Вирус голода страшнее, чем COVID-19

Медиа нас постоянно пугает разными вселенскими катастрофами.

Медиа нас постоянно пугает разными вселенскими катастрофами. Сегодня на первых местах значатся две главные угрозы человечеству: вирус COVID-19 и глобальное потепление на планете. Помню, что в марте прошлого года, когда ВОЗ объявила пандемию COVID-19, чиновники этой организации говорили, что смертность инфицированных вирусом может составить 3,4%.

В пересчете на абсолютные цифры это означало, что нынешняя пандемия по количеству жертв может превзойти известную «испанку» (эпидемия гриппа, которая в 1918—1920 гг. унесла около 50 миллионов человеческих жизней).

На данный момент (середина августа 2021 года), по данным университета Джона Хопкинса, которые подтверждает ВОЗ, общее количество умерших от коронавируса в мире составило 4,34 млн. человек. Я сейчас даже не касаюсь вопроса, насколько этим цифрам можно доверять. Но даже приведенная цифра свидетельствует, что прошлогодние «алармисты» как минимум на порядок завышали ожидаемую смертность от пандемии.

Примечательно, что, давая страшные оценки ожидаемых в будущем смертей от коронавируса (а также от климатического потепления), Биг Медиа и многие чиновники ВОЗ перестали обращать внимание на те смерти, которые происходят «здесь и сейчас». Вот, например, ВОЗ недавно опубликовала оценку избыточной смертности в мире по итогам 2020 года.

Речь идет о превышении показателя смертности в прошлом году по сравнению с показателем позапрошлого года. Избыточная смертность составила 3 миллиона человек. Суммарная смертность от COVID-19 в прошлом году составила 1,8 млн. человек. На нее и списали избыточную смертность прошлого года. Но все равно остается не покрытых указанной причиной 1,2 миллиона человеческих смертей, происхождение которых ВОЗ до сих пор внятно не объяснила.

На самом деле оценка избыточной смертности в 3 миллиона, сделанная ВОЗ, сильно занижает приросты смертности. Есть оценки экспертов, которые называют цифры избыточной смертности 6-8 миллионов. ВОЗ сфокусировала внимание мировой общественности на «пандемии», а все остальное ушло за кадр.

А за кадром много чего интересного и страшного.

Лишь очень немногие эксперты обратили внимание на причины избыточной смертности, не связанные с COVID-19. Среди таких причин, пожалуй, на первое место можно поставить нарастающий в мире голод. Поговорим об этой нарастающей угрозе.

Ровно год назад, в августе 2020 г. глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бизли (David M. Beazley) заявил, что голод в мире может достигнуть «библейских масштабов».

Хочу обратить внимание на то, что тема «голода» и «недоедания» — постоянная в повестке дня многих международных организаций.

Таких, как ЮНИСЕФ (United Nations Children's Fund — UNICEF), Всемирная продовольственная программа ООН (United Nations World Food Programme — UNWFP), ФАО (Food and Agriculture Organization — FAO), Международный фонд сельскохозяйственного развития (International Fund for Agricultural Development — IFAD), ВОЗ (World Health Organization – WHO).

Но при этом голод в мире воспринимается преимущественно как проблема социально-экономическая. Такой ключевой аспект проблемы как смертность в результате постоянного голода и недоедания является далеко не центральным. Даже в восприятии ВОЗ.

Заслуживает внимания вопрос статистического освещения проблемы голода в мире. В силу того, что у разных международных организаций нет единых критериев того, что считать «голодом» и «недоеданием», в их статистике существует большой разнобой.

Вот, например, доклад ФАО «Положение дел в области продовольственной безопасности и питания в мире 2020». В нем приводятся следующие цифры голодающих и недоедающих в мире (млн. человек; в скобках – доля в общей численности населения мира, %): 2005 г. – 825,6 (12,6); 2014 г. – 628,9 (8,6); 2018 г. – 678,1 (8,9); 2019 г. – 687,8 (8,9); 2020 – 768,0 (9,9).

Как видим, на отрезке времени 2005—2014 гг. наблюдалось и абсолютное, и относительное снижение числа голодающих и недоедающих в мире. А затем начался некоторый рост абсолютного числа.

В 2020 году произошел резкий скачок – численность голодающих и недоедающих выросла более чем на 80 миллионов человек за один год (на 11,6%). А доля их в общей численности населения Земли достигла почти 10%. В докладе ФАО причина этого скачка объясняется почти исключительно локдаунами в экономиках многих стран мира, падением мирового ВВП, потерей людьми работы и доходов.

Встречаются и иные цифры. Вот свежий доклад ООН с предисловием генерального секретаря этой организации Антониу Гутерриша (Antonio Guterres), который называется «Global Report on Food Crises 2020». В нем говорится, что в прошлом году голод поразил в мире 155 млн. человек в 55 странах и юрисдикциях.

Прирост за год числа голодных примерно на 20 миллионов (на 14,8%). Это люди, которые, как отмечается в докладе, находятся в состоянии «кризиса или даже хуже того» (Crisis or worse). Распределение этого контингента по регионам следующее (млн. чел.): Африка – 97,9; Средний Восток – 24,9; Южная Азия – 15,6; Центральная Америка – 11,8; Восточная Европа – 0,6.

Приведенные из двух источников цифры числа голодных в мире сильно разнятся: соответственно 768 млн. и 155 млн. человек (в 2020 году). Различие почти пятикратное. Вероятно, речь о разных градациях голода.

Цифра 155 млн. человек отражает количество тех, кто действительно находится в критическом положении и может в любой момент умереть.

А вот еще одна цифра. Уже упомянутый Дэвид Бизли, глава Всемирной продовольственной программы ООН, выступая в декабре 2020 года на специальной сессии Генассамблеи организации заявил, что число голодающих в мире по итогам года удвоилось и достигло 270 млн. человек.

Хотя оценки масштабов голода в мире сильно разнятся, однако все источники подтверждают, что в прошлом году происходил резкий скачок числа людей, лишенных необходимого для поддержания жизни и здоровья питания. Смертность от голода уже нарастает.

И тут возникает очень важный вопрос: статистика числа голодающих имеется (хотя и очень разноречивая), а есть ли статистика умирающих от голода?

Ни одна международная организация, как выясняется, такой статистики не имеет. Нет ее даже у ВОЗ. И чиновники ВОЗ объясняют это очень просто: как мы можем учитывать смертность от голода, если нет медицинских диагнозов «скончался от голода»?

Да, человек умер от недоедания, но диагноз ему поставят какой-нибудь иной. А в той же Африке, где со здравоохранением и врачами плохо, могут вообще не поставить никакого диагноза. И даже смерть не зарегистрировать. Одним словом, ни методологии, ни механизмом учета умерших от голода на сегодняшний день нет. А раз нет статистики по умершим от голода, то и проблемы нет. Это вам не статистика по заболеваемости и смертности от коронавируса (или с коронавирусом).

В этом случае каждый человек под «прицелом» всяких медицинских надзоров. Даже в Африке наладили статистику заболевших и умерших от COVID-19. А вот наладить учет умерших с диагнозом «умер от голода» почему-то чиновникам из ВОЗ и других специализированных органов ООН в голову не приходит.

Потребность в статистике смертности от голода высока. И многие исследователи, не дожидаясь появления официальной статистики, делают собственные экспертные оценки.

Наиболее детальным и масштабным на сегодняшний день является следующее исследование: «Результаты исследования глобальных последствий болезней, 2017» («Global Burden of Disease Study 2017 (GBD 2017) Results»). Исследование проводилось Институтом медицинских измерений и оценок (Institute for Health Metrics and Evaluation — IHME), США (Сиэтл).

В работе приводятся показатели смертности от голода в расчете на 100 тысяч человек населения по миру, отдельным регионам, большей части стран и юрисдикций. Данные на две даты – 1990 и 2017 гг. В целом по миру показатель смертности от голода в 1990 году равнялся 8,99. В 2017 году он уже снизился до 3,32.

Очень заметный прогресс в снижении относительного уровня смертности от голода за 28 лет. По группе экономически развитых стран показатели составляли соответственно 0,51 и 0,45. А по экономически наиболее отсталым странам — соответственно 30,54 и 8,82.

Как видим, по наиболее бедным странам прогресс в деле борьбы с голодной смертью был особенно впечатляющим. Сразу отмечу, что показатели смертности от голода в данном исследовании сильно занижены. Если отталкиваться от показателя смертности по миру 3,32 (число умерших от голода в мире в 2017 году), то мы получим абсолютную величину умерших в мире от голода, равную 249,3 тысяч человек.

Авторы исследования не раскрывают методологию расчета показателя смертности от голода, но очевидно, что показатели сильно (многократно) занижены. Об этом можно судить, сравнивая исследование IHME с другими экспертными оценками. Между тем, исследование IHME все равно полезно, т.к. оно помогает сравнивать отдельные страны по уровням смертности. Выделить страны с высокой, средней и низкой смертностью от голода.

В группе стран с наибольшей относительной смертностью оказались такие страны, как Мадагаскар (57,41); Эритрея (33,12); ЦАР (33,24); Южный Судан (27,16); Зимбабве (25,52) Бурунди (25,35); Мали (23,16); Сомали (22,79); Чад (20,22); Гвинея (19,26); Сьерра Леоне (18,39) Гватемала (18,27); Демократическая Республика Конго (17,30); Буркина Фасо (17,28); Кения (15,74); Руанда (14,30) и т.д. Как видим, почти все «рекордсмены» — африканские страны.

А вот значения показателя в странах с большим населением: Китай – 0,62; Индия – 2,12; Бразилия – 3,23; Индонезия – 8,37; Мексика – 5,09.

Оказывается, в странах «Большой семерки» также имела место смертность от голода. Вот данные: США – 0,69; Канада – 0,33; Япония – 0,26; Франция – 1,29; Германия – 0,12; Италия – 0,12; Великобритания – 0,07. Как видим, в группе самых экономически развитых стран разброс очень большой: показатель по Франции более чем в 18 раз превышает показатель по Великобритании. Также следует обратить внимание на то, что показатель смертности от голода в США выше, чем в Китае.

В группе европейских стран, которые принято считать наиболее «благополучными», оказывается также имеется смертность от голода: Швейцария – 0,20; Дания – 0,26; Швеция – 0,30; Норвегия – 0,32; Люксембург – 0,40; Бельгия – 0,68. Получается, что у некоторых европейских «образцов благополучия» относительный уровень смертности от голода выше, чем, скажем, у Кубы (0,27).

По миру имеется немало стран, у которых относительная смертность от голода ниже, чем в «благополучных» странах Европы. Наиболее благополучными в плане низкой смертности от голода являются Австрия, Словения, Греция, Кувейт, Сингапур. У них показатель равняется 0,01.

На фоне всех «благополучных» стран очень благополучно выглядит и Россия с показателем, равным всего 0,11. Кстати, и большинство стран, которые образовались на месте СССР, несмотря на их серьезнейшие социально-экономические проблемы, относительная смертность от голода остается на удивительно низких уровнях: Беларусь – 0,12; Армения – 0,04; Молдавия — 0,02; Узбекистан – 0,03; Киргизстан – 0,15 и т.д. Из государств на постсоветском пространстве наиболее высокий уровень у Казахстана – 0,35.

Но это данные, отражающие ситуацию, которая была в мире четыре года назад. Резкое увеличение числа голодающих в мире неизбежно должно привести к росту коэффициентов смертности от голода в мире и в отдельных странах. На сегодняшний день имеются лишь отдельные фрагментарные оценки по прошлому и нынешнему году.

Вот, например, международная неправительственная организация Oxfam в прошлом месяце обнародовала доклад «The hunger virus multiplies: deadly recipe of conflict, Covid-19 and climate accelerate world hunger» («Вирус голода размножается: смертельный рецепт конфликта, Covid-19 и климат ускоряют голод в мире»).

В документе говорится, что каждую минуту от голода и недоедания умирают 11 человек. Это больше, чем темпы смертности от COVID-19, которые составляют около 7 человек в минуту. Вывод очевиден: акценты ВОЗ и разных ведомств неправомерно смещены от голода как главной угрозы в сторону вируса.

На блоге «Mercy Corps» в статье о голоде приводятся следующие данные: ежегодно от голода и недоедания в мире умирает 9 миллионов человек (оценка на 2017 год). Это больше, чем от малярии, туберкулеза и СПИДа вместе взятых. От голода умирает каждые десять секунд один ребенок. В целом голод убивает каждый год 3,1 миллиона детей. Примерно половина всех смертей детей в возрасте до 5 лет – результат голода.

В начале октября прошлого года Дэвид Бизли, глава UNWFP, заявил, что уже с начала 2020 года в мире от голода скончалось 7 млн. человек. Вероятно, по итогам всего прошлого года смертность от голода составила 9-10 миллионов.

На сайте «The World Counts» установлен счетчик умерших от голода в мире. На середину августа он показывал, что с начала года в мире число летальных исходов от голода составило 5,62 млн.

На этот момент число умерших от коронавируса в мире с начала года, согласно официальным данным, составило 2,53 млн. Если сравнить две цифры, то приходим к выводу, что смертность от голода в этом году на середину августа в 2,22 раза превышала смертность от «пандемии».

Уже не раз упоминавшийся Дэвид Бизли (глава UNWFP) неоднократно заявлял, что для спасения людей, голодающих по всему миру, надо найти всего около 5 миллиардов долларов. Увы, вопрос о такой помощи не ставится в практической плоскости на встречах в верхах и в международных финансовых организациях. Они озабочены другим: им надо найти 100 миллиардов долларов для оказания развивающимся странам помощи в проведении всеобщей вакцинации.


Валентин Катасонов

Источник

© content.foto.google.com

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    




Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх