Есть ли жизнь на Марсе? Часть I

рыбы

А. Суздальцев пишет...

Первое ощущение, как говорят, самое правильное. Жаль, если оно негативное. Но если обратить внимание на ежегодное Послание белорусского президента Парламенту и народу, с которым он выступил 29 апреля 2015 г., то первое ощущение можно охарактеризовать, как недоумение.

Никогда, пожалуй, за последние 20 лет, глава белорусского государства не выступал со столь пустым текстом. Между тем, обстановка в стране и окружающем Беларусь мире в текущем году не радует:

— Беларусь вместе с постепенным и очень осторожным дрейфом на Запад все в большей степени погружается в украинский конфликт. В принципе, белорусский президент это признал: «Мы уже втянуты в нее, наши воюют на одной стороне, на другой стороне» (http://www.interfax.by/news/belarus/1182945) А. Лукашенко все чаще выступает в роли надежного союзника П. Порошенко, его визит в Тбилиси, несмотря на миротворческую риторику, способствовал его отходу от России, являясь, по сути, этапом по дороге к саммиту «Восточного партнерства» в Риге;

— экономика Беларуси неуклонно сползает в тяжелый даже по сравнению с 2011 годом экономический кризис. Безусловно, на неё в негативном плане повлияло падение цен на нефть и сложная ситуация в российской экономике, но не стоит забывать, что для Беларуси Москва создала исключительно комфортные экономические условия, предоставив невероятную в истории человечества линейку дотаций и субсидий для суверенного государства. В принципе, об этом говорит и А. Лукашенко: «У нас что, война сегодня идет? Мы, что, сегодня ресурсы получаем по самой высокой цене? Я уже не хочу тут расчеты приводить, сколько мы экономим только на природном газе в связи с падением цены на нефть. Кобяков знает, я ему цифру примерную называл, и бывший Премьер об этом знает. У нас нормальная ситуация и нормальные условия» (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). Даже в этих «тепличных» условиях экономика республики, у которой нет таких ресурсов и резервов, как, к примеру, у российской, продолжает буквально разрушаться на глазах, а вместе с ней и упорно снижаться жизненный уровень населения;

— Послание текущего года, как уже неоднократно отмечалось, совпало с президентскими выборами и должно было носить концептуальный характер.

Забегая вперед, необходимо отметить, что никакие концепции так и не были представлены. Поражает то, что белорусский президент при этом уверен, что он адекватно реагирует на ситуацию и его выступление в народе не забудется.

«Монолог»

Помнится, что реакция белорусского истэблишмента на «Прямую линию с Владимиром Путиным» от 16 апреля 2015 года была в целом нейтрально-негативная. Запомнился заголовок в белорусском официозе «Монолог по заявкам телезрителей» (http://www.sb.by/politika/article/monolog-po-zayavkam-telezriteley.html), что в принципе отражает отношение белорусского руководства к личности президента России.

Жесткая заданность всего комплекса ответов В. Путина на вопросы граждан Российской федерации была очевидна и с этим никто не спорит. Странно было ждать иного от руководителя страны, переживающей серьезные проблемы, как во внешнеполитической, так и в экономической сферах. Безусловно, не все ответы российского президента можно принять, о чем свидетельствует мгновенно разгоревшиеся в российском политическом классе целый ряд дискуссий.

Естественно, что В. Путин был вынужден особое внимание уделить экономической политике российского правительства, которая традиционно подвергается разгромной критике как слева, так и справа. В частности, экономический оптимизм, охвативший сейчас правящие круги России, далеко не везде, включая элиты, поддерживается. Есть мнение, которого придерживается и автор этих строк, что российская экономика пока переживает своеобразную передышку, связанную с тем, что рыночная экономика осваивается в новой санкционной системе координат. Более того, негативные процессы, проявившиеся в экономике РФ задолго до 2014 года, уже вполне осмысленны, но не перехвачены руководством страны конкретными решениями, позволяющими остановить, прежде всего, кризис доверия.

В любом случае прямой контакт президента со своими гражданами был востребован и на определенное время стал темой номер один для страны. Но стоит помнить, что российский президент избрал все-таки жанр большой пресс-конференции, а не президентское Послание.

Ежегодное президентское Послание является вполне разработанным жанром выступления главы государства, где в обязательном порядке должны присутствовать краткие характеристики этапа, переживаемого страной, и оценка проблем, стоящих перед государством. Данный проблемный блок должен обязательно сопровождаться перечнем мер реагирования государства и чиновничьей вертикали на стоящие проблемы, а также комплексом задач, которые избранный глава государства ставит перед исполнительной властью для продвижения страны вперед. Иными словами послание должно иметь внутреннюю логику, написано понятным языком без эмоциональных отступлений, легко поддаваться цитированию и переводу на любой иностранный язык. Кроме того, каждое послание должно по идее являться логичным продолжением и развитием предыдущего (прошлогоднего) выступления главы государства, так как с одной стороны это должно свидетельствовать о политической воле главы государства, стремящегося во что бы то ни стало выполнить ранее разработанную «дорожную карту», а с другой стороны ничто так не нравится электорату, как постоянство в продвижении вперед. Дело в том, что именно устойчивая положительная эволюция нужна народу, а не пресловутая «стабильность», которая бывает только на кладбище.

Естественно, в данном случае сопоставлять Россию и Беларусь бессмысленно. Страны кардинально отличаются буквально во всем, включая экономические системы и политические режимы, но политические практики и политтехнологии, при всей их привязанности к определенному уровню развития общества и Конституции, сопоставить иногда все-таки имеет смысл.

Ни о чем…

И все-таки, 29 апреля в белорусский парламент приехал А. Лукашенко и потратил два часа депутатского времени для зачитывания своего ежегодного Послания. Любопытно то, что А. Лукашенко в самом начале своего спича выразил уверенность, что «сегодняшний разговор в Овальном зале будет всячески анализироваться, много будет суждений, разговоров на кухнях, в трудовых коллективах, в средствах массовой информации (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). Сразу стоит отметить, что ни один из тезисов его выступления впоследствии не стал темой обсуждения в белорусском политическом классе, не говоря уже об электорате. В далеко не первый раз, анализируя «отклик» и опрашивая граждан республики, возникает ощущение звенящей пустоты, что отделяет белорусское общество и президента республики. Они не просто живут собственной, все менее пересекающейся жизнью, но и их пути все стремительнее расходятся.

В тоже время было бы неправильно считать, что страна проигнорировала заранее объявленную речь главы государства, но, что самое неприятное, отнеслась к самому факту появления на парламентской трибуне своего президента, как к традиционно плохому шоу. Иными словами от А. Лукашенко изначально не надеялись услышать что-то вроде стройной системы взглядов и поручений, способных резко повлиять на ситуацию в стране, а скорее ожидали каких-то нелепостей, «ляпов» или отступлений в стиле «вот уж сказал, так сказал».

Развитие данных настроений в среде белорусского населения идет не первый год и если бы, к примеру, в очередном своем выступлении А. Лукашенко объявил о переводе белорусского языка на латиницу, объявлении войны России или о переименовании страны в какое-нибудь Великое княжество Лукашенко (ВКЛ), то это вызвало бы только радостное оживление («дождались»), но не более, так как понятно, что у А. Лукашенко нет ни ресурсов, ни доверия общества, ни поддержки и авторитета у внешних сил для того, чтобы к его словам прислушиваться и детально анализировать.

Тем не менее, необходимо отметить, что свой народ президент не подвел, то передавая всех евреев под контроль одного из высших чиновников (интересное решение национальных вопросов в стиле 1940-х годов), то обвинив иерархов церкви (монахов!), что они не имеют детей: «Что за дремучесть? Почему у высокого духовенства нет детей? Я спрашиваю у наших религиозных деятелей, которые агитируют за семью, а сколько у вас детей? «Не», — отвечают. Как ты можешь агитировать за семью, когда своих не имеешь? Чувствую, где втихаря касячаць на стороне»( http://charter97.org/ru/news/2015/4/29/149501/). В данном случае, конечно, А. Лукашенко хочется пожелать, чтобы он не равнял всех по себе. Но с другой стороны, такие заявления лучше всяких клятв и заверений главы белорусского государства позволяют понять его искреннее отношение к религии и церкви… Но обратимся к тексту.

Спич

Выступление, как уже отмечалось выше, оказалось поразительно рыхлым. При внимательном изучении текста, опубликованного в белорусских официальных изданиях, возникает устойчивое ощущение, что текст готовился на скорую руку. Непосредственно экономике были уделены десять пунктов, которые, видимо и должны были обсудить в белорусском обществе. Но пункты не оказались реальной программой выхода из кризисной парадигмы, в которую попала республика. Более того, как оказалось, искать выход и не надо, так как с одной стороны, все решения белорусского руководства были «правильными», но «неправильными» оказались соседи и весь мир: «Причины возникшей сложной ситуации в экономике очевидны: санкции против главного нашего партнера, падение цен на нефть, девальвация российского рубля, сужение российского рынка. Все это привело к естественному и резкому падению сбыта продукции на рынках наших ключевых партнеров не только в Беларуси, но и в самой России, Украине и Казахстане, на всем постсоветском пространстве». (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). В общем, «эти внешние факторы нам неподвластны». Тогда что остается белорусскому руководству, если сделать ничего нельзя? Но А. Лукашенко говорит вполне верные слова: «Сегодня мало сказать: мы удержим курс, сдержим цены и сохраним рабочие места. Гораздо важнее показать, как мы это сделаем» (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html).

На телеканале Discovery есть серия передач с аналогичным названием «Как это сделано», где раскрываются технологические приемы по производству той или иной продукции. По аналогии можно было бы надеяться, что А. Лукашенко раскроет как раз технологии стабилизации курса белорусского рубля, укрощения инфляции и сохранения рабочих мест (о расширении рабочих мест речь по понятным причинам, не идет). Однако, вместо этого белорусский президент выдвинул десять пунктов добрых пожеланий, часть из которых вызвали недоумение. К примеру, говоря о сдерживании инфляции, А. Лукашенко заявил, что «у нас цены все практически под контролем. Все… Власть это сделала тихо и спокойно. Вся вертикаль власти взяла под контроль эти цены» (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html), но как-то не объяснил, почему в начале текущего года белорусским руководством было объявлено о снятии контроля над ценами. Тогда кто лгал? Лукашенко января 2015 г. или Лукашенко апреля того же 2015 г.?

Попутно белорусский президент фактически признал, что в стране идет процесс деиндустриализации: «Ликвидация отсталого предприятия не трагедия, а элементарный здравый смысл. Я бы даже не сказал — ликвидация, а перепрофилирование таким образом» (Там же).

Поразило то, что вместо того, что выделить объективные экономические факторы, которые будут способствовать выходу из кризиса, белорусский президент, наверное, в тысячный раз за последние двадцать лет стал учить всех — от простого работяги до директоров и министров, как правильно работать. Это как раз и оказались белорусские технологии преодоления кризисных явлений. Хороший работник в Беларуси один – А. Лукашенко.

Главный смысл такого формата решения проблем белорусской экономики понятен: система, построенная А. Лукашенко отличная, а то, что люди недовольны и плохо живут, то виноваты они сами — «плохо работают». Но с другой стороны А. Лукашенко фактически признает, что экономическая система Беларуси продолжает находиться под жестким административным контролем и стимулируется не рыночной конкуренцией, а пинками и угрозами высшего руководства.

Попутно выяснилось, что белорусские холодильники, телевизоры и грузовики «МАЗ» имеют лучшее качество на мировом рынке, но их душит ввозимый «хлам». В общем, народ в Беларуси, да и в России, «тупой» и не понимает своего счастья, отворачиваясь от белорусской продукции…

Тем более, что «Камаз» обвалился». Стоит отметить, что А. Лукашенко говорит об обвале «Камаза» практически ежегодно на протяжении десяти последних лет… Но однако, как оказалось, и в Беларусь ввозят импортные грузовики. К слову, автор этих строк никогда не видел белорусского «дальнобойщика» на «МАЗе». Все как-то на «Volvo» и т.д.

В этом случае А. Лукашенко, как всегда, предлагает простое решение — закрыть рынки. Логика на уровне первоклассника: «если мы защитим минский холодильник, читай, мы защитим российский, казахстанский холодильник, потому что у них в дефиците, у них нет этих производств в таком объеме (?) и они закупают по импорту. То есть мы не будем конкурировать с российскими производителями, мы им вреда не нанесем»(http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). Откуда А. Лукашенко нашел в России дефицит холодильников, неизвестно (белорусский президент периодически утверждает, что народ в России погибает без белорусских молока, тракторов, мяса, ковров, сахара и, конечно, «МАЗов» — «спрос бешенный»), но остаётся загадкой и то, почему А. Лукашенко, если белорусская продукция столь хороша, не предлагает поконкурировать с импортом хотя бы на собственном рынке. Тем более, что «народец» упорно ездит в Польшу на «закуп». Ведь если закрыть собственный рынок, то следом придется закрыть выезд граждан…

В социально-экономическом плане Послание 2015 года оказалось провальным. Скорее оно напоминало выступление лектора общества «Знание» в колхозном клубе о международном положении и, как следствие, о задачах, стоящими перед тружениками села в преддверии весеннего сева. Поразило то, что лектор (извините, президент), видимо не зная, что еще сказать, периодически обращался к залу и комментировал поведения участников мероприятия (фактически односельчан) в стиле культового фильма начала 1960 –х годов «Председатель». Опыт партийно-советской и культурно-просветительской работы во время чтения Послания был столь ощутим, что казалось еще немного и ведущий «живого журнала» предложит приступить, наконец-то, к танцам, чем очень порадовал бы присутствующих в зале представителей дипломатического корпуса.

Что ждали?

В идеале Послание должно стать настольным документом (тонкой брошюрой), т.е. своеобразной программой исполнительной власти для чиновника любого ранга. Но, по мнению А. Лукашенко, Послание этого года должно было лишь «актуализировать» проблемы, стоящие перед страной («…сегодняшнее послание – это не более чем актуализации тех проблем, которые надо решать в этом году, именно в этом году» http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). А как решать «именно в этом году»? Используя фактор предвыборного года 29 апреля 2015 А. Лукашенко, уклонившись от детального «разбора полетов», сослался на то, что основные задачи будут поставлены в его предвыборной программе: «Предвыборная программа Президента — программа власти. И ваша тоже. Это будет аккумулирование всех вопросов кратко — тех, которые мы решили, и тот уровень, на который мы вышли. И самое главное — задачи, которые власть обещает решить в предстоящее как минимум пятилетие, а может быть, и больше» (http://www.sb.by/prezident-belarusi/article/mir-i-razvitie.html). Иными словами, реальную программу белорусский народ, очень скоро готовый переформатироваться в электорат, услышит только на Всебелорусском народном собрании и сразу на пять лет. Однако ответов, как населению прожить ближайшие месяцы, несмотря на обещание «лектора» получено не было. Видимо власти сами не знают, как дотянуть до выборов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

--------------------------------------------------------

Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх