Венесуэла: от кризиса к коллапсу

Производство нефти в Венесуэле сокращается с пугающей быстротой...

Производство нефти в Венесуэле сокращается с пугающей быстротой

... опустившись в декабре примерно до 1,6-1,7 млн баррелей в день. В этом году, согласно прогнозу Barclays, объем производства нефти в Венесуэле в расчете на год упадет до 1,43 млн с 2,18 млн баррелей в сутки в 2017 г., то есть на 700 тыс. Столь резкое снижение будет все больше ощущаться во всем мире, учитывая, что спрос на нефть стремительно растет, а коалиция членов и не членов ОПЕК продолжает поставлять на рынок на 1,8 млн б/д меньше.

Глобальные запасы нефти сократились настолько сильно, что неожиданные геополитические потрясения могут оказать намного больше влияния, чем в прошлом.

«Мы продолжаем считать, что имея сжимающийся нефтяной рынок в 2018 г., любой спровоцированный геополитическими событиями сбой поставок будет иметь более мощное воздействие, чем в последние годы, когда рынок был переполнен сырой нефтью, — пишет в аналитической записке глава отдела глобальной товарной стратегии RBC Capital Markets Хелима Крофт. —

Очевидной и непосредственной опасностью, за которой следует внимательно следить, является Венесуэла, чье производство, можно сказать, пересекло линию риска и находится в свободном падении».

RBC Capital Markets повторяет прогноз Barclays, ожидая обвал производства нефти в пределах 700-800 тыс. баррелей в день.

Это, безусловно, плохой сценарий для страны, которая переживает глубокий экономический, политический и гуманитарный кризис. Венесуэльское правительство находится в долговых тисках, и до сих пор неясно, как оно собирается выполнять обязательные платежи в этом году. МВФ прогнозирует, что в 2018 г. инфляция в стране достигнет 13 000%, а ВВП рухнет на 15%.

1

Инфляция в Венесуэле с 2015 года

Между тем, американское правительство рассматривает шаги, которые могут еще сильнее ухудшить положение Венесуэлы. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон объезжает Латинскую Америку, пытаясь получить поддержку ужесточения санкций против Каракаса. Он даже допускает введение запрета на импорт в США венесуэльской нефти.

Эта идея еще окончательно не утверждена, и она может иметь несколько возможных форм, включая использование финансовых санкций против венесуэльского экспорта, запрет на поставки венесуэльских товаров в США или запрет на экспорт из США разбавителя, необходимого Венесуэле для смешения с тяжелой нефтью. Все эти меры окажут серьезное воздействие на возможность Венесуэлы производить и экспортировать необходимый объем нефти.

Тиллерсон пытается договорится с Канадой и Мексикой о создании «рабочей группы», которая «смягчила» бы потери Карибского бассейна от эмбарго на венесуэльскую нефть. Неясно, почему Тиллерсон думает, что такая страна, как Мексика, где производство нефти продолжает снижаться, восполнит дефицит предложения в регионе после действий против Венесуэлы.

Кроме того, столь радикальный шаг, скорее всего, приведет экономику Венесуэлы к полному краху.

Тем не менее Тиллерсон, похоже, настроен на санкции, возможно, даже на эмбарго против венесуэльской нефти.

«Я не хочу вдаваться в подробности, так как мы собираемся провести срочный анализ того, как США могли бы смягчить негативное воздействие от этого шага на страны региона», — заявил Тиллерсон на пресс-конференции на Ямайке. Он добавил, что обсудит этот вопрос с президентом Трампом, который, как известно, поддерживает жесткие меры против Каракаса.

Тиллерсон также недавно как бы случайно упомянул возможный военный переворот. «В Венесуэле произойдут перемены. Мы хотим, чтобы это были мирные перемены», — подчеркнул Тиллерсон 1 февраля в Техасском университете в Остине перед своим латиноамериканском турне. Он предупредил, что администрация Трампа не выступает за смену режима, но его фраза о военном перевороте, безусловно, вызывает удивление.

«Мирный переход власти, мирные перемены всегда лучше, чем что-то противоположное. В истории Венесуэлы и других южноамериканских стран военные часто делали что-то подобное», — добавил он.

2

 Золотовалютные резервы Венесуэлы с 2008 года

22 апреля венесуэльское правительство обещает провести президентские выборы. Немногие ожидают, что они будут свободными и справедливыми, и ряд стран, включая соседнюю Колумбию, уже заявили, что не признают их результаты.

На этом фоне прогнозы аналитиков о снижении производства венесуэльской нефти на несколько сотен тысяч баррелей в день кажутся не такими страшными. Сегодня в мире существует большое количество потенциальных геополитических угроз, которые могут привести к дополнительному сокращению поставок нефти на мировой рынок.

И поскольку глобальные запасы нефти уменьшились до среднего уровня, осталось не так много пространства для ошибок. «Цены начнут расти, если произойдет какое-либо геополитическое обострение, так как у нас больше нет буфера», — написала на этой неделе главный нефтяной аналитик Energy Aspects Амрита Сен.

История экономического краха Венесуэлы

Экономика Венесуэлы построена на нефти: ее лидеры гордятся наличием самых больших подтвержденных запасов «черного золота» в мире, и всегда есть соблазн винить изменчивые нефтяные цены во всех невзгодах.

Нефть составляет 90% венесуэльского экспорта. Она помогает финансировать государственный бюджет и обеспечивает страну иностранной валютой для импорта необходимых потребительских товаров. Как итог, почти все в экономике, от туалетной бумаги для обуви, завозится из-за границы.

Когда цены на нефть взлетели в 2000-х гг., Венесуэла была завалена деньгами. В 2014 г. бум закончился. Долларовый поток резко уменьшился, в результате чего новый президент Николас Мадуро, пришедший к власти после смерти Уго Чавеса, столкнулся с не очень большим выбором.

Он мог позволить национальной валюте, боливару, обесцениться, но в этом случае взлетели бы цены на импортные товары.

Высокая инфляция противоречила бы эгалитарному духу боливарианского правительства Венесуэлы. Но самое главное — это сделало бы нового главу страны менее популярным.

Вместо этого Мадуро решил сохранить завышенный официальный обменный курс и ввел ограничения на импорт через жесткий правительственный контроль к доступу к иностранной валюте.

Результат оказался совсем не тот, что ожидали. С сокращением импорта стремительно пошли вверх цены. Мадуро попытался искусственно сдерживать их, в ответ товары либо исчезали с прилавков магазинов, либо оказывались на «черном рынке».

3_новый размер

Динамика добычи нефти в Венесуэле

Фискальные проблемы правительства лишь усугубили ситуацию. С сокращением наполовину нефтяных доходов резко увеличился бюджетный дефицит. Мадуро мог бы сократить расходы и увеличить налоги, но эти шаги для президента показались неприемлемыми.

Вместо этого Венесуэла включила печатный станок для оплаты счетов. Гиперинфляция еще больше подорвала национальную экономику.

Таким образом, нефть в Венесуэле из источника благополучия и процветания превратилась в источник кризиса и обнищания. Сильная зависимость экономики от углеводородов всегда опасна.

Взлет нефтяных цен накладывает повышающее воздействие на обменный курс, оставляя другие, ненефтяные, секторы в менее благоприятных условиях. Это увеличивает зависимость стран-экспортеров нефти от «черного золота» и усиливает негативные последствия при неминуемом снижении цен.

Правительства стран-экспортеров нефти знают об этом и часто пытаются минимизировать риски. Когда наступают тучные времена, некоторые направляют дополнительный доход на пополнение золотовалютных резервов, чтобы при наступлении кризиса были деньги для выполнения финансовых обязательств и покупки импортных товаров. Так, например, Саудовская Аравия имеет в своих резервах более $500 млрд.

Другие страны используют нефтяные доходы для вложения в суверенные фонды благосостояния, которые инвестируют в диверсифицированный портфель для смягчения долгосрочной зависимости от нефти. Так, активы фонда Норвегии составляют почти $900 млрд.

*************************

Чавесу повезло, когда он стал президентом, так как в 2000-х гг. цены на нефть били рекорды. Все полученные от продажи углеводородов деньги он тратил. С 2000 по 2013 гг. расходы как доля в ВВП увеличилась с 28% до 40%, что намного больше, чем в других крупных экономиках Латинской Америки.

Большие золотовалютные запасы позволяли много тратить. В 2000 г. Венесуэла имела достаточно резервов для покрытия более чем семи месяцев импорта, к 2013 г. их хватило бы всего на три месяца. За тот же период резервы России взлетели с 5 до 10 месяцев импорта, а Саудовской Аравии — с 4 до 37 месяцев.


Источник

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх