Держаться своей цели

Лукашенко

А. Суздальцев…

Демократия в мире, безусловно, давно победила. В любой стране, где глава государства сидит у власти два-три, а то и четыре десятилетия, обязательно можно найти сонный псевдопарламент, депутатов, имен которых никто не знает и не помнит, а также избирательную систему, используемую исключительно для того, чтобы продемонстрировать народную поддержку очередному туземному «батьке». Самые тоталитарные режимы, как, к примеру, в Северной Корее, прикрываются декоративной демократией и периодически проводят «выборы». Правда, в Узбекистане однажды про президентские выборы все-таки забыли. Провели на полгода позже, чем требовала Конституция. Результат голосования ни у кого не вызвал удивления.

Даже на окраинах цивилизованного мира (о Беларуси, в данном случае, не говорим) любая легализация права той или иной политической группировки на власть проходит через выборы. Причем, желательно, чтобы выборы проводились в режиме максимально жесткой политической борьбы, так как реальная власть возникает только в противостоянии с политическими противниками. Любая имитация предвыборной кампании чревата внутренним политическим кризисом (в зависимости от зрелости политического класса и социально-политической ситуации в стране) и международным непризнанием избранного органа законодательной или исполнительной власти.

Тем не менее, имеется огромное количество вариантов проведения выборов в условиях декоративной демократии. В первом десятилетии XXI века иногда такие выборы завершались сменой правящей группировки («цветные революции»), но сути не меняли – реальные выборы в авторитарной и тоталитарной системе невозможны в принципе.

Никакие политические стратегии не помогут избирательным бюллетенем сократить власть авторитарного лидера или правящей группировки. Это все фантазии, которые имеют конкретных заказчиков. Искать этих заказчиков можно среди лидеров правящей номенклатуры и тех зарубежных политических сил, которые под маркой демократизации очередного людоедского режима вынашивают собственные геополитические цели.

В белорусском варианте использование «цветных» технологий обречено на провал, так как в республике нет сформированной властной группировки, выступающей за передачу ей власти и считающей, что у нее украли электоральную победу. Кстати, только в такой, можно сказать предреволюционной ситуации, когда раскол правящего класса не вызывает сомнений и авторитарный режим теряет контроль над избирательной системой, оппозиции стоит ввязываться в борьбу и призывать граждан прийти на избирательные участки. Хотя и здесь могут быть казусы. В частности, вошел в историю современных демократических выборов третий (!) тур голосования на украинских президентских выборах в 2004 году.

Естественно, нельзя призывать к ливанскому формату выборов, где народное голосование в последние десятилетия прошлого века по политической традиции сопровождалось масштабными перестрелками и вмешательством внешних сил. Политические противники в качестве предвыборной аргументации активно использовали как стрелковое оружие, так и артиллерию различного калибра. В Белоруссии пока, слаба Богу, нет симптомов гражданской войны.

Но с другой стороны Беларусь оказалась совсем рядом с практикой предвыборной борьбы в развивающихся странах. Пару месяцев назад накал избирательной кампании в Папуа- Новой Гвинеи приобрел столь высокий градус, что были использованы уже народные традиции решения проблем с политическими противниками. Их просто съели, что, безусловно, доказывает востребованность институтов демократической власти в джунглях, если за стремление попасть в них претендента могут реально превратить в барбекю. В подобных случаях в РБ просто сажают в тюрьму, где, как показал пример Грузии, тоже, скорее всего, не безопасно.

В тоже время, в отличие от Папуа- Новая Гвинея белорусские власти, естественно, не предлагают жарить оппозицию, призывающую к бойкоту, на вертелах. Во всяком случае, пока.

2

Белорусской власти сложно жить, если вернее, выживать, даже в условиях декоративной демократии. Никого не съешь, активно на улицах не постреляешь, разве только развернуть превентивные аресты… Тоска!

Участие оппозиции в выборах не просто обеспечивает для А. Лукашенко и его режима легитимность внутри страны, но и создает условия для внешнего признания. По идее оппозицию надо холить и лелеять, приманивать ее на выборы всевозможными форумами, консультациями, круглыми столами, дискуссиями в прямом эфире, чтобы потом триумфально положить на лопатки в конце электорального цикла. Но эту красивую победу может себе позволить только сильная власть, уверенная в своей правоте, не уклоняющаяся от прямого разговора со своими оппонентами, и для которой огромным успехом является перевес на выборах в 5-7%.

Реальная власть заботится о политических противниках, считая, что они тоже имеют право на публичное слово, постоянный, а не периодический, исключительно по случаю выборов, доступ к национальным, включая электронные, СМИ, да и просто право на жизнь. Но это мы говорим о реальной власти, т.е. той власти, представители которой сегодня руководят страной, а завтра обживают скамейки оппозиции.

В белорусском варианте подобное невозможно, так как власть реально слаба и боится собственной тени. Малейший провал в любой сфере – от валютно-финансовой катастрофы до техногенной аварии может запустить механизм развала правящего режима, который подобно пожару способен в считанные часы и дни охватить все институты власти. Инстинкт самосохранения заставляет власти с огромным подозрением относиться к любым попыткам «приоткрыть форточку», что может запустить «домино» объективных и необратимых процессов ликвидации режима.

Но оппозиция нужна. Она обязана признать свое поражение и подтвердить законность получения правящей группировкой мандата доверия от народа. Следовательно, необходимо создать «свою» оппозицию, прикормленную. Властям нужна «оппозиция» , которая в любых условиях, даже если их товарищей по фронту борьбы с режимом будут расстреливать и вешать, начнет избирательную кампанию и будет призывать электорат посетить избирательные участки.

И все-таки выборы нужны даже в этих варварских условиях. Дело в том, что выборы позволяют отсеять реальную оппозицию и псевдооппозицию.

ермошина

Это сделать не трудно, так как стоит только сравнить их цели. Трудно представить участие в выборах политических сил, выступающих за свержение правящего режима, отстранение от власти авторитарного лидера. В тоже время, было бы закономерным видеть в избирательных бюллетенях представителей партий и движений, ориентирующихся на реформирование авторитарного режима, его демократизацию, модернизацию в рамках диалога с ЕС и т.д., т.е. занимающихся политическими фантазиями, направленными, по сути, на спасение правящего режима, выводу его из международной изоляции, уходу лидеров режима от ответственности за содеянное.

Политическая история не знает примеров демократизации авторитарных режимов. Хотя всегда их лидеры уверяли, что готовы к самым широким переговорам и даже компромиссам на их условиях, но никогда и нигде эти процессы не приобретали необратимый характер. Все авторитарные режимы заканчивают свой путь кровью. Все авторитарные режимы озабочены только одним – сохранением в своих руках власти, что обеспечивает им защиту от правосудия за совершенные преступления. Выборы в данном случае выступают в роли попытки уклонения от правосудия и создания псевдолегитимности. Участие в подобного рода выборах является соучастием в преступлениях авторитарного режима и люди, которые идут в предвыборном формате на диалог с авторитарным режим, должны это понимать.

Между тем, властям соучастники очень нужны. Отсюда и волна гнева, которую обрушили на сторонников бойкота выборов сначала белорусские СМИ, затем и официальные лица, включая президента страны. Посыпались оскорбления: «маргиналы», «боятся политической борьбы» и т.д. Сторонников бойкота откровенно провоцировали, буквально выманивали на выборы, чтобы втиснуть на арену белорусского политического Колизея, где вдруг обнаружился дефицит жертв.

Последнее слово во время только что завершившейся предвыборной кампании осталось за А. Лукашенко, который заявил 21 сентября, что «бойкотируя выборы белорусская оппозиция демонстрирует свою слабость.

Значит такие это партии. Они показали, что они ничто. Они потеряют вообще тот десяток человек, которые еще на них ориентировались, полностью… Если вы не готовы сегодня бороться, а в тебя что, стреляют здесь, душат, давят, травят? Даже за шиворот берем и тянем к людям: становись вместе с кандидатом, как они говорят, от власти, становись рядом и агитируй, но они боятся к людям идти…». В принципе, действительно, если не стреляют сейчас, то 13 лет назад явно стреляли. Людей не нашли. А сейчас реально и «душат, давят, травят» (посмотрите на сегодняшнего Санникова), так как в Республике Беларусь есть собственный ГУЛАГ, собственные политические заключенные и собственные палачи. Это не является тайной, но это не мешает А. Лукашенко настойчиво приглашать оппозицию поучаствовать в легитимизации своей власти.

2

Несмотря на то, что реальная задача той части оппозиции, что участвует в выборах , вполне понятна, стоит все-таки обратить внимание на их основные доводы, чтобы провести, так называемый «контрольный тест». Вдруг все-таки мы ошибаемся? Итак,

— утверждается, что даже при понимании, что реальных выборов нет, а есть фарс, участие в выборах необходимо для представления альтернативы власти. Мол, есть такая альтернатива!..

На первый взгляд довод вполне разумный. Население изолировано от реальной политики, оно не знает альтернативы действующему режиму. Вот эта альтернатива предлагается. То есть за нее предлагается голосовать. Что дальше? А дальше избиратель, воодушевлённый «альтернативой», идет на избирательный участок, расписывается, берет бюллетень. Все! Ловушка захлопнулась. Как он там голосует, никого не интересует. Результат уже известен заранее. Практически все, кто переступил порог избирательного участка, уже проголосовали за правящий режим. И когда избиратель, все еще воодушевлённый «альтерантивой», вдруг обнаруживает, что он попадает в 1-2% «диссидентов», то он уже потерян для реальной политики, обречен на поражение, он сломлен и соглашается, что «альтернативы» А. Лукашенко и его депутатам нет: «Все за него!». Так что перед нами агитация за режим наоборот, т.е. реальная работа на режим.

— выборы используются в целях пропаганды «альтернативы».

Где? И кто там пропагандировал? Сколько было крику, что надо воспользоваться «предоставленной выборами возможностью». Ну и как, «воспользовались» или как раз на это денег не хватило? На самом деле, о пропаганде никто не позаботился. Как не раз писал автор этих строк, в авторитарном режиме оппозиция зеркалит власть. В данном случае, как власть, так и оппозиция провели предвыборную кампанию спустя рукава, словно во сне. Власти все решили заранее, оппозиция, участвуя в выборах, отрабатывала свой хлеб. В общем, совместно создавали видимость.

— парламентские выборы являются только ступенькой к президентским и на президентских выборах заработанный в работе с электоратом потенциал раскроется в полной мере.

Это надо понимать так, что избирателей пропагандировали в тестовом режиме? Ну как политических кроликов использовали? Тренировались на «кошечках»… Получается, что не было и цели попасть в парламент. Тренировка, в общем. А власть, так ничего, не прозевала, она на эту «тренировку» немало «билетов» продала и «свое» взяла. Интересно, на какой «политический потенциал» рассчитывают сторонники участия в выборах, если они избирателей собирались просто обмануть.

— в выборах необходимо участвовать, чтобы доказать их фальсификацию.

Очень хорошо, можно участвовать и разоблачать, только вот кто проигравшему поверит? Проигравшие всегда твердят о фальсификациях. Им же как-то надо перед избирателями оправдаться. Для разоблачения фальсификации обычно все-таки используют наблюдателей. Зато три десятка участников в выборах от оппозиции позволяют власти заявить, что выборы были проведены достойно, избирателям были предложены политические альтернативы и у международного сообщества нет повода выборы не признать. За что особое спасибо части белорусской оппозиции, которая по традиции сразу попытается перевести стрелки…

Интересно то, что кандидаты от оппозиции, оставаясь в предвыборных списках, говорили, что все понимают – выборов нет, честного подсчета голосов нет, результат выборов заранее определен, но что, мол, делать, нельзя обманывать надежды избирателей и надо идти до конца… И никому не пришло в голову, что избирателям положено просто говорить то, что и так понятно: «Выборов нет». Неужели было трудно сказать избирателям правду: «не ходите на участки, вас обманут»? Не сказали… И не скажут. Лгали и будут лгать.

1

Сейчас, уже после выборов, сторонников бойкота выборов будут тянуть и подталкивать слиться в единое оппозиционное движение со сторонниками участия в выборах. Это, как если бы Красная армия после 1945 года объединилась с власовцами.

Стремление предателей растворится среди тех, кто не бросил свой политический «окоп», понятно. Им, после завершения кампании, очень требуется легитимизация их действий. Сейчас они будут день и ночь кричать: «Единство оппозиции — наша цель. Надо быть вместе (полицаям и партизанам – А.С.)».

Мародеры всегда стремятся остаться в строю, так как именно победоносная армия обеспечивает им возможности для их промысла. Сами они без реальной политической оппозиции, без упрямых и стойких политзаключенных, без жесткой политической эмиграции не стоят даже уже полученных тридцати сребреников. Будут хвататься за рукав, взывать и проситься взять на «борт», волоча по обочине узлы с гонорарами…

Реальная белорусская оппозиция, настроенная идти до конца и свергнуть авторитаризм, в ходе предвыборной борьбы 2012 года продемонстрировала, что она может стать той победоносной политической армией, которая рано или поздно в условиях резонанса политических, экономических и внешних факторов, безусловно, сломает хребет режиму Лукашенко. Надо только держаться своей цели, отметая «прилипал» и политических мародеров …

---------------------------------

Источник


© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх