтрализации белорусской армии. Так что возможности белорусских военных ограничены исключительно войсковой операцией на собственной территории. А. Лукашенко готовится к гражданской войне.

«Оборонный заказ»

техника

С учетом «новой оборонной стратегии» А. Лукашенко, «новой» белорусской армии требуется специфическая техника. 24 июня 2014 года, белорусский президент заговорил о создании военного полноприводного автомобиля, способного перевозить 12 солдат и даже о собственной бронетанковой технике. Именно на этих «колесах» и «гусеницах» карателей можно будет быстро перебросить в любую точку Беларуси. В принципе, можно считать, что белорусский Генштаб сделал определенные выводы из провала антитеррористической операции украинской армии в Донецкой и Луганской областях.

Понятно, что войсковым колоннам, направляемым к очагам восстания, может потребоваться эффективное ПВО. Так что заявление А. Лукашенко, сделанное во время посещения в Борисове одного из ремонтных предприятий обслуживающих военную радиоэлектронную технику, о необходимости создания в Беларуси «отечественного» зенитно-ракетного комплекса по характеристикам «не хуже С-300», является вполне логичным.

Но белорусским вариантом ЗРК С-300 «оборонный заказ» А. Лукашенко не исчерпан. Стоит напомнить, что 2 апреля, посещая в Барановичах авиационный ремонтный завод, А. Лукашенко заявил, что «в Беларуси должны производиться и самолеты, и вертолеты». При этом белорусский президент в свойственной ему манере «простых решений» утверждал, что в общем, проблем нет – «бери и клепай». Вот на этот момент («бери и клепай») стоит обратить особое внимание.

Но для полноты картины необходимо напомнить пропагандистскую кампанию вокруг белорусского спутника (БКА (БЕЛКА) – копия российского спутника «Канопус-В», был запущен 22 июля 2012 г.), когда А. Лукашенко заявил еще за год до запуска, что в Беларуси уже существует производство космических аппаратов: «Мы сейчас строим спутники и их элементы для других государств, в том числе КНР» (18.03.11 http://afn.by/news/i/149919). При этом он заявил, что в БКА «основные детали и элементы, в том числе электроника, оптика – белорусские. И в российских спутниках, которые создаются, — спутники дистанционного зондирования Земли – основные элементы тоже белорусские» (там же). После столь многообещающего заявления А. Лукашенко прошло три года, но, к нашему удивлению, мы так и не увидели ни одного белорусского спутника, поставленного за рубеж. Ну хотя бы в Китай. Нет и никаких «основных» элементов белорусского производства в российских спутниках… Это все фантазии А. Лукашенко.

Дело в том, что говоря о необходимости разработки данной техники, А. Лукашенко, как всегда, использует нехитрый метод, позволяющий запутывать публику. Иными словами, говоря о перспективах освоения производства новых «изделий», белорусский президент попутно создает впечатление, что уже немало сделано и буквально еще несколько усилий и новые образцы танков, зенитно-ракетных комплексов и даже вертолетов потоком посыплются с конвейеров предприятий белорусского ВПК.

Метод «переноса будущего в настоящее» вообще-то присущ авторитарным и тоталитарным режимам, когда пропагандисты буквально насыщают национальное медиапространство планами и перспективами, и в итоге создают у населения ощущение того, что все эти фантазии если не воплощены в жизнь, то буквально завтра станут явью. Надо только не мешать главе государства и дальше править бесконтрольно и вечно…

Фантазер

4

Что происходит? Действительно, белорусский президент периодически поражает своих сограждан некими невероятными проектами, которые должны почти мгновенно сделать Республику Беларусь одной из самых развитых держав. Причем можно отметить удивительное непостоянство А. Лукашенко. То он носится с цементом, то с электроникой, затем с газетной бумагой, которую ждут с трепетом за рубежом. Следом глава белорусского государства твердит о молоке и инициирует масштабное строительство все новых и новых коровников. Из последних «хитов» — модернизация белорусского деревообработки, о которой все успели уже забыть. А в прошлом году кое-кто видел себя властителем мирового калийного рынка (эта отдельная тема, к которой, судя по всему, придется вернуться).

4758

Безусловно, белорусский президент озабочен проблемой дефицита конвертируемой валюты. Этот дефицит преследует А. Лукашенко все годы его президентства. Белорусский президент не скрывает своих надежд на белорусский ВПК, мечтая о скачке в его развитии и выходе на мировой рынок вооружений с продукцией, выполненной по российским образцам.

В частности, говоря о создании в Беларуси аналога российского ЗРК С-300, А. Лукашенко подчеркнул: «если по экспорту вопросов нет, то, конечно, надо делать».

В целом белорусский президент считает главной задачей белорусского ВПК «получить новое современное оружие для нашей обороны и для реализации на экспорт». Дело остается за малым – «наклепать» новейшую военную технику.

«Искандеры»

5

Можем ли мы ожидать того, что, благодаря политической воли А. Лукашенко, в ближайшее время в Республике Беларусь появится современный военно-политический комплекс, действительно способный не только обеспечить белорусскую армию современной техникой (включая авиационную), но и вывести Беларусь в число видных экспортеров оружия?

Иными словами, есть ли у белорусского руководства понимание сложности поставленной и даже публично объявленной проблемы модернизации отечественного ВПК? Для понимания эволюции, произошедшей в голове белорусского президента, полезно вспомнить эпопею с поставкой в белорусскую армию оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер».

Начиная с 2008 года белорусское руководство прилагало просто невероятные усилия в попытках добиться от Москвы поставки в белорусскую армию ОТРК «Искандер». Помимо давления на уровне президента страны, в белорусском и российском медиа-пространстве была организована настоящая информационная кампания по лоббированию передачи в ловкие ручки «единственного союзника» столь вожделенной ракетной техники. Стоит отметить, что кампания не закончилась до сегодняшнего дня и нет сомнений, что появление ОТРК «Искандер» на параде в Минске 3 июля будет использовано для волны вполне прозрачных намеков, что на этот раз «Искандер» уже не уйдет, как колобок, от А. Лукашенко.

Но возвращаясь к проблеме перестройки белорусского ВПК, стоит обратить внимание на слова А. Лукашенко от 24 апреля 2009 года, когда он, в очередной раз получив по рукам в отношении данного ракетного комплекса, заявил, что «Мы никогда не просили у россиян «Искандеры». Мы их сами купим. Но скажу прямо, мы их сами сделаем, если надо, кроме ракет, а ракеты купим» (http://www.arms-expo.ru/news/politics_and_society/lukashenko-belorussiya...).

Стоит напомнить, что «Искандер» использует белорусское шасси. В принципе, А. Лукашенко исходил из простой формулы – «колеса наши», ракету «купим». То, что помимо ракеты нужна система наведения и еще масса дополнительного оборудования, в голову белорусского президента не приходило.

Через пять лет, говоря о необходимости создания в РБ аналога ЗРК С-300 (комплекса уже изрядно устаревшего), А. Лукашенко вспоминает о «ракете» и говорит уже совершенно невероятные вещи. Во-первых, он считает, что ремонтные предприятия вполне могут перейти от ремонтных работ к созданию новейшей техники и её массовому производству. Во-вторых, он считает, что на ремонтной базе С-300 (ремонтируют в основном ходовую часть) «надо создавать свой комплекс, и он должен быть не хуже С-300. Поэтому вы думайте, какая у него будет ракета(?)».

Действительно, а где А. Лукашенко возьмет собственную ракету?

7

В республике нет ракетного производства. Но если в 2009 году белорусский президент еще как-то держался в рамкам определенной реальности, хотя и тогда он мог бы знать, что никто ему производство ракет не продаст ни за какие миллиарды долларов (а порядок цифр в данном случае может быть только таким), то сейчас он заговорил о собственной, скажем так, «отечественной» ракете. Где её взять, если в Беларуси нет ни конструкторских бюро, ни опытных производств, ни полигонов, а самое главное – нет кадров ракетчиков?

Может быть имеются примеры такого рода рывка? Стоит напомнить, что в КНДР невероятными усилиями нескольких поколений ученых и техников удалось создать несколько допотопное, основанное на бесконечно модернизированной советской ракете «Скад», производство ракет, позволившее стране 12 декабря 2012 года запустить собственный спутник. Но все-таки Беларусь во многом отличается от КНДР с вечно голодающим населением, карточной системой и собственным разветвлённым ГУЛАГом.

Может имеет смысл обратиться к российскому опыту? Ведь именно в России и была создана линейка С-300, С-400 и С-500. Стоит напомнить, что ЗРК С-500 может выполнять функции противоракетной обороны, т.е. делать то, что пока не получается у США, где меньше трети запусков антиракет пока признаются условно успешными (это к теме «провальной» ракеты морского базирования «Булава», широко освещаемой в белорусских СМИ).

В России С-400 «Триумф» и С-500, а также массу иной техники выпускает ОАО «Концерн ПВО “Алмаз-Антей”», объединяющий 48 (!) предприятий. Кроме того в кооперации с этими предприятиями, составляющими ядро концерна, работают сотни предприятий различной формы собственности, десятки конструкторских и исследовательских структур, многие из которых имею почти вековую историю исследований в сфере ракетостроения и опытные кадры, подбираемые десятилетиями. В 2012 году выручка концерна составила почти 6,5 млрд. долларов. В принципе, перед нами целая империя по производству не только ПВО, но и гражданской техники.

Что может противопоставить данным монстрам А. Лукашенко? Ремонтные производства? Интересно, а можно из СТО сделать автоконцерн, производящий новейшие образцы автомобильной техники? Или проще поменять белорусскую землю на китайские самолеты и китайское ПВО?

------------------------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх