Трус или герой, предотвративший войну?

Игра в кошки-мышки между катерами и кораблями ВМС США и Ирана не прекращается многие годы.

Игра в кошки-мышки между катерами и кораблями ВМС США и Ирана не прекращается многие годы. В последнее время инциденты участились, а в конце августа этого года американский корабль даже открыл предупредительный огонь в сторону иранских катеров, приблизившихся на 200 метров.

Интересна история с захватом американских моряков в этом январе и судьба их командира.

12 января 2016 года две катера ВМС США, совершавшие переход из Кувейта в Бахрейн, оказались в территориальных иранских водах у острова Фарси. На борту американских катеров находилось 10 моряков (9 мужчин и 1 женщина), которые позволили окруживших их в море иранцам подняться на борт. Иранцы разоружили американских моряков, поставили их на колени, затем под конвоем отправили на остров. Американцы передвигались с поднятыми руками за головой, с повязками на глазах. Позже один из них заплакал, когда узнал, что их освободят. Все было заснято иранцами на видео и выложено в интернет.

После интенсивных переговоров госсекретаря Джона Керри с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Зарифом американцев менее чем через сутки передали ВМС США.

Со временем данный инцидент, как это часто бывает, оброс конспирологическими выдумками, мифами и легендами.

Видео американских моряков на коленях вызвало шквал эмоций по всему миру и в самих США. Но помимо этой сцены на видео было также запечатлено, как командир двух катеров лейтенант Дэвид Нарткер извиняется перед иранцами за вторжение в иранские воды. В СМИ его даже окрестили «Лейтенант Сорри (Извините)».

Дома американских моряков ждало тщательное расследование и множество допросов. В мае коммандер Эрик Раш, в подчинении у которого были захваченные моряки, был освобожден от обязанностей «из-за потери доверия к его способности командовать». Затем вылетел со своей должности и капитан Кайл Мосес. Еще несколько офицеров получили выговоры. Самих Раша и Мосеса, надо отметить, на катерах не было. Наказали офицеров выше по цепочке командования. Морякам же был сделан выговор и о них по большому счету забыли.

Другая судьба ждала 27-летнего лейтенанта Дэвида Нарткера, который собственно и командовал двумя катерами во время инцидента и который извинился на камеру перед иранцами.

Важный момент, что это извинение было произнесено не в момент захвата или допроса, а уже после решения о передаче американцев, непосредственно перед самой процедурой передачи и сделано как короткий неформальный ответ на вопрос младшего иранского офицера.

Нарткер тоже получил письменный выговор от ВМС США, что по сути ставит крест на его когда-то многообещающей безукоризненной и блестящей карьере офицера. Теперь Нарткер не может претендовать на повышение по службе, также рассматривается лишение его и существующих должностных обязанностей. Ему остается лишь уйти из флота.

Но Нарткер решил обжаловать наказание, впервые за все время расследования обратился к прессе и недавно дал интервью Foreign Policy, в котором рассказал, как все произошло, и заявил, что не считает себя виновным.

По словам Нарткера, к двум американским катерам приблизились два иранских катера с приведенными к бою пулеметами на борту. Нарткер думал о том, чтобы направить на одного из иранских пулеметчиков свою M4. Они посмотрели друг другу в глаза. На расстоянии в несколько метров Нарткер мог стопроцентно убить иранца, после чего американцам пришлось бы преодолеть 8-10 миль до международных вод под огнем пулеметов, а также к преследованию подключились бы другие иранские корабли.

К двум иранским патрульным катерам позже присоединились еще два, но уже не малых катера, а боевых корабля Ирана. Катера американцев были заблокированы.

Нарткер также понимал, что в случае его решения дать отпор в итоге будет как минимум один мертвый иранец в иранских, а не международных, водах, морской бой и вероятная эскалация конфликта до полномасштабной войны с Ираном. «Я не собираюсь убивать иранца из-за какой-то чертовой навигационной ошибки. У меня нет полномочий начинать войну», — сказал сам себе Нарткер.

Сегодня Нарткер считает: «Я поставил ВМС в неловкое положение и теперь из меня делают козла отпущения».

Он также заявил, что есть негласное понимание и правило, что по иранцам не надо стрелять, пока они непосредственно не открыли огонь по тебе. Провокационные сближения и кошки-мышки не редкость между американцами и иранцами, но ни у кого нет реального желания развязать войну.

С Нарткером согласны и другие офицеры ВМС США, правда, все на условиях анонимности. Они считают, что Нарткер поступил в ситуации правильно, учитывая, что американцы были в территориальных водах Ирана и, даже выиграв бой, потом бы США по полной отвечали перед мировым сообществом.

По мнению адвоката Нарткера, лейтенанта надо награждать, а не наказывать, так как он предотвратил гибель моряков на катерах и эскалацию конфликта в вооруженное противостояние и международный кризис. Адвокат в своей апелляции отметил, что Нарткер принял взвешенное и хладнокровное решение, и что не было никакого тактического или стратегического смысла в том, чтобы пойти на вооруженный конфликт с иранцами на тот момент.

ВМС США отвергли апелляцию на основании того, что Нарткер не провел необходимый брифинг для команды перед выходом в море, не смог проложить курс на бумаге и допустил навигационную ошибку, и даже не зарядил оружие. Пулеметы на катерах не были готовы к бою.

Дальше — больше.

Нарткер рассказал, что его катера были отправлены в море практически без предупреждения, о миссии сообщили менее чем за 24 часа, что пришлось с другого третьего катера оперативно снимать запчасти для мотора, чтобы хотя бы два катера вместо трех вышли в море.

На одном из катеров не было спутниковой связи.

На электронных картах не был помечен даже остров Фарси, так как эти карты составлялись для других корабельных маршрутов. Во время нахождения в море американский «оперативный центр связи» в Заливе не предупредил Нарткера, что его катера идут в иранские воды, хотя получал отчет об их движении и потом быстро нашел их местоположение по GPS.

Уже после того как катера покинули Кувейт на три часа позже графика из-за проблем с оборудованием связи, была изменена точка их дозаправки в море. По правилам дозаправка должна происходить до наступления ночи. Именно поэтому Нарткер решил срезать путь, чтобы его катера успели до ночи добраться до заправщика на новых координатах, да и чтобы ему попросту хватило топлива для этого.

В момент перехода на одном из катеров упало давление топлива и катера остановились для осмотра.

Нарткер также сообщил, что до данной миссии он неоднократно обращался к вышестоящим по званию с просьбой провести полноценные обучающие курсы по обращению с малознакомым команде навигационным оборудованием, но ему отказывали в этом.

Другие офицеры подтверждают, что материальное обеспечение и обучение экипажей катеров в ВМС происходит по остаточному принципу, хотя это не останавливает командование перед их использованием в рискованных миссиях.

Длительный переход в 250 миль в незнакомых водах был вообще в новинку для команды патрульных катеров, которые ранее не совершали выходы на такие расстояния и обычно оперировали вдоль побережья или в руслах рек на расстоянии не более 120 миль.

Нарткер заявил, что перед выходом из Кувейта его уверяли, что непривычный долгий и рискованный для катеров переход в Бахрейн является важнейшей фазой некой операции, но оказалось, что они спешили успеть на рядовые учения, а не для поддержки реальной ситуации. Как оказалось, один из вышестоящих офицеров вообще был против отправки катеров в Бахрейн из Кувейта.

Нарткер также отвергает обвинения, что один из его катеров не стал маневрировать и избегать приближения иранцев. Лейтенант заверил, что перед тем, как подошли крупные иранские корабли и иранцы высадились на борт, катера все же попытались уйти от двух первых патрульных катеров Ирана. На флоте, впрочем, понимают, что кто-то все равно должен понести показательное наказание. Там, тем не менее, обращают внимание на то, что пострадал не только один лишь Нарткер, но и ряд вышестоящих офицеров, что флот не ищет козлов отпущения и стрелочников, но пытается найти корень проблем.

Также Нарткеру вменяют то, что он мог бы держать язык за зубами на камеру, сообщить лишь свое имя, звание, личный номер, дату рождения, а не извиняться перед иранцами. Тем более, что именно из-за того, было извинение или нет со стороны США, разгорелся нешуточный спор как внутри страны, так и на международном уровне. США опровергали факт официального извинения, иранцы настаивали на том, что оно было. Извинения от захваченного лейтенанта перед передачей своим можно трактовать по-разному.

Пока лейтенант находится в своей части. Сегодня он борется за свое имя и репутацию и жалеет лишь об одном, что не настоял на том, чтобы катера вообще не выходили в ту миссию в существующих на тот момент условиях.

Лейтенант Дэвид Нарткер также уверен, что если бы он решился дать бой и выжил бы, то с вероятностью в 110% попал бы под военный трибунал в США, как зачинщик конфликта и разжигатель войны с Ираном.

-----------------------------------------------------------------------------

* — navoine.info

Введите Ваш email адрес, что бы получать новости:    



comments powered by HyperComments 
Бесплатный анализ сайта Рейтинг@Mail.ru
^ Вверх