Беларусь > Кризис: Двое дерутся, а что делает третий?
Сколько зарабатывают художники в России

лука

Острый конфликт между Россией и Украиной дорого обойдется Беларуси. Почти 20 лет Лукашенко был в нужном месте в нужное время с нужными для партнеров идеями. Ему чертовски везло, и часть везения доставалась Беларуси. Белорусские нефтяные славянские эмираты со столицей в Минске стали реальностью. Российские границы для белорусских товаров открылись. Кредиты полились рекой. Банки и налоговые инспекции настроили себе офисов, как на Западе...

Как отмечают иностранцы ближнего зарубежья, все поля засеяны, везде строительные краны, улицы чистые и безопасные, а люди, хоть и угрюмые, но опрятные и гостеприимные. Иностранцам из дальнего зарубежья все это является фоном главной достопримечательности Беларуси — девушек. Этот фактор оказывает большое влияние даже на инвестиционное поведение, не говоря уже о туристическом выборе многих господ, представляющих разные континенты, религии и этносы.

В 2000 году власти боролись за среднюю зарплату $100, а в 2014 г. уже хотят $700.

15 лет назад экспорт на $10 млрд. был за счастье, а теперь звучит задача выйти на $50 млрд. Дерзкие задачи стоят перед правительством по производительности труда, инвестициям и росту благополучия врачей и учителей. Дерзить белорусские распорядители чужого научились, а вот с реальными результатами и устойчивыми темпами экономического роста в последние годы явно не получается. Дальше будет еще хуже, если ничего не менять в экономической политике, системе управления и мотивации основных экономических субъектов.

Третий знак свыше. Увидим? Услышим?

ой-ой

В 2008—2009 гг. небеса послали руководству Беларуси первый знак — меняйтесь! Глобальный и региональный кризис ударил больно, но не смертельно. В XXI веке это был прекрасный шанс перезагрузки экономической политики, структурной перестройки и очищения экономики от инвестиционных шлаков.

Белорусские распорядители и потребители чужого (политики, чиновники, бенефициары госпрограмм) не поняли природу кризиса. Они обиделись на весь мир. Мол, как это он, кризисный мир, отказывается покупать наши прекрасные трактора, грузовики, ткани и телевизоры? Работа над ошибками проведена не была. Из целого вороха следствий выбрали несколько политкорректных тезисов и назвали их причинами. Власти накачали экономику новыми кредитами и на фоне новой версии Таможенного союза с Россией и Казахстаном двинулись вперед по старым рельсам. Не удивительно, что это был прямой путь к очередному кризису.

Второй знак свыше Беларусь получила уже не в виде отдаленного намека, а прямо в лоб. Гиперинфляционно-девальвационная спираль до костей пробуравила бюджеты домашних хозяйств и финансы бизнеса. Небеса на тарелочке под нос поднесли нам рукотворный кризис и предупредили: «Добрая хпопчыкi, беларусы, меняйтесь! Дальше по-старому нельзя. Впереди вашей колеи тупик».

Белорусские распорядители чужого в очередной раз интерпретировали знаки свыше и дружеские предупреждения при помощи одной им понятной методики. Снова все шишки полетели в адрес Запада и недостаточно щедрой России. Для правдоподобности в список соавторов кризиса добавили жадных автомобилистов. Они, мол, стремились до повышения таможенных пошлин на автомобили заработать, не думая о макроэкономической ситуации.

Прошло два беспечных года. Старая колея углублялась. Новые горизонты отдалялись. Рост реальных доходов на 15-20%, Br-рублевые депозиты под 45-50% замылили глаза и затормозили мозг. Избитые аргументы о приверженности традиционному курсу припудрили риторикой о модернизации. Рост складских запасов игнорировали. Неплатежи и падение финансовой дисциплины объясняли особенностями траектории развития. Острый дефицит иностранных инвестиций и современных технологий нейтрализовали национальной методологией определения термина «иностранные инвестиции». Вот так ни шатко, ни валко брела Беларусь к очередному кризису, как вдруг случился острый российско-украинский конфликт.

Заскрежетали тормозами фондовые площадки. Вздыбились валютные рынки. Нервная дрожь прошла по государственным бюджетам. Инвестиции, инновации, свободная торговля с трудом уживаются с колоннами танков, БТР-ов и военными операциями спецподразделений. Война убивает не только людей, но и экономический рост. Это в безумных моделях всеобщего равновесия кейнсианцев и прочих утопистов разрушение — это тоже рост ВВП. В реальной жизни военные конфликты и даже их угроза резко снижает экономическую, торговую и потребительскую активность.

Третий предупреждающий сигнал небес для Беларуси — самый мощный и серьезный.

Российско-украинский конфликт — это как крик через мегафон прямо в ухо: «Проснись! Протри глаза! Мир изменился! Твоя колея превратилась в болото, а рельсы проржавели и украли. Пора начинать новую экономическую политику!».

Дело в том, что Россия и Украина — это два наших ключевых торговых экономических партнера. В 2013 г. доля России в белорусском экспорте товаров составила 45,2% ($16,83 млрд.), а Украины — 11,3% ($4,2 млрд.). В импорте Беларуси доля России составила 53,2% ($22,89 млрд.), Украины — 4,8% ($2,1 млрд.). Почти 70% белорусского экспорта в Украину приходится на нефтепродукты.

Не факт, что временная украинская власть оставит в силе белорусские нефтяные контракты. Нет сомнений, что такой чувствительный сектор экономики, как ТЭК, в Украине «курируется» очень тщательно. Новая метла может мести не в пользу Беларуси. Так что потери белорусского экспорта на украинском направлении могут превысить $2 млрд. Объем потерь будет зависеть не столько от мастерства белорусских переговорщиков, сколько от продолжительности конфликта.

Самый большой удар ждет нас, разумеется, со стороны России. Кремль своими руками привез рецессию в экономику. Первые дни захвата Крыма показали, что потери российской экономики в случае затяжного конфликта в 2014 году могут превысить $500 млрд. Война нынче очень дорогое занятие. Причем основные затраты — это даже не расходы на оружие, топливо и еду воюющим.

Россия с высокой степенью уверенности будет покупать меньше белорусских товаров. При самом хорошем раскладе мы сохраним наш продовольственный экспорт, но в условиях слабеющего российского рубля российские конкуренты будут активно вытеснять белорусов с внутреннего рынка.

Усиливаются риски сокращения поставок в Россию по экспорту цемента на $30 млн., нефтепродуктов — на $400 млн., химических товаров — более чем на $300 млн., шин — на $150 млн., товаров легкой промышленности — на $100 млн., строительных материалов — на $70 млн., изделий из черных металлов — на $150 млн., мебели — на $60 млн., различных машин и оборудования — на $300 млн., тракторов и грузовиков — на $500 млн. Оценочно, в 2014 году Беларусь может сократить экспорт в Россию на $4-5 млрд.

Заменить эту выпадающую экспортную выручку будет нечем. Рецессия у нашего восточного партнера вызовет еще более глубокое падение экономики Беларуси. Значит, белорусские предприятия ждет очень горькая правда о необходимости сокращения объемов производства, увольнения растущего числа «лишней» рабочей силы и существенной корректировки инвестиционных планов. Такого рода удар под дых для белорусской экономики может вылиться в потери 3-4% ВВП.

И это еще не вся горькая правда. Россия не сможет с прежней легкостью выполнять функцию инвестора и кредитора последней надежды белорусского руководства. Наверняка усилится давление российских партнеров, чтобы заставить Беларусь приватизировать в их пользу активы. Спекулятивные операции по российскому рублю могут надолго замутить воду на финансовом рынке.

Неизбежным представляется отвлечение средств на конфликт с Украиной, на финансирование Крыма, на сохранение макроэкономической стабильности и устойчивости российского рубля. Высоки риски резких курсовых колебаний. Адаптация к ним требует гибкости Национального банка и координации его действий с Совмином. Первые месяцы 2014 года показывают, что такой гибкости и скорости в принятии решений в Беларуси остро не хватает.

Что делать

lukashenko_3

Лукашенко любит внешнеполитическую среду, которая схожа с состоянием мутной воды. Он сумел справиться с давлением России в отношении Грузии в 2008 году. Сегодня ситуация радикально иная. Украина — это не Грузия, а Крым — это не Абхазия. Путин сегодня — это не Путин образца 2008 года. Экономика Беларуси сегодня слабее, чем была в 2008 году. Зависимость Беларуси от России сегодня гораздо больше, а источники нашего роста весьма скудные.

Потенциал влияния Беларуси на ликвидацию российско-украинского конфликта минимален. Создавшуюся кризисную ситуацию очень важно использоваться для перезагрузки старой экономической модели. Когда рецессия стучит в дверь, а соседи сцепились в опасном конфликте, нам важно в меру своих возможностей выполнять функцию миротворца и сконцентрировать усилия на решении внутренних проблем. Не нужно гнать вал — пора изгонять структурный «кал» из промышленности, сельского хозяйства и инфраструктурных секторов. Иначе он отравит здоровую часть экономики.

Сегодня на российско-украинский конфликт можно списать старые ошибки и неадекватные решения. Люди поймут, почему нельзя по-старому, почему четвертая пятилетка провалена и должна быть последней в белорусской истории.

Беларусь подошла к критической точке своей истории, когда она обязана поменять коней на переправе, если хочет раскрепостить новые источники роста и развития. Чем дольше мы будет пялиться на конфликты вокруг нас, втянув голову в плечи, тем меньше у нас будет шансов на успешный старт в мирное благополучное будущее.

-----------------------------------------------------------------------------------

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх