БЕЛАРУСЬ > КРИЗИС: Рублёво дно захламлено

экономика

Ярослав Романчук пишет...

Белорусская экономика испытывает двойное рублевое попадалово. Мало того, что Br-рубль за 20 лет так и не стал полноценными деньгами, так еще его собрат RUR-рубль попал в нефтяное пике. Парад девальваций начался. На каких значениях он закончится, никто не знает. Распорядители чужого (политики и чиновники) России и Беларуси продолжают относиться к национальным валютам, как к одноразовой посуде. Попользовались краткосрочной стабильностью — и в мусорку. Завтра центральные банки напечатают еще, правда, уже с новыми нолями.

Фантикизация рублей — это не просто технократический процесс манипуляции денежными инструментами. Это сознательный курс властей на тихую конфискацию сбережений людей и оборотного капитала предприятий. Инфляция, девальвация, манипуляция правилами покупки и продажи валюты — это как радиация: ее не видно и не слышно, но она съедает покупательную способность рублей быстрее и увереннее, чем моль разъедает одежду.

Проклятие двух рублей

Над нами висит проклятие двух рублей. Формально Беларусь независимая страна, но Br-рубль является по своей сути второй, слабенькой головой российского двуглавого рубля-орла.

При принятии решений Нацбанк РБ смотрит в шпаргалки из Москвы, чтобы потом применять рекомендации, но с национальными особенностями. У него получилась хуже, чем у Центробанка России, в том числе и потому, что у нас не было такой комфортной нефтегазовой подушки безопасности, да и требования к руководящим кадрам у руководства России были пожестче.

Трудно себе представить, чтобы во главе Центрального банка России поставили строителя или бухгалтера районной финансовой структуры. Поэтому за последние 20 лет в Беларуси инфляция гораздо выше, и Br-рубль подешевел по отношению к $-доллару в сотни раз больше, чем его российский старший брат.

Может, название валюты «рубль» довлеет над Беларусью, как заклятие? С такого рода рублевой политикой наша страна еще долго будет находиться в состоянии глубокого подъема.

RUR-рубль не выдержал испытания падением цен на нефть. Центральный банк РФ «поплыл», как только обнажились огромные структурные перекосы и неконкурентоспособность российских производителей. А тут еще сверху кремлевские «братки» с требованиями поддержать своих в трудные времена.

Br-рубль также провалил очередной тест на прочность. Нацбанк продолжает вести себя обреченно, примеряя на себя кризисные одежды России. Нет сомнения, что события на валютном рынке России, равно как и нефтяной удар, стали катализатором кризисных явлений в белорусской экономике.

Однако сильный, волевой игрок не сдается без боя. Нацбанку нужно научиться держать удар, иначе сами белорусы откажутся держаться за Br-рубль.

После первых удачных шагов нового главы Нацбанка пришли первые огорчения. Они могут превратиться в сильное разочарование, поскольку Павел Каллаур слишком большой акцент делает на политическую корректность, административный ресурс и не может противостоять разрушительному воздействию отраслевых и номенклатурных лоббистов.

Нацбанк юлит и елозит

Время относительно легких решений для нового главы Нацбанка прошло. Хорошо, что Каллаур продолжает информировать бизнес и общество о том, что он и его команда делают и планируют делать, как это было в информационном сообщении «Об отдельных вопросах денежно-кредитной политики» от 20 января 2015 г.

Признаемся, что информация идет неполная, часто припудренная политкорректностью. От этого теряется качество диалога между Нацбанком и экономическими субъектами и не достигаются его цели.

Понятное дело, что Каллаур и его команда из Нацбанка стремятся сбить инфляционные ожидания, укрепить доверие к Br-рублю и стабилизировать валютный рынок. Добиться этих задач одними заклинаниями и обещаниями красивой жизни в будущем невозможно. Нужна максимально полная конкретика, потому что люди и бизнес в Беларуси, пройдя многочисленные кризисы, приобрели иммунитет от умной болтовни на денежные темы, пусть даже в исполнении руководителей Нацбанка и правительства.

Чтобы предотвратить рецидив валютных и финансовых кризисов, нужно предельно четко установить причины возникновения предыдущих.

Нацбанк объясняет случившийся кризис падением цен на нефть, девальвацией валют стран — основных торговых партнеров, геополитической напряженностью и конъюнктурными изменениями рынков в 2014 году. На самом деле эти факторы выступили катализаторами кризисных явлений, но не их причинами. Причины кроются в решениях самого Нацбанка и Совмина. Они должны были адекватно отреагировать на изменения на внешних рынках, на девальвацию российского рубля, гривны, также на неспособность властей привлечь обещанные $4,5 млрд. прямых иностранных инвестиций.

Назовем настоящие причины кризиса.

Первая — чрезмерно мягкая денежно-кредитная политика Нацбанка в 2014 г. Когда рублевая денежная масса (М2) увеличивается почти на 15%, широкая денежная масса — почти на 25% при стагнации производства и экспорта, провале по привлечению ПИИ и больших валютных обязательствах, увеличивать настолько количество рублей в экономике — это резко повышать инфляционные и девальвационные риски.

Решения по увеличению денежных агрегатов принимал Нацбанк, а не Центробанк России или МВФ. Документы по выделению больших сумм льготных кредитов (около 40% всех выделяемых кредитов) также согласовывали с Нацбанком и Совмином. Эти структуры несут ответственность за то, что их решения не привели к экономическому росту, повышению спроса на рубли и диверсификации экономики.

Наконец, в белорусской экономике продолжает бесчинствовать банк-не-банк, то-ли-госорган-то-ли-нет ОАО «Банк развития». Он был и остается одним из самых крупных денежных спекулянтов на рынке. У него особые правила работы на рынке, которые приводят к углублению монетарных дисбалансов, а не к их ликвидации.

Нацбанк в своем «Информационном сообщении» ни слова не сказал обо всех этих факторах, выведя из-под удара трех главных виновников валютного кризиса и острого напряжения на денежном рынке. Это, собственно, сам Нацбанк, Совет министров и Банк развития.

Вторая причина — беспечные, безрассудные расходы правительства и госпредприятий под гарантии правительства. Лишние Br-рубли с неба в белорусскую экономику не падают. Львиную их долю создают Нацбанки и госбанки. В течение 2014 г. нужно было вовремя среагировать на многочисленные предупредительные сигналы об опасности кризиса и принять адекватные меры: резко сократить финансирование госпрограмм, прекратить работать на вал, предоставить предприятиям свободу действий, в том числе ценовую гибкость, по решению проблемы со складскими запасами, дебиторской и кредиторской задолженностью и, наконец, включить механизм банкротства злостных неплательщиков.

Ничего этого сделано не было. К сожалению, Нацбанк даже не намекнул на ответственность Совмина и Администрации президента за усугубление валютного и финансового кризиса собственными руками.

Ручное управление цен неприемлемо

Третья причина — длительное сохранение режима ручного управления ценой Br-рубля, т.е. его курсов по отношению к иностранным валютам.

Нацбанк «сломался» под напором политических аргументов о необходимости обеспечения стабильности и согласился на валютную показуху. В результате Br-рублевый, валютный и товарные рынки постепенно отдалялись друг от друга.

Когда в малой отрытой экономике нет свободного курсообразования национальной валюты, система выходит из равновесия. Начинаются искажения, товарные заторы и денежные запоры. Нацбанк обязан был среагировать на ускорение роста негативных явлений в 2014 году, но не сделал это.

К сожалению, Нацбанк под руководством Каллаура не посылает четкий, однозначный сигнал о том, что с такой-то конкретной даты (путь 1 марта или 1 апреля) Нацбанк ликвидирует инструменты ручного управления валютным рынком. Т.е. он не будет «рекомендовать» ни физическим, ни юридическим лицам воздержаться от чрезмерной любви к доллару или евро.

Наконец, в оценках Нацбанка нет ни слова еще об одной опасности для белорусской экономики — тотальном регулировании цен Совмином и Минторгом. В ситуации, когда около 80% цен в корзине товаров и услуг, по которым считается инфляция, устанавливаются в ручном режиме, бессмысленно говорить об инфляции, как об объективном показателе изменения цен.

В Беларуси нет возможности оценить инфляцию, потому что большинство цен зажаты в тиски. Отсутствие института свободной цены не позволяет коммерческим организациям принимать адекватные решения по адаптации к новым структурным, ценовым и спросовым реалиям.

В такой ситуации Нацбанк может заявить любой показатель инфляции. Все равно ему не будет веры. Во всем мире именно центральные банки несут ответственность за стабильность цен. В Беларуси случился теоретический и институциональный переворот. Во главе угла стал Минторг. Без устранения этого абсурда монетарная политика Нацбанка будет низкосортной и дрянной.

Новые разъяснения Каллаура и Нацбанка насторожили, а не успокоили. Монетарная политика остается заложницей политической целесообразности. Совмин остается в руках сторонников жесткого административного управления экономикой, а чиновники — их имена уже известны, которые поставили на уши всю страну налогом на валюту и жесткими запретами на валютном рынке в конце декабря 2014 г., продолжают вредить экономике на высоких должностям в органах госуправления.

---------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх