Иллюзии

zavod_ushel_1

А. Суздальцев пишет...

Ситуация в белорусской экономике постепенно становится основной дискуссионной темой в белорусском политическом классе. В конце марта, на фоне быстрого укрепления российского рубля, сокращения рабочей недели на флагманах белорусской экономики и начала борьбы с «тунеядцами», вопрос о перспективах выживания белорусской экономики стал увязываться с надвигающимися президентскими выборами.

На минувшей неделе, власти, дождавшись по традиции, большой пресс-конференции В. Путина (16 апреля), тут же объявили о дате выступления А. Лукашенко с ежегодным посланием – в день 145-й годовщины со дня рождения В. Ленина, что конечно, символично. Несмотря на то, что в Беларуси не принято организовывать сбор вопросов от населения (считается, что белорусский президент лучше народа знает о том, что беспокоит простого человека), нет сомнений, что А. Лукашенко все-таки придется как-то объяснить ситуацию в белорусской экономике. Между тем, ситуация как в производстве, так и финансовой сфере республики не может не удивлять.

Валютный феномен

В ноябре и декабре прошлого 2014 года белорусский рубль, быстро теряя свою опору в российском собрате, вошел в стадию устойчивой, но неспешной девальвации. Сразу стоит отметить, что зимнее падение курса белорусской национальной валюты не носило обвальный характер. Иными словами, синхронизации с темпами девальвации российского рубля не произошло. Более того, если в январе курс российской валюты к доллару практически удвоился, то белорусский рубль девальвировался примерно на половину.

Причин такого поведения белорусской валюты можно перечислить два десятка. Естественно, в Беларуси отметят эффективную работу Национального банка и родного минфина, что, однако, не помешало, потом сменить главу главного регулятора финансового рынка республики. В тоже время не стоит забывать, что в конце декабря в России только ленивый не увязывал падение российского рубля с падением цен на нефть на мировых рынках. В ходу была штука, что цены на нефть и курс рубля к доллару сравняются на цифре 60. В принципе, так в свое время и произошло, но если падение цены на нефть продолжилось, то курс рубля более-менее стабилизировался, что означало смену факторов, влияющих на российскую национальную валюты. «Нефтяной фактор» постепенно отошел на второй план, что, естественно, не мешает ему вернуться…

Набор факторов, влияющих на курс белорусского рубля, по понятным причинам гораздо уже (экономика России, естественно, на порядок более самодостаточная, чем белорусская), но, учитывая, что основная статья экспорта Беларуси на Запад остаются нефтепродукты, то причина торможения девальвации белорусского рубля в декабре-январе понятна: снижение цены на нефть не сразу отразилась на цене выработанных из сырой нефти нефтепродуктов. Эта ценовая «пауза» в немалой степени позволила притормозить девальвацию белорусского рубля зимой 2014—2015 гг.

Сейчас ситуация изменилась. На фоне укрепления российского рубля и, несмотря на то, что в новом 2015 году Национальный банк привязал белорусский рубль в валютной «корзине», состоявшей из доллара, евро и того же российского рубля, белорусский рубль продолжает неспешную девальвацию, сопровождаемую неуклонным ростом цен, как бы белорусские власти не игрались с мораториями на них. Экономические тренды России и Беларуси все дальше расходятся друг от друга.

Новый тренд?

Автор этих строк не разделяет оптимизм российских экономических ведомств, считающих, что пик кризиса пройден и впереди российскую экономику ждет только подъем. До выхода из стагнации еще далеко, хотя предварительные итоги первого квартала все-таки обнадеживают. Во всяком случае, в России ждали худшего, но уже сейчас можно утверждать, что российскую экономику спас её рыночный характер. Именно рынок, действуя, как пружина, частично смикшировал основные проблемы, которые принесли международные санкции. Сыграла свою роль и ёмкость российского рынка и то, что все-таки Россия экспортирует не только энергоносители…

Нефтяной характер белорусской экономики в условиях низких цен на нефть крайне негативно влияет на социально-экономическую ситуацию в стране. Фактически можно говорить, что дешевая нефть не спеша, но основательно и без остатка съедает белорусскую экономику. Главным индикатором экономической «гангрены» стало неумолимое сокращение золотовалютных запасов.

Деиндустриализация

Белорусская промышленность ликвидируется. Упорно и неуклонно. Сокращение рабочей недели и, как следствие, перевод на частичную оплату – метод, давно взятый на вооружение белорусским директоратом, в текущем году стал почти универсальным. С января по март 2014 года практически все флагманы белорусской экономики вошли в системный кризис, резко сократив производство. Помочь им государство не в силах. Денег нет и пока нефть дешевая, денег не будет.

В данном случае, необходимо отметить несколько заблуждений, которым продолжаются предаваться большая часть населения республики и её общественности:

— виновата в создавшейся ситуации в экономике Беларуси, естественно, Россия. Это универсальное объяснение практически всех экономических неурядиц в Беларуси настолько укоренилось за последние двадцать лет в белорусском обществе, что в свою очередь порождает массу «простых» решений, включающее немедленную смену рынков.

— В России увеличится спрос на белорусскую продукцию и, как следствие, ситуация на белорусских флагманах нормализуется, вернется полная занятость, увеличится загрузка оборудования, растают складские запасы.

— А. Лукашенко в очередной раз поедет в Москву, где решит все экономические проблемы республики, в которых, естественно, ни руководство страны, ни белорусский народ не виноват.

— мировой экономический кризис, который начался с лета 1994 года и все никак не угомонится, рано или поздно закончится и тогда белорусская промышленность возродится из пепла, заставив всех соседей завидовать и перенимать белорусский опыт.

Есть и «продвинутые» мнения, связанные с неизбежной сменой политического режима и изгнанием с поста президента А. Лукашенко. В этом случае предрекается почти незамедлительный экономический подъем, немедленная помощь Евросоюза, срочный уход с российского рынка и ликвидация производств, завязанных на связи и кооперацию с российскими партнерами.

В принципе, аналогичные настроения характерны для современной украинской правящей элиты, которая считает, что от энергоемких производств, неэффективных без дешевых российских энергоносителей, необходимо оперативно избавляться, что в свою очередь, обеспечит создание новой постиндустриальной экономики. Однако, пока на Украине мы можем наблюдать завершение процесса деиндустриализации. В принципе, с меньшей интенсивностью, но аналогичные процессы происходят и в Беларуси.

Распад экономической модели

Нельзя сказать, что белорусские власти не ищут каких-либо позитивных решений, способных вдохнуть жизнь в белорусскую индустрию. Профильные ведомства и научные институты проводят исследования, опросы, пишутся статьи и т.д. Белорусское руководство по старой традиции давит на дипломатический корпус, эффективность работы которого увязывается с продажей тракторов и грузовиков. Но в данном случае поражает регулярно проявляемый оптимизм, буквально излучаемый высшими белорусскими чиновниками, включая премьер-министром, которые активно оперируют вышеотмеченными ничем не обоснованными иллюзиями.

Сарказм здесь вряд ли применим, так как современная Беларусь в экономическом плане представляет из себя своеобразный феномен. Дело в том, что все последние двадцать лет руководство страны прикладывало просто невероятные усилия для того, чтобы перевернуть всю мировую экономическую науку и доказать, что госсектор может работать более эффективно, чем частный бизнес. Можно надеяться, что со временем появятся исследования по этой теме, так как действительно Минск накопил уникальный опыт по реанимации социализма в условиях рыночной стихии, перехлестывающей границы Беларуси.

Фактически, можно считать, что под руководством А. Лукашенко многие годы осуществлялся не просто эксперимент над страной и народом, но и идеологический проект, призванный доказать Москве, что формируемая в Беларуси постсоветская экономическая модель более эффективна, чем рыночная экономика в России.

Стоит отметить, что частично, но в исключительно пропагандистском формате, эта задача была решена. До сегодняшнего дня в России встречаются апологеты белорусской экономической модели, которые уверяют, что в Беларуси нет олигархов, существует социальное равенство и население живет лучше, чем в России. Правда, они не утруждают себя фактами, что говорит скорее о проявлениях веры, чем о понимании реальности.

Но дело даже не в этом. Остается проблема с выборами.

Выборы

Идти на выборы со средней зарплатой в 200-250 долларов для властей крайне сложно и опасно. Кое-кто припомнит, что обещали в 2015 г. среднюю заработную плату в 1000 долларов. Понятно, что виновата опять будет Россия, а народ кинется сажать картошку, вновь расширится выезд на заработки в ту же Россию, еще больше вырастет популярность зарубежного дешевого шоппинга, т.е. люди будут втянуты в элементарное выживание, находясь в постоянном и часто безуспешном поиске заработка. На этом фоне и учитывая, что до выборов времени уже не осталось, власти могут только в очередной раз «накачать» средний заработок, как это они делали в 2010 г. Понятно, что до 1000 долларов поднять при всем желании власти уже не смогут, но хотя бы до 500 долларов... Но денег нет.

Россия кредит не даст. Конечно, белорусское руководство может попытаться Москву в очередной раз обмануть, но для этого нужен хотя бы переговорный процесс, которого тоже нет.

Минск просит кредит у МВФ и одновременно у АКФ ЕврАзЭС. В принципе, по мнению автора этих строк, ближе всего к кредиту склоняется МВФ, но судя по всему, белорусское руководство в большей степени рассчитывает на евразийский кредит. Напомним, что предыдущий кредит (2011 г.) Минск не получил в полном объеме. Кредит АКФ ЕврАзЭс – это тоже российские деньги… Круг замыкается. В принципе, А. Лукашенко просит деньги у всех, кого попутный ветер заносит в Минск, но никто денег не обещает. Есть понимание того, что в создавшихся политических условиях, все кредиты, полученные белорусским руководством, будут немедленно проедены. И снова все руководство Беларуси будет искать займы и кредиты, пытаясь выползти из воронки, которая затягивает и топит целую страну.

Точка невозврата

Экономические иллюзии, которые питает и белорусское руководство и население страны, не оправдаются. Уже никогда. Время просто вышло. Еще можно было бы поверить молодому президенту, начинавшему свой первый срок, но нынешнему, который тянет на себя президентское «одеяло» в пятый раз…

Остановившиеся производства в современных условиях запустить вновь практически невозможно. Ориентация на российский рынок оставляет белорусские производства без сбыта. Дело не в том, что для того, чтобы на этом рынке работать, необходимо или переносить туда производства, как это делают западные автоконцерны, или входить в состав российских холдингов. Сейчас, в условиях стагнации, российская экономика активно перестраивается, сокращая импорт. Белорусская продукция, оставаясь на уровне в лучшем случае 1990-х годов, перспектив на российском рынке не имеет. Всплески спроса еще возможны, но необходимо учитывать, что российский рынок уже никогда не будет столь неразборчив, каким он был в «жирные годы».

Смена рынков невозможна. Никому современная белорусская продукция реально не нужна. Есть или более эффективные и дешевые аналоги или она вообще не вписывается в современные товарные типажи. Все заявления по этому поводу высоких должностных сил и даже деятелей оппозиции не имеют под собой никаких перспектив для воплощения в жизнь.

Масштабных инвестиций и передачи новых технологий, которых уже третье десятилетие ждет белорусская экономика, не будет. Их не во что вкладывать. Можно еще раз помечтать о китайских связанных кредитах, но и их современная Беларусь не вытянет. Нельзя бесконечно болтаться в индустриальной эпохе, когда вокруг развивается постиндустриальный мир.

Надежды на экономический бум после ухода А. Лукашенко ни на чем не основаны. К сожалению, белорусский политический класс даже не представляет объем экономической разрухи, которую уже сейчас имеет на своих руках А. Лукашенко. Между прочим, белорусский президент не ставил перед собой задачу довести экономику Беларуси до её нынешнего состояния. Делал, что умел и что ему советовали, мечтая воплотить в жизнь собственный образ Беларуси. Беда в том, что умел А. Лукашенко совсем немного и учиться не хотел, а образ страны был фантазийным.

-------------------------------------------------------------

Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх